alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Category:

В лесу на берегу реки Тары


Вдоль реки Тары, в основном по её правому (северному) берегу тянутся леса. Вековыми назвать их трудно, как и настоящей тайгой. Но на обычного горожанина, а тем более жителя-степняка они, конечно, произведут впечатление. И если появилась возможность совершить небольшую экскурсию по лесу, то почему этого не сделать? Лично мне подобные прогулки, несмотря на надоедливый гнус, на упавшие деревья, о которые постоянно спотыкаешься, на липнущую к лицу паутину, нравятся.


Непосредственно вдоль берега реки чаще всего тянутся узкие полосы берёзового леса. Издали они могут напоминать тёмные дубравы. Но настоящих дубрав в Прииртышье нет за отсутствием дубов. Хотя деревни с незамысловатым названием Дубровка встречаются частенько.


Вблизи берёзовый лес оказывается светлым и солнечным. Даже частые курганы, свидетели ушедших эпох, не нарушают жизнерадостности белоствольного пространства.


Все курганы, а это, если кто не знает, бывшие захоронения, давным давно раскопаны. Свидетельством успешной добычи сибирских бугровщиков, свирепствовавших в XVII-XVIII веках, является коллекция золотых украшений в петербургской кунсткамере, когда-то поднесённая сибирским губернатором князем Гагариным самодержавному Петру. Князю это не помогло, через несколько лет Пётр приказал его повесить. Кстати, интересный вопрос: какова будет реакция властей, если потребовать её возврата в Сибирь? Насколько законным был её вывоз?


Иногда издалека за курганы можно принять плантации какого-то огромного папоротника почти в метр высотой. Где-то у меня даже было записано его название. Собираюсь грядущим летом в планируемую очередную поездку выкопать несколько кустов для пополнения формируемой личной дендрологической коллекции. Чрезвычайно живописны его огромные кусты.


Если подняться от реки наверх, где за поскотиной раскинулся сосновый бор, и оглянуться назад, то перед взором откроется не только пойма Тары, но и широкая долина Иртыша, на берегу которого можно разглядеть село Евгащино, до переселения на левый берег реки в XIX веке носившее название Изюк от одноимённого озера, на берегу которого оно находилось.


По опушке бора всё те же вездесущие берёзы, некоторые из них по каким-то причинам, наверное, из-за повреждений, полученных в молодом возрасте, зачастую имеют необычную форму ствола.


Сразу же за берёзовой опушкой стоят многолетние сосны. Рассказывают, что во время войны бор частично вырубался, но по сохранившимся вот таким деревьям видно, что не подчистую. Что-то и осталось. За прошедшие десятилетия лес полностью восстановился.


Если честно, то сосновый бор не самое весёлое место. Конечно, ему далеко до мрака еловых лесов, но если кое-где он разбавляется берёзами, то такие светлые места видны издалека.


Периодически на пути попадаются лога, протянувшиеся откуда-то издалека в сторону реки. Весной в половодье по ним стекает вода от растаявшего снега в Тару. Осадков здесь заметно больше, чем в Омске, всё-таки на двести километров севернее.


Вот попался очень глубокий лог, по дну которого даже сейчас среди леса сочится вода. Внизу в основном сыро и сумрачно. Зато здесь раздолье папоротникам. В таких логах сосны, как правило, уступают место осине и берёзе.


Сосновые боры славятся своими ягодниками. В них растут такие ягоды, которых не встретишь в другом месте. Можно, например, посмотреть себе под ноги вот под этими соснами.


Здесь наверху на песчаной почве краснеет брусника. Её время придёт недели через две, не раньше. Любит брусника сосну. Вот нет её под той же берёзой, а под сосной - тут как тут. Кстати, спелую бруснику, если кто не знает, можно хранить, залив её чистой холодной водой. И ничего с ней не случится, не закиснет, не пропадёт.


Прошли чуть дальше и снова ягодник. Другой. Здесь поспевает черника. Я даже не знаю, какой ягоде отдать предпочтение, бруснике или чернике? Каждая по своему хороша. Кстати, пока на этих вечнозелёных кустиках не начнут поспевать ягоды, зачастую трудно новичку отличить чернику от брусники. Вспоминаю, как я, например, первое время на глаз путал листья ландыша с черемшой. Чтобы не ошибиться, пробовал на вкус.


Поваленные деревья быстро съедают вездесущие трутовики. Пройдёт год, другой и от дерева действительно останется только труха.


Например, вот это когда-то было сосновым пнём. Ведь вроде бы смолистый, но нет, и он пришёлся по вкусу каким-то лишайникам. Видимо, самые смолистые места всё-таки не одолели, оставили.


Что-то интересное оказалось на пне.


Поворачиваем в обратную сторону.


На выходе из леса натыкаемся на муравейник. К сожалению, я не мирмеколог, поэтому от дилетантских комментариев о жизни муравьёв , чтобы не насмешить настоящих натуралистов, воздержусь. Если кто не знает, мирмекология - это наука о муравьях. Но кусаются эти рыжие сволочи больно. Сам испытал. И не раз.


Лес остаётся позади. Экскурсия закончилась. Кому-то она покажется, наверное, неинтересной, мол, никакой экзотики. Ни тебе пальм, ни обезьян на пальмах. Но что я могу ответить? Нет у нас в Прииртышье ни пальм, ни обезьян. Папуасов тоже нету. Зато есть обычный лес, где-то берёзовый, где-то сосновый, который растёт по берегу небольшой реки Тары, не на всех картах её даже можно отыскать. А ещё при желании до него всегда можно доехать.














Tags: брусника, папоротник, река Тара, сосновый бор, черника
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments