Category: наука

беляев

Про Записки русского археолога


Я, наверное, сильно не преувеличу, если скажу, что вырос на книгах. Чтение было абсолютно бессистемное, читал всё подряд из того, что имелось в школьной и совхозной библиотеке. Тем не менее, со временем определились приоритеты и я стал больше ориентироваться на фамилии авторов, чем на названия книг.
Collapse )
беляев

Моя сова вылетает днём


Второе лето наблюдаю на своей деревенской пасеке сову. Небольшая, с заметно выраженным "лицом" и мохнатыми лапами. Я не мню себя знатоком птичьего царства, а тем более семейства совиных, но полагаю, что это сыч. Точнее, мохноногий сыч. Хотя могу ошибаться.
Collapse )
беляев

Про Тартарию, или Как богатый новгородский купец Садко в Золотую Орду ходил


В Евангелии от Луки можно прочитать замечательные слова: "И Я скажу вам: просите, и дано будет вам; ищите, и найдёте; стучите, и отворят вам, ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят". Я всегда помню это правило. Вот и в поисках загадочной Великой Тартарии я взял его за основу, пытаясь достичь поставленной цели, не пренебрегая никаким направлением, даже самым экзотическим.
Наверное, трудно среди нас найти человека, который бы не знал, что такое былины и не слышал об известном новгородце Садко. И в то же время навряд ли кто-то ответит на вопрос: куда, в какую сторону совершил свою поездку былинный герой? А ходил он с богатыми товарами да на тридцати "чёрныих караблях", как утверждает былина, не много-не мало в знаменитую Золотую Орду. Из Новгорода Великого, что у Ильмень-озера на реке Волхов. И где же, по каким местам пролегал его торговый маршрут?
Collapse )
беляев

О бесполезности истории, как науки


В течение последних двух-трёх недель идёт широкомасштабная дискуссия не столько вокруг фильма о 28 панфиловцах, сколько о самом факте их реального участия в отражении танковой атаки вермахта. Я не участвовал и не собираюсь участвовать в этой абсолютно бесполезной дискуссии. Я просто в этой дискуссии о событиях практически вчерашнего или от силы позавчерашнего дня, отражённого в большом количестве бесспорных письменных документов, вижу то, что никакой науки истории, во-первых, не существует, а, во-вторых, она и не нужна. То, что мы считаем наукой, на самом деле это сложный состав из некоторого описания реальных событий, щедро разбавленных идеологией и историческими мифами. Сегодня на наших глазах идёт процесс становления исторической науки в таких сопредельных государствах, как республики Казахстан и Украина. Привожу их в качестве примера только потому, что располагаю учебниками истории для ВУЗов той и другой. То, что нами со стороны зачастую воспринимается, как курьёз или анекдот, там, внутри республик пишется и преподаётся докторами наук, заучивается и сдаётся на экзаменах тысячами людей, получающими высшее образование. Если обе республики в перспективе сохранятся, как суверенные государства, то по истечении некоего количества лет нынешние "исторические опусы" будут восприниматься, как нечто само собой разумеющееся. Ведь в точности также когда-то писалась и наша история. В основание российской науки истории были положены труды академиков из немцев, в большинстве своём вообще не владевших русским языком (XVIII век). По большому счёту так называемая наука истории есть не более, чем служанка политики. Поэтому систематически переписываются учебники. Как в период Советского Союза нельзя было усомниться в правильности линии партии на разных этапах жизни нашего Отечества, так ныне уже чуть ли не уголовное преследование за, говоря языком Василия Макаровича Шукшина, искажение истории Великой Отечественной войны. Кто-то спросит, нужно ли преподавание истории? Только для расширения общеобразовательного кругозора и не более.

Collapse )
беляев

История: наука, искусство, миф ?


Это было очень давно, когда моё книжное собрание было небольшим, и только в мечтах я видел себя обладателем солидной библиотеки. Вот тогда мой книжный фонд и пополнился очередной новинкой: книгой Арсения Владимировича Гулыги "Искусство истории" (М.: Современник, 1980, стр. 288). Тем, кто интересуется немецкой классической или русской философией, это имя безусловно известно. Но данная книга, хотя и находится в русле исследований автора, тем не менее, стоит всё-таки особняком. В ней Арсений Владимирович обратился к несколько иному предмету - к истории.
"Близость истории искусству известна давно",- это самое первое предложение, с него начинается книга. А дальше автор выясняет "что такое история". Это одновременно и название главы первой книги. С моей точки зрения, это самая интересная часть книги. И к чему же он приходит в ней?
Collapse )