alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Category:

Про странности киевской археологии и загадку крепости на Ирпени


С утра включив компьютер, в "Яндекс-новости" увидел новое сообщение:"Кучма заявил, что Украина никогда не была полноценным государством". Открыл, прочёл. Прав Леонид Данилович. Честно говоря, он ещё, видимо, жалея чувства соотечественников, очень мягко сказал. На самом деле куда всё хуже. Правда в том, что Украина никогда не была настоящим государством, а украинцы не имели собственной государственности. "А как же Киевская Русь?- спросит самый начитанный. - Ведь был стольный Киев-град, в котором сидел Великий князь Киевский. Тот же, например, Владимир Святой, креститель Руси".

Что тут можно возразить? Кажется, всё давно и всем ясно. Я сам в студенческие годы читал знаменитую "Киевскую Русь" Бориса Дмитриевича Грекова. Написанная будущим членом-корреспондентом АН СССР и будущим директором Института славяноведения в 1939 году, книга была отмечена самой высшей наградой СССР - Сталинской премией. Для полноты картины надо обязательно добавить многочисленные труды академика, я думаю, из-под пера академиков появляются не статьи и книги, а именно труды, Бориса Александровича Рыбакова. Энциклопедии и справочники оценивают его не иначе, как "одного из самых влиятельных деятелей советской историографии". В качестве третьего богатыря от историографии укажу на ныне здравствующего Петра Петровича Толочко, директора Института археологии НАН Украины. Я думаю, что сегодня невозможно перечислить всех историков и археологов, стяжавших научную славу на имени Киева.

При таких обстоятельствах, кажется, только откровенный дилетант может в силу невежества усомниться в выводах этого сонма учёной братии. Я уже скромно молчу о летописях. Помните? "И сел Олег, княжа, в Киеве, и сказал Олег:"Да будет это мать городам русским". И всё же я готов рискнуть и облачившись в тогу невежды разыграть роль Шарикова из известного эпизода булгаковского "Собачьего сердца", когда "Филипп Филиппович локти положил на стол, вгляделся в Шарикова и спросил:
—Позвольте узнать, что вы можете сказать по поводу прочитанного.
Шариков пожал плечами.
—Да не согласен я.
—С кем? С Энгельсом или с Каутским?
—С обоими, — ответил Шариков
".

А что же я, в отличие от Полиграфа Полиграфовича, могу сказать по поводу прочитанного? Например, о времени княжения Владимира Ясна Солнышка? Известен он в исторических источниках под именами Владимир I, Владимир Святой, Владимир Великий, Владимир Креститель. Добавлю, что в крещении Владимир получил христианское имя Василий. Прославлен в лике святых как равноапостольный. День памяти в русском православии и католичестве — 15 (28) июля. С 2002 года святой Владимир считается небесным покровителем внутренних войск МВД России (Росгвардии РФ). Его образ освящён в Главной иконе внутренних войск, которая хранится в Преображенской церкви Храма Христа Спасителя. Как видим, личность данного князя широко известна, его правление и деяния скрупулёзно изучены. Княжил Владимир в Киеве с 978 по 1015 год. Наверное, именно с этого периода можно говорить о бесспорном главенстве Киева в Русской земле.


Стольный Киев град. Вот где, наверное, простор археологам и богатство находок, подтверждающих его статус. Но гадать не будем, а обратимся за помощью к специалистам. Нам нужен человек, хорошо разбирающийся в древнеславянской истории и не понаслышке знакомый с наукой археологией. Лучше, если к тому же он будет независим в суждениях от административного влияния наших учёных мужей. У меня есть подходящая кандидатура на эту роль. Знакомьтесь: Эдуард Мюле (Eduard Mühle), профессор Вестфальского университета имени Вильгельма в Мюнстере (Германия), автор книги "Славяне" ("Die Slawen"). Среди многочисленных его работ есть статья "К вопросу о начале Киева". Она была опубликована у нас в России в очень серьёзном историческом журнале, который называется "Вопросы истории" (1989, № 4, с.с.118-127). Желающие могут проверить и сами её прочитать.

Свою статью Эдуард Мюле начинает с констатации, что в советской историографии "в результате анализа археологических источников наряду с наблюдениями о топографическом, социально-экономическом и культурном развитии Киева с конца Х в. сложилась новая интерпретация и более ранней его истории: начало города датируется рубежом V—VI веков. Она заключается в том, что уже в VI—VII вв. поселения на правом берегу Днепра достигли стадии «эмбриона города», который в течение VIII—IX вв. превратился в «раннефеодальный город, а в IX—Х вв. стал вполне развитым средневековым городом». Эта концепция, подкрепленная празднованием в 1982 г. 1500-летия Киева, рассматривалась как общепринятая. Однако в противоположность «юбилейной концепции» часть историков и археологов считает, как и прежде, что образование Киева как города проходило в VIII—Х веках. Только в конце этого периода отдельные поселения слились в единое поселение городского характера. В связи с этим встает вопрос, как оценивались археологические источники, полученные в последние годы. Дают ли они достаточные основания для выдвинутой интерпретации?"

Как видим, он решил проверить достаточность и обоснованность археологических находок, чтобы ответить на вопрос: был ли Киев уже в IX-X веках "вполне развитым средневековым городом" или всего лишь только вновь образованным "поселением городского характера"? Напомню, что речь идёт о Киеве, каким он в действительности был, согласно археологическим данным, именно в княжение Владимира. Я не буду пересказывать скучную научную статью с массой специальных подробностей, а приведу дословный вывод автора, выполненный на основании всего известного массива археологических находок в Киеве. Слово Эдуарду Мюле:

"О поселениях на горах Щекавица, Детинка, в районе Печерска едва ли можно говорить ранее XI века. Лишь в отношении Копырева конца, который позднее примыкал к северо-восточной части города Ярослава, на основе некоторых данных можно предположить, что этот район был частично заселен уже в Х веке.

Картина, которая складывается в результате обозрения материалов исследований о киевском комплексе поселений последней четверти Х в., показывает ряд маленьких, топографически обособленных поселений, характер которых в отдельных случаях определяется лишь частично. На Замковой горе поселение существовало уже в VI—VIII веках. Его связь с поселением IX—Х вв., обнаруженным на том же месте, остается, однако, сомнительной. Оборонительные укрепления для всего времени существования поселения убедительно не подтверждены. Единственный участок, для которого зафиксировано искусственное укрепление, занимает около 2 га северо-западного участка Старокиевской горы. Обнаруженный здесь материал восходит к VI в., но контуры укрепленного поселения заметны не ранее, чем для VII—VIII веков. Только с этого времени жилища, возможно, также оборонительный ров и капище, свидетельствуют о непрерывности поселения. О «значительном и развитом поселении», как это звучит у Толочко, едва ли можно говорить уверенно.

Политико-административная и культово-религиозная роль этому поселению как центру в VII—VIII вв. еще не принадлежала. Датировка решающих археологических комплексов — оборонительного рва и капища — остается до сих пор неясной. Не исключено, что оба они возникли только в течение IX века. Для этого времени письменные источники, постепенно дополняющие археологические материалы, свидетельствуют о формирующихся функциях города Киева как центра. Отчетливо зафиксированы не только по летописям, но и по археологическим источникам (курганы княжеских дружинников, фундаменты каменных сооружений) военно-политические функции города как центра в Х веке. В то время поселение становится центром киевского конгломерата поселений.

Вопрос о распространении застройки уже в середине Х в. через ров на граничащий с ним некрополь в свете имеющихся сведений остается спорным. Подол заметно выделяется только с начала Х века. В середине Х в. он со своими усадьбами, частоколами и улицами выступает уже как развитый район города с выраженным торгово-ремесленным характером. На Лысой горе в районе позднего Копырева конца поселение зафиксировано только в Х веке. Было ли поселение на Лысой горе укреплено, неясно. Не исключено, наконец, что наряду с известными по источникам поселениями имелся ряд мелких усадеб и отдельных дворов в районе киевского комплекса поселений, например, на горах Детинка и Щекавица"
.

Как-то трудно эти небольшие разрозненные поселения признать "вполне развитым средневековым городом". К тому же, и это сразу же бросается в глаза, не найдено никаких заметных оборонительных сооружений. Я лично бывал на степных редутах и крепостях Горько-Пресновской линии. За четверть тысячелетия, несмотря на неблагоприятное воздействие человека и природы, они достаточно хорошо сохранились. Были-то всего: рвы - сажень глубины, валы - сажень высоты, но они есть. Или, например, крепостной вал в Тобольске. Полтысячи лет прошло, но часть его на месте. Если взять летописных ровесников Киева - Суздаль и Белоозеро. В последнем, сейчас он Белозёрск называется, старинные земляные валы своими размерами удивление вызывают. И в Киеве есть крепость. Только построена она была в XIX веке. Первые же исторически известные крепостные сооружения, если их так можно назвать, были возведены в 1698 году, когда по распоряжению гетмана И. Мазепы-Колединского была восстановлена каменная ограда Киево-Печерской лавры.


Странная какая-то ситуация. Ещё более странное впечатление она производит, когда узнаёшь, что оказывается в 991 или 992 году (в одной из летописей указан даже 980 год) менее чем в двадцати километрах от Киева на берегу реки Ирпень князем Владимиром была построена мощная крепость Белгород (в истории известна под названием Белгород-Киевский, сейчас село Белгородка). Специалисты-фортификаторы утверждают, что её оборонительные сооружения превосходили все известные на территории тогдашней Руси, включая Чернигов и Рязань. По оценке историков Белгородская крепость была "самым прочным форпостом в обороне Киевской Руси от кочевников". Именно здесь находился княжеский дворец Владимира. Под стенами Белгорода не раз происходили бои, которые решали судьбу "Киевского государства". Один из эпизодов длительной борьбы с печенегами отражена в легенде о "белгородском киселе", записанной в летописи под 997 годом. В ней рассказывается, как печенеги, воспользовавшись отсутствием князя Владимира, осадили Белгород. В городе начался голод. По совету изобретательного горожанина жители выкопали два колодца, в один из них опустили бочку с киселем, во второй — с медом и угостили ими приглашенных печенежских послов. Поверив, что сама земля кормит белгородцев, печенеги сняли осаду. Согласно той же летописи, это было последнее известное нападение печенегов на Русь. Высокое значения Белгорода подтверждается наличием в нём собственного епископа.

Как это всё объяснить? Почему археологи не нашли большой и богатый Киев X века? Почему Владимир не укреплял стольный Киев, а строил в его близости крепость на Ирпени? Если действительно Киев столица и богатейший на Руси город, то почему печенеги осаждают укреплённый Белгород и оставляют без внимания Киев? Остаётся последний вопрос: "Был ли в действительности Киев стольным городом в X веке?"
Tags: Белгород-Киевский, Киев, Киевское княжество, Русская земля, Русь, князь Владимир
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 16 comments