alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Categories:

Генерал-майор Петров: Отход к Омску



Генерал-майор Павел Петрович Петров 18 сентября 1919 года вступил в командование 4-й Уфимской генерала Корнилова дивизией Русской Армии адмирала Колчака. Привожу небольшой отрывок из его воспоминаний, связанный с отходом вверенной ему дивизии к Омску.
"Потянулись дни ежедневных отходов вдоль железной дороги к Омску. Красные после успехов в Петропавловске начали нажимать всё энергичнее, особенно когда выпал снег, подмёрзла почва и можно было двигаться даже без дорог.
От Петропавловска до Омска 15-20 переходов; надо было ожидать, что через две недели мы будем под Омском. По опыту знаем, что раз начался отход, не могут помочь приказы:"прочно занять и упорно оборонять", "задерживать во что бы то ни стало" и т.д. Решишь воспользоваться благоприятными местными условиями и дать отпор следующим по пятам красным, смотришь, - сам попадаешь в неприятную историю, из которой с трудом выкручиваешься, так как оказываешься в одиночестве. На пути к Омску у нас было не менее трёх таких историй. И всё потому, что соседи - с одной стороны, Сибирские казаки, а с другой, части Волжской группы - осаживали на чересчур большие расстояния".




"В одном месте задерживаем красных, оставляем на месте боя арьергард, а остальное отводим подальше, чтобы приготовиться к обороне завтра; связываемся с соседями - они на месте. Через несколько часов к нам приезжает соседний штаб дивизии и подтверждает, что расположение их частей обеспечивает нас: сговариваемся на утро. Через час наша разведка доносит, что колонна красных подходит к деревне с той стороны, где расположены были соседи. Еле-еле успеваем предупредить свои части, оставленные далеко впереди, чтобы вывести их без потерь. Оказывается, что соседи свернулись без приказания начальника дивизии, как только тот выехал к нам".



"В другом месте, в районе большой казачьей станицы Николаевской узнаём, что соседи, отходящие вдоль железной дороги, далеко назади, а красные рядом с нами. У нас полдивизии оставлено далеко. Спешно посылаем охранение, посылаем предупреждение, ориентируем подошедшие с нами на ночлег части 12-й Уральской дивизии - через час загорелся бой. Частям дивизии в арьергарде пришлось проделать за день и ночь до 50 вёрст, чтобы соединиться".



"Вот большая казачья станица Волчья. Отличные дома, как в городе, жителей уже мало. Морозный день. Рядом местность очень удобная, чтобы задержать красных. Решили занять опушку рощи. Красные появились верстах в шести и, выяснив, что невыгодно двигаться прямо по открытой местности под огнём, видимо, изобретают какой-то маневр. Можно бы и нам предпринять что-нибудь, но уже есть сведения, что люди, одетые в ботинки с обмотками, не выдерживают. Ещё при движении кое-как согреваются. Единственно возможный способ действий - тоже маневр. Отказываемся, так как имеем сведения, что соседи на севере - Сибирские казаки - поддались назад больше, чем нужно".



"Близко Омск: что там? Слышали, что там формируется какая-то ударная группа, что укрепляется плацдарм на западном берегу близ Иртыша, что предполагается активная оборона. По другим сведениям, готовятся двинуть армии на юг, так как Иртыш ещё не замёрз, мост один - железнодорожный, паромная переправа невозможна, так как плывёт мелкий лёд - "сало". При всём желании верить в благополучный выход из положения, веры нет, и, зная по опыту, как скверно полагаться на всякие укреплённые полосы, плацдармы, обеспеченные переправы, мы настойчиво добиваемся подробной ориентировки".



"(...) Перед самым Куломзино дивизия получила распоряжение занять укреплённую позицию, а затем отойти в резерв в Куломзино, передав позицию Екатеринбургской дивизии. Отпало одно: Иртыш 10-11 ноября стал, возможна переправа по льду. Ночью на 14 ноября мы узнали, что направление вдоль железной дороги Ишим-Омск особенно угрожаемо - наши части отходят назад, не задерживаясь. Ночь была холодная, снежная, с метелью. Один из наших батальонов, бывший впереди на дороге в будке, подвергся нападению; трудно было разобрать силы и кто именно нападал, но люди нервничали".



"После бессонной ночи, рано утром 14-го я выехал в свой тыл, чтобы осмотреть приготовленные укрепления и затем сговориться с начальником Екатеринбургской дивизии о смене нас. Имея карту с обозначением проектированных укреплений, я с большим трудом отыскал на местности готовые укрепления. На ровном поле вырыто несколько окопов, по обе стороны железной дороги. Окопы не в рост, а большею частью "с колена"; ни землянок, ни приспособленных для обороны построек в общей линии. Перед окопами набросаны круги колючей проволоки, местами колья..."



"Не успела ещё Екатеринбургская дивизия сменить нас, как мы получили распоряжение выступить из Куломзина, перейти Иртыш по льду около монастыря и стать в южных предместьях города. Тронулись и через несколько часов получили распоряжение двигаться за Омск. В Омск будто бы с севера вошли красные. Был уже вечер. В сумерках послышались взрывы, начались пожары. Мороз, мгла, красное от зарева небо, бесконечная лавина людей и обозов по пути из Омска к востоку".

(Источник: Петров П.П. От Волги до Тихого океана в рядах белых. М.: Айрис-пресс, 2011, с.с. 163-165.)
Tags: 1919, Омск, генерал Петров Павел Петрович, отход
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments