alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Category:

Про деревенских ласточек


Потихоньку подмораживает. Завтра по календарю начнётся зима. Хотя у нас в Сибири зима, как правило, не соблюдает никаких календарных сроков. Поэтому ноябрь, особенно вторая половина месяца, это настоящая зима. Но только не в этом году. Почти ежесуточно днём температура бродила около нуля или близко к нему, а ночью чаще -5, чем -10. В магазинах и на рынках началась предновогодняя торговля, кучами лежат свежесрубленные сосны на продажу, а я до сих пор ещё не разгрёб материалы, накопившиеся за лето. Прежде чем браться за дело, надо определиться, что войдёт в первую очередь, а что можно отложить на потом. Для меня лично несомненно, что тема ласточек самая-самая летняя.


Например, грачи - это первые проталины. Скворцы - начало весны. А вот ласточки - это уже по летнему тёплые дни. Если они прилетели, всё!- затяжных холодов уже не будет. Улетели - кончилось лето. Никакого гидрометеоцентра не надо. Ошибки не бывает. Я специальных фенологических наблюдений по этому поводу никогда не вёл. Если кто не знает, феноло́гия (от греч. φαινόμενα — явления) — система знаний и совокупность сведений о сезонных явлениях природы, сроках их наступления и причинах, определяющих эти сроки. Хотя из школьного детства помню фенологические таблицы, читаные мною в книгах не то Бианки, не то Пришвина. У кого-то из них, не суть важно. Я как-то больше апеллирую к формуле по поводу памяти старожилов. Наверное, всем знакомо избитое журналистской братией выражение:"Такого не припомнят даже старожилы..."


Я же при случае, вспоминая дату своего рождения, начинаю осознавать, что с некоторой степенью осторожности могу причислять себя к указанной категории лиц. Нет, не журналистов, не будь они помянуты на ночь, а вот тех самых всё помнящих старожилов. А как старожил, я могу сказать, что в лесостепной зоне Западной Сибири ласточки появляются, как правило, сразу после 10 мая, то есть в первые дни второй декады. У моей матушки как раз в эти дни день рождения. А она всю жизнь прожила в деревне. И всегда с радостью сообщала, что именно в её день рождения снова вернулись ласточки. Я только недавно узнал, что первыми прилетают к своим прошлогодним гнёздам самцы. Самочки же где-то неделей позже.



Ласточки у нас жили всегда. Из года в год. Не помню случая, чтобы лето прошло без щебета ласточек в нашем дворе. Кажется, в этом нет ничего любопытного, но я знал дворы, в которых ласточки не гнездились. Что этому было виной, сказать не могу. Может быть место плохое, может быть люди нехорошие жили в тех дворах, одним словом, не знаю. Но матушка моя явно пользовалась благосклонностью своих пернатых квартирантов. Только что на голову не садились, а так никакой реакции даже вблизи гнезда, где сидел очередной желторотый выводок. Выводят же ласточки, как правило, два выводка в течение лета. Редко один. Однажды, не знаю по какой причине, но было три. В гнезде четыре-пять птенцов. И вот тут я останавливаюсь в явном недоумении.


Ласточки добывают еду только на лету. В порядке исключения, но опять же в полёте, могут схватить насекомое со стены. Птенцы вылетают из гнезда, не умея самостоятельно добывать пищу. Не знаю на протяжении скольких дней, но родители продолжают кормить своих уже хорошо летающих отпрысков. Этим летом один из вылетевших выводков облюбовал мой двор, так что я мог бы при желании даже провести учёт, чтобы узнать, сколько раз они кормили каждого из четырёх. Периодически подлетает то один, то другой родитель и, не присаживаясь передаёт корм из клюва в клюв очередному птенцу. Вопрос простой: как они учат птенцов ловить насекомых? Или не учат? Действует врождённый инстинкт и птенец сам по себе начинает ловить встречающихся ему в полёте мух?


Ещё любопытно видеть, как ласточки охраняют своих птенцов. Я уже молчу о проходящей через двор кошке или пролетающем за сотни метров мелком соколе. Но даже человек, приближающийся на какое-то критическое по оценке ласточек расстояние к их выводку, делается жертвой яростной атаки. Учитывая стремительный полёт атакующей ласточки и малое расстояние, трудно одновременно поймать её в кадр и нажать на спуск, чтобы он успел сработать в это мгновение. Почти все мои попытки сделать подобный кадр закончились безрезультатно, за исключением одного. Кстати, только на фотографии хорошо видно, что из себя представляет атакующая ласточка. Невооружённым глазом такие подробности, как широко раскрытый клюв, никогда не увидишь.


В толстенной монографии в шестьсот страниц "Животные Омской области: биологическое разнообразие" омского биолога Бориса Юрьевича Кассала прочитал очень интересную оценку деревенской ласточки:"Хозяйственного значения не имеет, но имеет эстетическое и этнокультурное значение". Действительно, у нашего народа, не могу подобрать точный термин, пусть будет такой, уважительное отношение к этой маленькой и вообще-то повседневно обыденной птичке. Можно в детском мальчишеском задоре, вооружась смертоносным для них оружием в виде рогатки, гонять воробьёв. Но ласточки - табу, некий неосознанный нравственный запрет. Нельзя! А почему? Может быть потому, что где-то там в далёком детстве моя бабушка Варвара Адамовна нам рассказывала какую-то притчу или сказку. Всего содержания не помню, напрочь забыл, за исключением финала. Мол, если умышленно разоришь ласточкино гнездо, она в отместку сожжёт твой дом. Вот всё забылось, я давно уже взрослый, а где-то в мозгу отпечаталась эта связь: разорённое ласточкино гнездо и сгоревший твой дом.


Ещё одно детское воспоминание. Во время игры вдруг обнаружили лежащую на земле мёртвую ласточку. Все собрались кольцом вокруг неё. Стоим, опустив головы. Жалко ласточку. Надо что-то делать? Но что? Не оживишь, не воскресишь. Просто оставлять валяться на земле что-то там, в душе, в детском сердце не позволяет. Ведь это ласточка. Кто-то предлагает захоронить её. И вот копаем ямку, аккуратно укладываем в неё мёртвую птичку, и засыпаем землёй. Могилку отмечаем палочкой и украшаем цветными осколками разбитой фарфоровой чашки. И в течение нескольких последующих дней навещаем эту могилку, чтобы убедиться в её сохранности.


Ближе к осени, выходя утром во двор, первым делом поднимаю голову и смотрю, на месте ли ласточки. Хотя дни стоят ещё тёплые и солнечные, но ступни ног однозначно свидетельствуют об остывающей земле. Кроме надоедливых и кусачих августовских мух почти не видно других насекомых. Как только будет пройден какой-то критическое порог их количества, ласточки исчезнут. Вчера ещё были, сидели на проводах, большой стаей носились в воздухе, а сегодня ни одной. Такое впечатление, что они улетают ночью. Не знаю! Вечером ещё были, а утром уже нет. Вот и лето прошло...
Сижу, выбираю фотографии, за окном снег и термометр, застывший на -12. Зима. А где-то далеко чужое лето и наши деревенские ласточки. Почему-то мне думается, что там, на тёплом юге, наши ласточки держатся большими стаями вне чужих населённых пунктов. Чужая земля, чужие люди... И навряд ли они, видя стаи стремительных птиц, догадываются, что перед ними чуть ли не домашняя деревенская птичка.





Tags: деревенская ласточка, птицы Омской области
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment