alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Categories:

Полковник Волков в плену и после плена



Я много лет собираю сведения о 91-й стрелковой дивизии I-го, то есть Ачинского формирования. Дивизия фактически прекратила своё существование о октябре 1941 года в Вяземском котле. Документов сохранилось чрезвычайно мало. Поэтому приходилось буквально по крупицам выискивать всё, что относилось к короткому боевому пути этого соединения. До недавнего времени практически ничего не было известно о последнем её командире полковнике Волкове. В конце концов мне удалось собрать достаточно сведений о нём, чтобы составить достаточно подробную его биографию до момента вступления в командование 91-й стрелковой дивизией 24 сентября 1941 года "Новый командир 91-й стрелковой полковник Волков" см.: http://alexa-bell.livejournal.com/50902.html

Первая неделя в дивизии для полковника Волкова никаких неожиданностей не принесла. Дивизия была обстрелянной - два месяца непрерывных боёв уже кое-чему научили и командно-начальствующий, и личный составы. Немцы сидели тихо, разведка доносила, что они капитально обустраиваются, готовясь к предстоящей зимовке. Хотя в 91-й дивизии людей было вполовину меньше от первоначального числа, всего семь с лишним тысяч, но это по новому сентябрьскому штату был полный комплект. Патроны, снаряды, артиллерийские орудия, пулемёты, винтовки - всё это было согласно нормам и даже больше. Ничего, казалось бы, не предвещало катастрофы.



2 октября 1941 года противник перешёл в наступление на вяземском направлении. В течение первого дня части дивизии были отброшены на восточный берег реки Вопь, понеся потери убитыми и пленёнными. Точное количество потерь неизвестно, но они не были значительными. Это связано с тем, что основной удар вермахта был направлен в стык между 91-й и 244-й стрелковыми дивизиями и непосредственно по позициям, занимаемым 244-й стрелковой дивизией. Поэтому в 91-й в основном под удар попал 503-й стрелковый полк и те батареи 740-го гаубично-артиллерийского полка, которые обеспечивали огневую поддержку пехоты. В течение двух суток части дивизии частично удерживали свои позиции, но наличия серьёзных боёв мне установить не удалось. Это объясняется тем, что основные немецкие силы, не задерживаясь, ушли к Вязьме, пытаясь окружить советские войска. В течение недели дивизия отходила на Вязьму, вероятнее всего без контакта с противником. В ходе отступления дивизия была частично дезорганизована. При достижении района Вязьмы комдив-91 полковник Волков имел под своим командованием лишь незначительное количество войск. В ряде источников приводится цифра 200 человек наличных сил в распоряжении Волкова. Но я этой цифре не верю, собранные мною данные свидетельствуют о более значительных силах дивизии накануне её разгрома.



Финал наступил в окрестностях Вязьмы. Есть широко известный отрывок из воспоминаний генерал-лейтенанта Лукина, относящийся к 11 или 12 октября 1941 года:
«Ко мне вбегает командир 91-й стрелковой дивизии полковник Волков:
— Товарищ генерал! Прорыв сделан, выводите штаб армии!
— Хорошо. А что касается меня лично, то я не уйду до тех пор, пока не пропущу все или хотя бы больше половины войск. Идите, расширяйте коридор и держите фланги прорыва.
Вместе с членом военного совета Ванеевым я выехал к месту прорыва. Но тут поступило донесение, что 2-я дивизия и часть 91-й стрелковой, не сдержав фланги, ушли вперед. Немцы вновь замкнули кольцо окружения
»

Из этих же воспоминаний генерала Лукина я первоначально узнал о том, что командир 91-й стрелковой дивизии полковник Волков, во-первых, тоже не избежал плена, а, во-вторых, в плен попал, будучи раненым. Вот как об этом написано в биографической книге о Лукине, когда он пришёл в себя в немецком госпитале:
— А у меня и пистолета не оказалось, — проговорил Лукин. — Выходит, не суждено нам было погибнуть в бою вместе с товарищами.
— А бой еще не окончен, Михаил Федорович.
Лукин обернулся на голос и увидел в углу на койке полковника Волкова.
— И вам не удалось вырваться из Семлевского леса?
— Ничего, товарищ командующий, мы еще повоюем. Только бы выжить, а там посмотрим, чья возьмет
.

Долгое время этот эпизод из книги оставался единственным свидетельством нахождения полковника Волкова в немецком плену. Из неё можно было узнать, что 3 февраля 1942 года генералов привезли на вокзал. Там к ним присоединили полковника Волкова, бывшего командира 91-й стрелковой дивизии. "В купе, куда втиснули раненых генералов и полковника Волкова, уже были немцы. Они начали было протестовать. Но сопровождавший военнопленных Стефан Цорн показал им свои документы, и они сразу притихли, потеснились. В Берлине пленных привезли в канцелярию одного из шталагов. Стефан Цорн увел куда-то полковника Волкова, оставив генералов на попечение маленького сгорбленного фельдфебеля, очевидно освобожденного от строевой службы. Фельдфебель окинул пленных насмешливым взглядом, задержался на Лукине и прошамкал на ломаном русском языке:
— На первый январь цвай миллионен руссише кригсгефанген есть умер, герр генераль… Ви понимайт?
Цорн вернулся один, без полковника Волкова.
— Где наш товарищ? — спросил Лукин.
— Не беспокойтесь, полковник Волков достаточно окреп, и ему здесь, в Германии, с вами не по пути.
Генералы переглянулись: что бы это значило? Но Цорн не стал больше распространяться о Волкове
".



На этом сведения о полковнике Волкове обрывались. После формирования сайта "ОБД Мемориал" стала доступной информация о нём из немецких источников, каковыми явилась транзитная карта военнопленного полковника Волкова. Из неё следовало, что пленён он был 13 октября 1941 года в районе Вязьмы.



Недавно вышедший многотомный справочник "Комдивы" подтверждает сведения из книги о Лукине и вносит лишь небольшие коррективы, сообщая, что "8 октября дивизия прорвалась к штабу армии, который в это время сам находился в окружении. В ночь на 10 октября её войска пошли на прорыв. Полковник И.А.Волков сумел прорвать кольцо и вывести личный состав с оружием, затем в составе группы до 5 тысяч человек пробивался на восток... В перестрелке с противником И.А.Волков был тяжело ранен и в бессознательном состоянии попал в плен. До 15 февраля 1942 года находился в лагерном госпитале в Смоленске, затем был переведён в город Лукенвальде (Германия), а оттуда в апреле – в лагерь в 40 км от Берлина".



А дальше начинается как раз то, что в книге о генерале Лукине было зашифровано словами Стефана Цорна:"Ему здесь, в Германии, с вами не по пути". В начале сентября из-под Берлина полковник Волков был откомандирован в распоряжение СД (Служба безопасности) и направлен в лагерь г. Валяу (Волау). Здесь он дал согласие вступить в «Боевой союз русских националистов» 3(БСРН) и в начале ноября 1942 года был направлен в город Люблин, где его назначили во 2-ю Русскую дружину СС начальником штаба и командиром учебного батальона по подготовке прапорщиков и унтер-офицеров. С марта 1943 года полковник Волков служил в 1-ом Русском национальном полку СС В.В.Гиля (псевдоним – И.Г.Родионов), сформированном при слиянии 1-й и 2-й Русских дружин СС, а с июня – в 1-й Русской национальной бригаде СС. Участвовал в боевых действиях против советских партизан. В июле (августе) 1943 года И.А.Волков был назначен В.В.Гилем (И.Г.Родионовым) начальником разведки бригады.



Далее можно найти очень любопытные подробности в книге Дмитрия Жукова и Ивана Ковтуна "1-я Русская бригада СС "Дружина". Нет никакого смысла её пересказывать, каждый может сам прочесть её. Я приведу только те сведения, которые связаны с переходом бригады на советскую строну и относящиеся непосредственно к полковнику Волкову:



