alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

«УРАЛЬСКИЕ ГОРЫ, ОТДЕЛЯЯ СИБИРЬ ОТ РОССИИ, ДЕЛАЮТ ЕЁ ОСОБЕННОЮ ВО ВСЕХ ОТНОШЕНИЯХ»

Эти строки принадлежат перу Александра Николаевича Радищева, автора известного и знаменитого «Путешествия из Петербурга в Москву» (1790). Нет, наверное, поэтому никакого смысла рассказывать в деталях о постигших автора последствиях. Скажем коротко, что вскоре вслед за анонимной публикацией указанного «Путешествия», согласно именному указу от 4 сентября 1790 года, «по милосердию и всеобщей радости» заменившему смертную казнь десятилетней ссылкой в Илимский острог, был отправлен 10 сентября того же года «под крепчайшей стражею» Александр Николаевич в новое «путешествие», на этот раз из Петербурга в Сибирь. Вернулся Радищев в Москву только 6 июля 1797 года. Благодаря этому «путешественнику» мы имеем возможность взглянуть глазами умного и высокообразованного человека на некоторые стороны тогдашней Сибири.
Меня, например, привлёк следующий отрывок из письма графу Александру Романовичу Воронцову. Это письмо было написано Радищевым 15 марта 1791 года в Тобольске:
«Время моего здесь пребывания я, по возможности, стараюся употребить себе в пользу приобретением безпристрастных о здешней стороне сведений. Если я столь счастлив могу назваться, что в глазах вашего сиятельства я почитаюся зрителем без очков, то я и ныне тщуся все видеть обнаруженно, ни в микроскоп, ни в зрительную трубу. Но, признаюсь, трудно уловлять истину, когда к достижению оной ведут одни только разногласныя повествования, изрекаемые обыкновенно пристрастием, огорчением и всеми другими страстьми, сердце человеческое терзающими.
Издавна не нравилось мне изречение, когда кто говорил: так водится в Сибири; то или другое имеют в Сибири – и все общия изречения о осмитысячном пространстве верст; теперь нахожу сие вовсе нелепым. Ибо как можно одинаково говорить о земле, которой физическое положение представляет толико разнообразностей, которой и нынешнее положение толико же по местам собою различествует, колико различны были перемены, нынешнее состояние ее основавшия; где и политическое положение, и нравственность жителей следуют неминуемо положению естественности; где подле дикости живет просвещение, подле зверства мягкосердие; где черты, пороки от ошибок и злость от остроумия отделяющия, теряются в неизмеримом земель пространстве и стуже за 30 градусов?
Уральския горы столь существенно различествуют в своей естественности от степи Барабинской, сколько жители оных от жителей степных. Крестьянин заводской есть совсем другой человек, нежели земледелец тарской и ишимской округи; и если Сургут, Туруханск изобилуют соболями, то почто дивиться, что в Ялуторовске их нет? А обыкновенно говорят: соболи родятся в Сибири. Если березовский житель кормится от табуна оленей, а томской уездной крестьянин может только успевать в земледелии, то хотя они оба сибиряки, однако же во многих вещах они между собою толико же различествуют, как агличанин от француза, proportion gard.
Перед глазами моими на стене прибита генеральная карта России, в коей Сибирь занимает почти 3/4. Хорошо знать политическое разделение государства; но если бы весьма учебно было бы в Великой России сделать новое географическое разделение, следуя в том чертам, природою между народами назначенной…».

Есть ли смысл комментировать вышеизложенные наблюдения и мысли Радищева? Я думаю, что всё сказанное знаменитым автором настолько ясно, что любые комментарии будут, наверное, излишни. Что здесь комментировать? То, что Сибирь представляет собою особенную страну, отличающуюся не только климатом, но и особенностями населения от остальной России? Как видим, Радищев в этом не сомневался. И у меня нет никакого желания искать какие-либо контрдоводы в обоснование иной позиции.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments