alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Categories:

Николай Абрамов про Алматы или укрепление Верное с его окрестностями


Как видите, иллюстрация к данному посту не соответствует заявленной теме. За исключением одного, там и там указан один и тот же автор. Лента друзей моего ЖЖ порадовала в начавшемся году копией статьи Николая Алексеевича Абрамова "Алматы или укрепление Верное с его окрестностями". Большое спасибо за это другу turgenskiy из сегодняшней Алматы. Публикаций у знаменитого сибирского этнографа было предостаточно, но с этой я ранее знаком не был. Беда в том, что наследие Николая Алексеевича никогда не было собрано воедино, и, как правило, оказалось рассыпанным по газетам, журналам, сборникам, которые рядовому читателю сегодня недоступны. Хотя, справедливости ради, надо упомянуть, что в 1998 году в Тюмени издательством "Софт Дизайн" в серии "Невидимые времена" в качестве 8-го тома была издана книга Н.А.Абрамова "Город Тюмень. Из истории Тобольской епархии". По прихоти издателей книга получила название "Город Тюмень" с подзаголовком "Из истории Тобольской епархии". В действительности статья "Город Тюмень" занимает в книге всего-навсего только 36 страниц из 576. К сожалению, портрета Николая Алексеевича я нигде не нашёл. Публикуемый некоторыми авторами статей в интернете портрет якобы Абрамова на самом деле принадлежит Николая Мартемьяновичу Чукмалдину.
От себя я хотел бы добавить, что в жизни Николая Алексеевича был "омский период", именно благодаря которому он в дальнейшем оказался на территории нынешнего Казахстана, а точнее в Семипалатинске, и написал много замечательных работ о Степном Крае или Великой Степи. Один из дореволюционных биографов Н.А.Абрамова так писал об этом:
"И вот он в 1852 или начале следующего, 1853 года обратился с просьбою к г.генерал-губернатору Западной Сибири Гасфорду о перемещении с училищной службы на службу гражданскую. Добрый и просвещённый Густав Христианович знал его с отличной стороны и по доношениям в главное правление тобольской дирекции училищ, и по его сочинениям, из которых некоторые были ему поднесены Николаем Алексеевичем, и по личным с ним разговорам во время его представлений при проездах генерал-губернатора через Ялуторовск и Тюмень, и на первый раз дал ему (20 мая 1853 года) место столоначальника в 1 отделении Главного правления Западной Сибири. В Омск он прибыл в начале июля 1853 года".
Служба в Омске продолжалась недолго - всего 14 месяцев. Во второй половине 1854 года южная часть области сибирских киргизов (так она тогда именовалась), значительно увеличившейся через присоединение к ней и вообще к русским владениям Копала и Алматов (иначе Верное) с прилежащими к ним местами была выделена в отдельную область под названием Семипалатинской. В число советников областного правления этой вновь образованной области генерал-губернатор Западной Сибири Г.Х.Гасфорт 1 октября 1854 года назначил между прочими и столоначальника Главного управления 1 отделения Абрамова. И он переехал в Семипалатинск. Выполняя по отделению свои прямые обязанности, Абрамов принимал и исполнял ещё разные поручения начальства; вместе с тем он неоднократно исправлял обязанности вице-губернатора и председателя областного правления. В должности советника он, в чине статского советника, и скончался от паралича в Семипалатинске 3 мая 1870 года.

Оригинал взят у turgenskiy в Абрамов. Алматы или укрепление Верное с его окрестностями 1/2
О том, что был такой человек как Николай Алексеевич Абрамов я узнал из журнала rus_turk. У него в журнале как раз и приведена эта статья, только в виде фотографий страниц из первого тома записок ИРГО по общей географии. Михаил любезно поделился ссылкой на первоисточник и я решил перевести текст в .doc формат, так как таковой мне не попадался.
Для начала приведу немного информации о самом авторе взятой из интернета.

Николай Абрамов родился 17 апреля 1812 года в городе Кургане Курганского уезда Тобольской губернии. Сын священника, который при этом был учителем татарского языка.
Первоначальное образование получил дома и в Курганском народном училище, затем поступил в Тобольскую семинарию, где изучил латинский, еврейский и татарский языки. В 1832 году блистательно окончил семинарию. Как лучшего ученика ректор хотел послать Абрамова по окончании семинарского курса в Санкт-Петербургскую духовную академию, но, не желая оставить мать-вдову без помощи, Абрамов отказался и был в 1832 году определён учителем во 2-й класс Тобольского духовного училища. Работал преподавателем арифметики, русской грамматики, латинского и татарского языков.
Писать о Сибири Абрамов стал ещё будучи уездным учителем, причём собрал печатные источники о прошлом Сибири и многие редкие рукописи.
Количество написанных Абрамовым статей и заметок доходит до ста. Трудно указать, какие из них представляют наибольшую ценность. Абрамов не принадлежал к числу тех деятелей науки, которые обогащают её широкими выводами и обобщениями. Он был почти исключительно собиратель материалов. Но собиратель чрезвычайно точный, обстоятельный и знающий, а главное — изумительно деятельный, и в этом его значение.
В 1861 году вышел большой очерк «Областной город Семипалатинск». В 1862 году этот историко-географический труд вызвал серьёзный интерес в научных кругах и был перепечатан в журнале Королевского географического общества в Лондоне.
Николай Алексеевич Абрамов в должности советника Семипалатинского областного правления скончался от паралича 3 мая 1870 года.
А теперь сама статья, напечатанная на страницах 255-258 оговоренного тома "записок".

[Spoiler (click to open)]Алматы, или укрепление Верное, находится в Илийском крае бывшей Джунгарии. Край этого в самое отдаленное время, как известно из китайских исторических источников, был обитаем посменно разными народами и племенами. В третьем столетии до P. X., там обитал народ Сэ (саки или скифы как именуют в России, turg.), потом Ю-эчжи. Впоследствии племя Усунь, кочевавшее у северо-западной границы Китая двинулось на запад и заняло весь Илийский округ и северные пределы Бурутов, вытеснив прежних обитателей этой страны далее на юго-запад. Это случилось не с большим за два века до нашей эры. B 177 году до Р. Хр., многочисленные племена Хуннов распространились от Гоби и Хуанхэ до отдаленного запада и выгнали из Илийского края обитавших там народов Ю-эчжи и Усунь. Потом Усуни опять водворились на Или и достигли силы и могущества. B IV веке по Р. Хр. Усуни, вытесненные народом Cяньби, принуждены были оставить Илийский край [1] . Турки-Уйгуры с Орхона и Селенги проникли до реки Или и озера Балхаша [2]. После переходов разных народов, явилось там Монгольское племя Элюты, разделявшееся на четыре племени: Джунгар, Торгоут, Хошоти Дурбот. Джунгары имели свои кочевки в Илийском крае. Ханство их разрушено Китайцами в 1757 году, и обращено в провинции Китая [3]. В 1758 году, за возмущение, большая часть Джунгарии истреблена Китайцами при чем однако же тайши Сэрен, с 10.000 кибиток, успел убежать к Волжским Калмыкам, а некоторые ушли тайно на Сибирскую Иртышскую линию и приняли русское подданство. Виновник всех бедствий и разрушений ханства, Джунгарский князь Амурсана, бежал в Тобольск, куда вскоре прибыла и жена его Бетей с сыном Пунцуком [4]. После сего, степи Джунгарии были пусты, пока Джунгарский (Калмыцкий) Убаши-хан не возвратился в 1771 году с Волги, выступив оттуда с 33.000 кибиток и 169.000 душ и явился в 1772 г. в Или не больше как с 70.000 душ. С того времени, по правую сторону реки Или и в Заилийском крае стали кочевать Торгоуты (род Калмыков) и Большая Киргизская орда, кочевавшая прежде по реке Таласу и далее к Ташкенту. Эти киргизы, под начальством Аблай-хана, двинулись к востоку и после продолжительной борьбы вытеснили Торгоутов за Алатау и заняли все их места. С 1824 года Большая орда считалась под покровительством России, а в 1846 году приняла русское подданство. Для обеспечения южной границы Киргизов большой орды, oт набегов Дикокаменных Киргизов и других враждебных народов Средней Азии, русские войска в 1850 году проникли за реку Или, но встретили сильное сопротивление со стороны многочисленного скопища враждебных родов большой Киргизской орды, и коканцев, находившихся в укреплении Таучубек, на речке Кэскэлен. Потом в 1851 г. собрана экспедиция, под командою полковника Карбышева, состоявшая из комплектованного батальона пехоты, дивизиона конной артиллерии, дивизиона конно-батарейной батареи, ракетных станков и пяти сотен казаков. По приближении этой экспедиции, Ташкентцы и Коканцы оставили укрепление Таучубек, которое нашими войсками взорвано и место его заровнено. Цели, которые Русское правительство имело в виду при занятии Заилийского края, были: I) упрочнение порядка и спокойствия в Большой орде; 2) приобретение большого влияния на дела Кокана и Ташкента; 3) Сближение с Дикокамеyными киргизами и открытие Русским, через их кочевья, торгового пути в Кашгарию; 4) обеспечение караванных путей, ведущих из Семипалатинского края в Ташкент и Кокан, и удержание Заилийских хищников от покушений грабить наших торговцев по главнейшему пути между Коканом и Кульджою. В 1853 году Заилийский край окончательно занят Русскими и в 1854 году основано укрепление Верное, на том месте, где в средние века был город Алмату, т.е. яблонный, известный по своей торговле и служивший станцией на большой дороге, по которой, между прочим, ходили Генуэзкие купцы в Китай.
Алматы, или укрепление Верное, расположено в живописной, ровной местности, у самой подошвы Заилийского Алатау, на высоте 2,430 английских футов, над уровнем моря, при выходе из Алатау долины, заросшей яблонями и урюком (абрикосами), дающими очень вкусные плоды, и отстоит от С. Петербурга в 5.057, о.т. Москвы 4380, от Семипалатинска в 1014, от Копала в 368 верстах.
Река Алматинка, при которой стоит укрепление, вытекает из снежного Заилийского Алатау; она шириною около 3 аршин, глубиною, в одну четверть аршина, но была бы шире и глубже, если бы вода из нее не проводилась по арыкам (водопроводам), для орошения пашней и сенокосных мест и в самих Алматах по разным местам. Дно ее покрыто кругловатыми камнями, которые выдаются сверху воды и бывают весом до 5 пудов. Алматинка течет очень быстро, шумит, хлещет, брызжет, и пенится, особливо там, где она выходить из горных теснин. Она впадает в р. Кэскелен, которая в свою очередь катит свои воды в pекy Или.
Климат здесь теплый и здоровый; летние жары доходят до 30° R. в тени. С 10 часа утра до 6-гo вечера иногда едва выносимы, но зной умеряется раноутреннею и ночною прохладою, которая веет с высот Алатау, покрытых вечным снегом. Oт этого и ночи летом там бывают прохладны. Зимою холода доходить до 20° R., хотя подобные морозы чрезвычайно редки: зима непродолжительная. Снег падает не глубокий и при том на короткое время. Снег и лед заготовляется в погреба в январе и лежит только до 20-х чисел апреля. Вот образчик произведенных мною там, в бытность мою, метеорологических наблюдений, в октябрь I860 года, и сравнение с г. Семипалатинском.

Из наблюдений, производимых в укреплении Верном г. капитаном артиллерии Обухом, с 1 июня 1859 но 1 июня 1860 года, г. действительный член Русского Географического Общества А. Ф. Голубев вывел среднюю годичную температуру Верного +6,5 Р.[6]
Господствующие там ветры: северо-западный, с озера Балхаша, и восточный, дующий весною. Первый гонит песок, поднятый с сухой и песчаной степи Бед-пак-дала и берегов Балхаша, и несет дождевые тучи. Яблоки созревают в Верном в начале августа, а урюк во второй половине июня.
В Большой Алматинской станице находится фруктовый сад, заведываемый ученым садовником из Крыма. Присланные туда в 1857 г. помещиком Тамбовской губернии, подпоручиком Хотяинцовым черенки европейских виноградных лоз разрослись очень хорошо и дают обильные плоды; с одной виноградной кисти снимается винограда от 5 до 6 фунтов.
По прочном занятии русскими в 1853 году пункта за рекою Или, согласно Высочайшему повелению, 8 февраля 1854 г., начались туда переселения. Для поселения при укреплении на речке Алматинке было в течение 1855 - 1856 годов, повелено выслать две сотни казаков сибирского линейного казачьего войска и 200 крестьянских семейств. Переселение казаков произведено на следующих основаниях: 1) в 1855 году выслана, только одна сотня казаков, в следующем другая; 2) для переселения вызваны желающее, а недостающее число дополнено по жребию, из 6, 7, 8 и 9 полков; 3) переселяемым казакам даровано единовременное пособие: офицерам по 100 рублей, а нижним чинам по 55 рублей и в течение первых трех лет усиленные оклады жалованья, а казакам и семействам определена дача провианта, и всем вообще чинам льгота от службы и фуражное довольствие на лошадей; 4) казаки снабжены на месте обмундированием и пособием, равно как и разными предметами, для обзаведения, которые по невозможности заготовить на месте, приобретены на Ирбитской ярмарке и доставлены казакам по той цене по какой обошлись войску, а зерновой хлеб доставлен на место поселения, на счет войска и выдан переселенцам, с возвратом в трехлетний срок; 5) переселенцы выступили с первым подножным кормом, а на новых местах заготовлено для них сено на первую зиму, казаками Заилийского отряда; 6) крестьяне, вызванные из Западной Сибири и назначенные к переселению за реку Или, с зачислением их в казаки, переведены в 1855 году в станицы сибирского линейного казачьего войска и уже летом 1856 года, с открытием подножного корма, отправлены к месту водворения партиями, от 50 до 100 семейств; 7) пособие и льготы дарованы им такие же, какие назначены были Высочайшим повелением 21 марта 1848 года, для крестьян, переселенных в степь в 1849 и 1850 годах; 8) во время следования по степи отпускался им провиант натурою, из степных магазинов; 9) для возврата ими зернового хлеба срок назначен четырехлетий; 10) двухлетняя льгота от службы считалась со времени прибытия переселенцев на место.


Tags: Абрамов Николай Алексеевич, Алматы, Верное, Гасфорт, Западная Сибирь, Омск
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments