alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Categories:

Зверски замучен кулаками, или Фальшивая страница истории


http://surgut.vsemetri.com/files/posts/2016/02/20/56c7f6bd1c19e.jpg
Мне лично история России всегда представляется в виде такой основательной, фундаментальной книги, в которой каждая страница содержит какой-то факт отечественной истории. Но когда раскрываешь эту книгу, то неожиданно обнаруживаешь в ней множество фальшивых листов, вклееных в неё кем-то грубо, неопрятно, топорно. Глядя на такую работу, удивляешься не только смелости или, правильнее говоря, наглости фальсификаторов, но и поведению подавляющей массы читателей, которые не только не замечают грубой подделки, но сами, в свою очередь, в непонятном упоении пересказывают струящуюся с таких страниц ложь, раскрашивая её дополнительными красками.
Вот, например, в известном и богатом сибирском городе Тюмени прямо напротив корпуса государственного университета на Площади Борцов Революции, как и положено, стоит памятник Борцам Революции от благодарных потомков. К нему, наверное, по красным датам эти самые благодарные потомки приносят цветы, а молодожёны, допускаю такую версию, фотографируются на память. Привычная на протяжении многих десятилетий картина. Кого же и за что так бережно чтят благодарные потомки сибирских мужиков?



Если судить по скульптурной группе, где суровый пролетарий с наганом бережно прикрывает, как я догадываюсь, красное знамя, а бородатый крестьянин в солдатской шинели настороженно всматривается в даль, сжимая в руках винтовку, готовый не задумываясь отдать собственную жизнь, защищая юную и невинную Революцию от озверевших помещиков и капиталистов и прочей Антанты, то поведение потомков вполне объяснимо. Но память моих дедов из далёких двадцатых заставляет усомниться в достоверности истинных лиц Борцов Революции, утверждая, что произошла подмена. Кто-то с какой-то непонятной целью изменил их характерные черты на совершенно другие. Неужели настоящие Борцы Революции выглядели иначе?


Я внимательно читаю надписи на памятнике. Вот погибли на станции Заводоуковской товарищи Потапов и Васильев. Никто не знает, кто они были такие. Может быть действительно из рабочих или крестьян и тогда правомерными являются скульптуры памятника. Остались совершенно безвестными тридцать человек, погибших в бою на станции Ишим, и обозначенные общим именем "красногвардейцы". Вероятнее всего они были из числа так называемых "интернационалистов": венгров и австрийцев, подданных Священной Римской империи, более известной, как Австро-Венгрия. Навряд ли были из местных жителей, например, Дульнис и Ольберх, указанные в одной из надписей на памятнике. Но не исключаю и возможного присутствия жителей Поднебесной, коих число среди Борцов Революции оказалось немеренным. Кстати, фамилия одного тоже здесь есть: Чин-лин. Но несомненно, что самым значительным Борцом Революции является "зверски замученный кулаками губернский продкомиссар Инденбаум".


Инденбаум? Губернский продкомиссар? Есть в моей личной библиотеке очень объёмный том на 744 страницы. Называется он "За советы без коммунистов: Крестьянское восстание в Тюменской губернии. 1921: Сборник документов" (Новосибирск, изд-во "Сибирский хронограф", 2000). Как видите, это не художественное произведение. Так вот многие и многие документы, содержащиеся в данном сборнике, подписаны именно губернским продкомиссаром Инденбаумом или ему адресованы. Кто же такой этот самый Инденбаум?
В документах, как было принято в ту теперь уже почти легендарную пору, фигурирует в основном фамилия: Инденбаум, Инденбаум, и лишь изредка промелькнут инициалы - Г.С. Чуть ли не в комментариях нашёл их расшифровку: Григорий Самойлович. И год смерти - 1921. Больше ничего. Пришлось обратиться к справочникам. В итоге сведений добыл немного, но всё-таки они позволяют нарисовать характерное лицо Борца Революции.
И так, Инденбаум Гирш Самуилович. Рождения 1895 года. Уроженец Могилёвской губернии. Из евреев. Образование средне-техническое. Специальность техник-механик. Во время первой Мировой войны был призван в армию и сначала служил в 8-м гренадерском полку. Здесь в 1915 году вступил в партию большевиков. За антивоенную агитацию в марте 1916 года был отправлен на фронт. Звание - подпрапорщик. После Февраля избирается в полковой, корпусной и армейские солдатские комитеты. После Октябрьского переворота он в Минске заместитель комиссара снабжения Западной области и фронта, член областного исполнительного комитета советов (Облискомзап). С весны 1918 года Инденбаум председатель Смоленского уездного исполкома советов и членом райкома РСДРП(б), с ноября 1918 года непродолжительное время председатель Рославльского исполкома советов и районный продовольственный комиссар. После восстановления советской власти в Могилеве возглавлял местные революционный и продовольственный комитеты, заведующий отделом финансов и комиссар банков. Затем член Гомельского губкома РКП(б) и губисполкома, член президиума губисполкома советов. С декабря 1919 года начальник управления гражданских продовольственных органов Наркомпрода Украины, а после освобождения в феврале 1920 года от деникинцев Одессы – председатель особо го продовольственного комитета Одесской губернии, член президиума Одесского губисполкома советов. Таким образом, к началу 1920 г. Инденбаум вырос в руководителя губернского масштаба, стал заметной фигурой не только среди продовольственных, но и советских работников. По сведениям профессора В.И.Шишкина, вполне вероятно, что Инденбаум был делегатом 5-го Всероссийского съезда советов. В середине лета 1920 года Наркомпрод РСФСР откомандировал Инденбаума в Омск в распоряжение председателя Сибпродкома П.К. Когановича. В свою очередь Коганович – несмотря на то, что Тюменская губерния подчинялась не сибирским, а уральским партийно-советским руководящим органам, – направил Инденбаума в распоряжение Тюменского губкома РКП(б) для назначения на должность губпродкомиссара. Вот так Гирш Самуилович Инденбаум появился в Сибири чуть ли не на главной должности в Тюменской губернии. Полномочия у него по тому времени были исключительные. Практически никаких ограничений и подчинение непосредственно только Москве.
Как видим, товарищ Инденбаум на баррикадах не дрался и в годы Гражданской войны на фронте не был. Он, как видно из биографии, предпочитал бороться за Революцию на фронтах снабжения, продовольствия и финансов. Ну что же? Каждому своё.



20 июля 1920 года Ленин (Ульянов) подписал декрет "Об изъятии хлебных излишков в Сибири", согласно которому "Совет народных комиссаров во имя доведения до победного конца тяжкой борьбы трудящихся с их вековыми эксплуататорами и угнетателями постановляет в порядке боевого приказа:
1. Обязать крестьянство Сибири немедленно приступить к обмолоту и сдаче всех свободных излишков прошлых лет.
2. Виноватых в уклонении … граждан карать конфискацией имущества и заключением в концентрационные лагеря как изменников делу рабоче-крестьянской революции
".
Кроме хлеба, продразверстка распространялась на картофель и овощи, домашнюю птицу, табак, мясо, шерсть, овчину, кожи, сено, валенки, масло и ещё ряд позиций. На плечи сибирского крестьянина ложились очистка от снега железнодорожных путей, лесозаготовка, гужевые и иные повинности. И все это ради того, чтобы спасти революцию. Напомню, что активные военные действия Гражданской войны почти повсеместно закончились.
3 сентября 1920 года появляется на свет постановление Тюменского губисполкома советов и коллегии губпродкома о развёрстве хлебофуража и маслосемян за подписью, в том числе, Инденбаума. А через четыре дня, 7 сентября Инденбаум рассылает своё циркулярное письмо всем продработникам губернии:
"Дорогие товарищи! В необычайно тяжёлый для советской республики момент пришлось мне стать во главе продовольственного дела в Тюменской губернии... Ни одной минуты колебания по выполнению развёрстки в деревне. Через вас должна осуществиться твёрдая рука рабоче-крестьянской власти... К тем продработникам, которые почему-либо вздумают нарушить те или иные приказания, я буду строг и беспощаден".
Вот так функцию твёрдой руки рабоче-крестьянской власти в Тюменской губернии исполнял товарищ Инденбаум Гирш Самуилович. Я помню, как учителя истории благостно повествовали нам о злодеях кулаках, не желающих отдать какие-то несчастные излишки хлеба в пользу родной власти.
Но сначала несколько подробностей о сибирском мужике. На 1917 год в Сибири проживало 9 миллионов человек, из них три четверти - в её западных губерниях. 90% сибиряков занималось сельским хозяйством. В Сибири, в отличие от Европейской России, были иные особенности общинного землепользования. Здесь пашни не делились на отрезки, полосы и т.п. Помните некрасовское:"Только не сжата полоска одна"? У нас никаких полосок в принципе не было. У каждого была своя пашня. И чаще всего крестьянин пахал, где хотел и сколько мог. Западная Сибирь значительно опережала все другие районы страны по развитию молочного животноводства. По переписи 1917 года, здесь на 100 жителей имелось 40,9 коровы, в то время как в Европейской России - лишь 17,5. Но вернёмся к продразвёрстке. Согласно инструкции Тюменского губпродкома от 12 октября 1920 года, "параллельно с государственной развёрсткой производится развёрстка внутренняя, т.е. извлечение излишков, оставшихся у кулака, середняка и бедняка сверх количества по выполнении развёрстки и удовлетворении своих нужд по норме".
Как видим, хлеб подлежал изъятию у всех без исключения, а не только у так называемых кулаков. Но и у середняка, и у бедняка. При этом развёрстка накладывалась не на конкретный двор, хозяйство или лицо, а в целом на деревню или село. То есть, коллективная ответственность всей общины.


http://ribalych.ru/wp-content/uploads/2016/02/vosstanie-1921-goda_105.jpg

А от комиссара Инденбаума шли телеграммы-приказы на места:"Будьте жестоки и беспощадны ко всем волисполкомам, сельсоветам, которые будут потворствовать невыполнению развёрсток... Уничтожайте железной рукой все тормозы, дезорганизующие вашу работу".
Через две недели снова:"Предупреждаю, что за противодействие развёрстке виновные будут мной караться самым беспощадным образом. Губпродкомиссар Инденбаум".
Изымали не только хлеб. Одновременно осуществлялись следующие виды только государственных развёрсток:
1. Хлебная;
2. Мясная;
3. Яичная;
4. Птичная;
5. Овощная;
6. Овчинная;
7. Лён-конопля;
8. Масличные семена;
9. Шерстяная и валенки.
Если по отношению к помещику и капиталисту в 1917 году можно было осуществлять политику "Грабь награбленное!" или более благородно то же самое, но с использованием иностранных слов "Экспроприация экспроприаторов", то как правильно назвать то, что обрушилось на сибирского мужика осенью 1920 года?
И народ заволновался. К тому же начались аресты, взятие заложников, избиения и порка плетьми, стрельба продотрядов и воинских команд по толпам возмущённых людей. Жертвами такой стрельбы чаще всего становились женщины. Не верите? Тогда только одно предложение из "Оперативной сводки штаба 61-й стрелковой бригады войск ВНУС" от 26 ноября 1920 года:"Предупреждение стрельбой вверх не действовало, тогда по толпе был дан залп, после чего толпа разбежалась". Это деревня Максимовка Ишимского уезда. А вот телеграмма Иденбауму из моего родного Абатского района от 5 декабря 1920 года:"Конфискованы мною в деревне Пестова Чуртанской вол. у всех зажиточных пятидворок за отказ от выполнения развёрсток крупно-рогатый скот, лошади и весь хлеб, молоченый и немолоченый. Райпродкомиссар Николаев.".


Нынешние коммунистические неофиты, нашедшие себе занятие в борьбе с памятниками адмиралу Колчаку, любят живописать порку крестьян белыми карательными отрядами в Гражданскую войну. Но, наверное, с их точки зрения надо благом считать действия начальника продотряда Гуляева и ишимского райпродкомиссара И.И.Гущина, применявших массово оружие и порку плетями крестьян Больше-Ярковского сельсовета Казанской волости? Из села Больше-Сорокино от ишимского уездного продкомиссара И.М.Гуськова:"Ставлю в известность, что в волостях Готопутовской, вознесенской и Больше-Сорокинской хлеба излишков крайне незначительное количество. Забираю семенной, также продовольственный".
Донесение из Абатска начальника милиции М.И.Жукова:"... уполномоченные продорганов приказали вывезти весь хлеб, как семенной 21 года, так и продовольственный. Граждан страшно волнуют таковые приказы ввиду голода. Настроение района очень резкое. Хлеб вывозится весь до зерна. Граждане взволнованы. Последствия будут очень печальные, предвещая возможные восстания".
Это было настоящее разорение крестьянства властью, которая сама себя цинично именовала не иначе, как рабоче-крестьянская, и голод в самой ближайшей перспективе. Надо ли дальше множить подобные примеры.


Зато 6 января 1921 года губпродкомиссар Инденбаум телеграфировал в Москву об успешном выполнении разверстки в Тюменской губернии – было собрано 6,6 млн. пудов хлеба, 102% от запланированного количества. Отличившихся продработников наградили костюмами, а красноармейцев – бельем и красными знаменами. 26 января он телеграфирует в Москву лично председателю Совнаркома тов. Ленину: "Ваше боевое задание по погрузке хлеба в количестве пятнадцати продмаршрутов в Екатеринбург выполнено. Приступил к погрузке второго боевого задания хлеба в 250 000 пудов в Москву… Погрузку мяса в счет восьми продмаршрутов заканчиваю…"
Вот кто стоял за действиями Гирша Самуиловича Инденбаума по разграблению сибирского крестьянства, вот чьи приказы он выполнял и перед кем лично отчитывался.
В начале февраля 1921 года в одну из поездок по губернии губпродкомиссара Инденбаума остановили неизвестные лица на Тобольском тракте. Кучера Конева застрелили, а чуть ли не главное или первое должностное лицо всей Тюменской губернии раздели и закололи штыком. Расследования убийства тюменского губпродкомиссара Гирша Самуиловича Инденбаума не проводилось, что показалось "очень странно" известному тюменскому краеведу Александру Стефановичу Иваненко:"Будто убит не самый большой человек губернии, а прихлопнута муха, будто все обрадовались — убит, ну и ладно..."
В 1957 году в канун 40-летия Великой Октябрьской Социалистической революции "учёными мужами" была написана история про то, как "повстанцы глумились над губпродкомиссаром: распороли живот и набили его зерном, резали со спины ремни...". В том же 1957 году по рисунку тюменского скульптора Герасимова из крашеного гипса отлили скульптурную группу – вооруженных рабочего и крестьянина под красным знаменем – и поставили на площади, названной площадью Борцов революции. К 50-летию Великого Октября памятник отлили в чугуне, теперь уже точно, что на века. И в чугуне исполнили надпись: "1921 год. Зверски замучен кулаками губпродкомиссар Инденбаум".
Но, как известно, "наука история" не стоит на месте и в ходе дальнейших разысканий выяснилось, что тюменскому губпродкомиссару зверствовавшие кулаки не только "распороли живот и набили его зерном, резали со спины ремни", но ещё "расщепили толстую березу, растянули половинки, всунули продкомиссара в расщеп и отпустили растяжки". При этом утверждается, что легендарный комиссар Инденбаум всего лишь вёл эдакую невинную "организацию продразверстки и контроль за распределением продуктов в губернии". http://hghltd.yandex.net/yandbtm?fmode=inject&url=http%3A%2F%2Fugoboz.narod.ru%2Fsalim.htm&tld=ru&lang=ru&la=1482248192&tm=1485616825&text=%D0%B3%D1%83%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D1%81%D1%81%D0%B0%D1%80%20%D0%B8%D0%BD%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B1%D0%B0%D1%83%D0%BC&l10n=ru&mime=html&sign=f77e48764a4de6023dabd610df39c692&keyno=0


Георгий Агабеков (Арутюнов)

Но правда жизни всегда и беспощаднее, и циничнее. В феврале 1921 года в Абатском районе Ишимского уезда вспыхнуло крестьянское восстание, в течение короткого времени охватившего чуть ли не всю Западную Сибирь. Восстание было жестоко подавлено подошедшими из Европейской России регулярными воинскими частями. Точное количество крестьянских жертв в ходе подавления восстания и расправы над восставшими до настоящего времени неизвестно, но то, что оно значительно превышает цифру жертв белого или колчаковского террора, то это несомненно. Позднее, при зачистке Тобольского уезда от повстанцев, был выявлен убийца кучера Конева и губпродкомиссара Инденбаума — Михаил Редькин, который умер в августе 1922 года в Тобольском исправдоме от туберкулеза. Интереса к его признанию никто не проявил. Причина странного невнимания со стороны чекистов стала известна из воспоминаний "Секретный террор" Георгия Сергеевича Агабекова (настоящая фамилия Арутюнов), начинавшего карьеру в губчека Екатеринбурга и Тюмени.
"... Были сведения, - пишет он, - что сам губпродкомиссар находится под влиянием эсеров и посылает на места уполномоченных, которые подстрекают крестьян к выступлению против советской власти. Чека командировала меня в губпродком на официальную должность заведующего личным составом, чтобы я мог проверить весь состав служащих и следить за их работой и передвижениями... Сидя в отделе личного состава, я, конечно, завел агентуру и в других отделах и имел полное представление о работе всего продовольственного комитета. С агентурой в то время расплачивались не деньгами, так как деньги не имели почти никакой цены, а продуктами, водкой или же протекцией в учреждениях, где агенты служили. В распоряжении губчека имелся секретный фонд спирта, выдававшегося агентуре для угощения лиц, у которых можно было получить сведения... ". И, как пишет в рубрике "Чекистские истории" Александр Петрушин ("Тюменский курьер", № 89-90 (1804-1805), 9 июля 2005, № 93-94 (1808-1809), 16 июля 2005, http://a-pesni.org/grvojna/makhno/a-hlebnmesto.php):"Нетрудно догадаться, от кого Редькин из деревни Редькино узнал о секретном маршруте поездки Инденбаума, и почему чекисты не проявили рвения в расследовании его убийства. В действительности место его захоронения неизвестно. И «кулаки» к убийству Инденбаума не имели отношения. А крестьянина-бедняка Редькина, остановившего на дороге важный экипаж, интересовала не должность пассажира, а его "одежа и обувка".

http://artpolitinfo.ru/wp-content/uploads/2015/07/Vl.Lenin.jpg


P.S. Я почти уверен, что история "зверского убийства кулаками легендарного губпродкомиссара Инденбаума Гирша Самуиловича" всё также будет довлеть теперь уже не над внуками, а над правнуками и праправнуками расстрелянных сибирских мужиков красными карателями в 1921 году. И они, уже не помнящие кровного родства, будут с гордостью писать, что придерживаются исключительно коммунистических убеждений, словно они прямые наследники губернского продкомиссара Гирша Самуиловича Инденбаума, отбиравшего у русского крестьянина из сибирской деревни и его детей последний кусок хлеба, а не того безвестного мужика, от безысходности вышедшего с вилами в руках против пулемётов и артиллерии.















Tags: 1921, Инденбаум, Ленин, Памятник борцам революции, Тюмень, крестьянское восстание
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 13 comments