alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Category:

Про первый круг Солженицына



Наконец-то это произошло. Я его всё-таки осилил. Было трудно и нудно, но я сибиряк, а ещё Высоцкий утверждал:"Упрямые они...". Если верить аннотации, я читал и прочитал "один из лучших романов всемирно известного русского писателя". Учитывая, что эта оценка относится к 1991 году, когда была издана настоящая книга, со второй частью характеристики про "всемирно известного русского писателя" я бы спорить не стал. Кто же будет спорить, по крайней мере, фамилия Солженицын благодаря Александру Исаевичу стала известная. Что же касается признания "В круге первом", как "одного из лучших романов", то разрешите усомниться.
Не надо быть профессиональным литературоведом, а такие существуют, и даже наука такая есть, литературоведение называется, чтобы объективно оценить достоинства и недостатки сего творения. Что бросилось мне в глаза сразу? Крайний антисталинизм в русле примитивно-поверхностного секретного доклада Никиты Хрущёва, сделанного им по окончании XX съезда КПСС. И действительно, из авторского посвящения следует, что роман "В круге первом" писался в те же 1955-1958 г.г. Это то, что касается сталинизма или антисталинизма, каждый волен выбирать, кому что нравится. Но вот что я заметил, он у Александра Солженицына обдуманно уходит в крайний антисоветизм, приобретающий в конечном итоге черты самой настоящей и откровенной русофобии. И это не выдумки предвзятого читателя. К тому же автор романа в доказательство своей позиции неоднократно ссылается именно на "колокольных дел мастера" Александра Герцена, вставшего в своё время против России на сторону Польши. Так и сам Солженицын, и герои его романа: карьерный дипломат Володин, выпускник университета и бывший артиллерийский офицер Нержин однозначно не на стороне СССР, а вместе с США и атомной бомбой против СССР. У автора даже полуграмотный дворник Спиридон в конце концов высказывает вслух заветную мечту: он согласен лично и со всей семьёй погибнуть под американской атомной бомбой при условии, что такая же участь постигнет и Самого Главного, то есть Сталина.
Трудно перечислить всех героев романа - их, во-первых, слишком много, а, во-вторых, большинство из них вообще никакого отношения ни к основным, ни к боковым сюжетным линиям отношения не имеют. Они неожиданно и непонятно для чего появляются в романе, например, как пленные немцы, как Мамурин или генерал Словута, и навсегда исчезают, бесследно растворяясь, словно привидения старинных английских замков. И вообще, вся фабула этого романа, втиснутая в трое суток: суббота, воскресенье и понедельник, и его сюжетные линии: Володин со звонком в посольство и отношения зэка Нержина с аспиранткой женой элементарно и без какого-либо насилия укладываются в рамки небольшой повести. Но роман?
Он переполнен размышлениями, монологами и диалогами по темам, чего вы думаете, основ марксизма-ленинизма. Тут можно найти всё, начиная от книги Владимира Ульянова/Ленина о материализме и эмпириокритицизме и заканчивая правилами формальной логики и тремя законами диалектики. Если кому-то не "посчастливилось" в студенческие годы постигать законы перехода количества в качество или отрицание отрицания, то милости прошу на страницы так называемого романа Александра Солженицына, здесь вы о них узнаете во всех подробностях, будто перед вами "Краткий курс истории ВКП(б), а не роман.
Читая роман, я никак не мог отделаться от впечатления, что это тот же самый "Один день Ивана Денисовича", но подвергшийся кардинальной переделке, перелицованный, как старый пиджак, где в качестве главных героев стали другие лица и иного социального уровня, а того же Ивана Денисовича теперь под именем Спиридона перевели из таёжного лагпункта в подмосковное Марфино и назначили дворником шарашки.
Если честно, то мне даже немного жаль Александра Исаевича. Я представляю, сколько времени и сил потратил он, чтобы в конце концов появился из-под его пера этот "роман" объёмом в 720 книжных страниц. Наверное, при этом предполагалось, что книга станет одним из бессмертных шедевров русской литературы. Но, смею вас заверить, судьбы ни "Войны и мира", ни "Преступления и наказания", ни "Тихого Дона", ни "Живых и мёртвых" роман "В круге первом" даже близко не разделит. И вообще не приблизится к ним. Жизнь сего солженицынского творения оказалась весьма не долгой и не завидной. Уже сегодня это мумифицированный труп, интерес к которому могут проявить только некие специалисты типа литературоведов. Так называемый массовый читатель, вдруг ежели такой неожиданно найдётся, в чём искренне сомневаюсь, последует за мной, как и я, наберётся терпения и продерётся через эти семьсот страниц, не утонув в многословии рефлексий непонятных героев, перевернув последнюю страницу и закрыв книгу, вздохнёт с большим облегчением и поставит её на полку, чтобы больше уже никогда не взять её в руки. По большому счёту, "В круге первом" - не художественное произведение, а сугубо идеологическое. Это не литература, а всего лишь замаскированный под литературу инструмент борьбы с тогдашним СССР, читай - с Россией, в которой Александр Исаевич Солженицын был далеко не последний солдат в рядах противника. Чем-то очень похож он не столько даже на Глеба Нержина, в биографии которого явно видна биография самого Александра Исаевича, сколько на Иннокентия Володина. И как-то трудно мне причислить его к сонму русских писателей. Всё-таки не наш он... Русский ли?
Tags: В круге первом, Солженицын Александр Исаевич, антисоветизм, антисталинизм, русофобия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 17 comments