"После недели переписки Гиль неожиданно поставил вопрос о гарантиях в случае перехода. Титков и Манкович заподозрили Гиля в неискренности, считая, что его готовность перейти на советскую сторону - хитроумная игра СД. Тем не менее партизаны запросили Москву и 23 июля получили ответ начальника ЦШПД П.К.Пономаренко: "Дать гарантию, усилить агитацию, использовав любую связь, в том числе и личную переписку с Гиль-Родионовым, для разложения его бригады".
Такое же указание, согласно воспоминаниям бывшего начальника БШПД П.З.Калинина, получило командование бригады им. К.Е. Ворошилова. Командиру соединения, Д.В. Тябуту, 23 июля 1943 г. было дано разрешение начать прямые переговоры с Гиль-Родионовым. Возможно, в тот момент обозначилось соперничество между партизанскими соединениями за то, кто быстрее распропагандирует Родионова.
Указания, поступившие из ЦШПД, навели командиров бригады "Железняк" на мысль о выпуске обращения, адресованного командованию "Дружины". Материал готовился при участии редактора партизанской газеты М.А.Загоровского. Партизаны обращались к Родионову, Богданову, Орлову, Волкову, Шепелеву и другим офицерам, призывая их одуматься. "После разгрома немецких войск в районе Курска и Орла, - писали народные мстители, - одни лишь идиоты могут цепляться за фашистскую Германию, как утопающий за соломинку".
В обращении предлагалось: всей бригаде перейти к партизанам. Чтобы переход прошел без эксцессов, давалась гарантия - никто из офицеров не будет арестован, кроме лиц, изоляции которых потребуют партизаны. Все офицеры будут восстановлены в советских воинских званиях, будут иметь возможность наладить переписку с родственниками, оформить для них через ЦШПД денежные аттестаты. Было дано обещание, что будет сделано все, чтобы они могли полностью реабилитировать себя перед Родиной.
Партизаны подготовили обращение в нескольких экземплярах - для каждого старшего офицера. Несколько дней спустя в бригаду "Железняк" доставили ответы. Исходя из них, стало проясняться, кто и какой позиции придерживается. Так, Богданов сразу отверг предложение партизан, написав, что будет "до последней капли крови сражаться за новую Россию". Полковник Волков сказал, что готов служить хоть самому черту, были бы только водка и женщины. Он и в самом деле ежедневно устраивал вечеринки и "свадьбы", причем не брезговал даже тем, чтобы вытянуть из тюрьмы "Службы предупреждения" тех женщин, которые были связаны с подпольем и подлежали расстрелу. Полковник Орлов писал, что разделяет в основном позицию партизан, однако он не очень верил в предоставляемые гарантии, не без оснований полагая, что за измену Родине их ожидает наказание. Майор А. Шепелев ответил расплывчато, сославшись на то, что он вынужден быть осторожным в своих словах.
(http://profilib.com/chtenie/128756/dmitriy-zhukov-1-ya-russkaya-brigada-ss-druzhina-36.php)


16 августа 1943 года бригада перешла на сторону партизанского отряда им. Железняка. Была переименована в 1-ю Антифашистскую партизанскую. С 8 марта 1944 года полковник Волков состоял в распоряжении Белорусского штаба партизанского движения, затем 11 апреля переведён в Москву и находился на лечении в эвакогоспитале по болезни. С 19 мая 1944 года по 8 марта 1945 года проходил спецпроверку в спецлагере НКВД в Подольске, затем был направлен в распоряжение Военного совета 1-го Украинского фронта. Сразу после войны с 13 мая 1945 года исполнял должность командира 9-й гвардейской воздушно-десантной Полтавской Краснознамённой дивизии в ЦГВ (в июле переименована в 116-ю гвардейскую стрелковую, а в сентябре – в 14-ю гвардейскую механизированную).



В том же 1945 году приказом по войскам Центральной группы войск полковник Волков был награждён орденом Красного Знамени. В представлении к награде, кстати, подписанном гвардии генерал-лейтенантом Лебеденко, тем самым Лебеденко, который в сентябре 1941 года передал Волкову командование 91-й стрелковой дивизией, я бы выделил слова о безупречной службе Ивана Алексеевича. Оказывается можно воевать на стороне Германии и оставаться безупречным офицером Красной Армии .
В этот же период был он был удостоен американского ордена "Легион Почёта" и чехословацкого ордена «Военный крест». 12 августа 1946 года полковник Волков был уволен в запас, а в январе 1947 года его арестовали, осудили к лишению свободы и приговором суда лишили воинского звания «полковник». Но 30 января 1956 года на основании ст.3 Указа об амнистии от 17.09.1955 года бывший полковник Волков был освобождён из мест заключения и восстановлен в правах. Что означают эти слова "восстановлен в правах"? Вернули звание? Ордена? До осуждения полковник Волков имел следующие награды: два ордена Красного Знамени, орден Красной Звезды, медали "XX лет РККА" и другие. Недавно мне сообщили, что бывший командир 91-й стрелковой дивизии Иван Алексеевич Волков похоронен на кладбище города Рудня Смоленской области. Других подробностей о дальнейшей его судьбе пока ничего найти не удалось.


Tags: 1-я Русская бригада СС "Дружина", 91-я стрелковая дивизия, полковник Волков Иван Алексеевич
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 8 comments