alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Category:

Про запретные книги: Список на изъятие...



Иногда на книжной полке стоит издание, совершенно лишнее и не нужное, строго говоря, макулатура, а выбросить - рука не подымается. Библиографическая ценность. Вот наглядный пример, "Сводный список книг, подлежащих исключению из библиотек и книготорговой сети. Часть 1." (М.: Издание Всесоюзной книжной палаты, 1960, 136 с.). Тираж не указан. Но в моём случае это "Экз. № 16 196". С типографской пометкой "Рассылается по списку". Учитывая, что книга была подписана в печать 03.10.1960 года, то оставалось примерно полгода до начала реализации конкретной программы строительства коммунизма. Судя по всему, этот список был направлен на то, чтобы уберечь будущие гармонично развитые личности от некоей крамолы, способной смутить их сознание.
Практика запрета тех или иных книг в советское время возникла задолго до опубликования моего экземпляра "Сводного списка...". Главным инициатором выступала незабвенная Надежда Константиновна Крупская. Когда я, например, встречаю библиотеку, особенно детскую или юношескую, "имени Крупской", то воздаю должное юмору (или сарказму? или глупости?) того человека, по инициативе которого её именем была названа библиотека. Почему?
Не успела победить Октябрьская революция, как "старые большевики" в массе своей не имевшие ни достаточного образования, ни стажа работы по специальности получили ответственные должности, да не по одной, а по нескольку. Так жена В.И.Ленина (Ульянова) стала членом Коллегии Наркомата просвещения РСФСР, а с ноября 1920 года - и председателем Главполитпросвета при Наркомпросе. В сферу её деятельности вошли вопросы эстетического воспитания и искусства. Так вот уже в 1920 году Главполитпросвет Наркомпроса РСФСР по инициативе Крупской разослал на места инструкцию о пересмотре каталогов и изъятии из общественных библиотек "идеологически вредной и устаревшей" литературы. Как признавала сама Крупская, "в некоторых губерниях потребовалось вмешательство ГПУ (то есть чекистов), чтобы работа по изъятию началась". Именно Крупская составляла первые "чёрные списки" книг, подлежащих запрету и изъятию из библиотек в Советской России. В 1924 году она включила в эти списки Платона, Канта, Шопенгауэра, Лескова и других крупнейших авторов: Лескова, Достоевского, басни Крылова и Лафонтена, книги Мережковского, Лажечникова, Вс. Соловьева, Полевого, Скотта, Купера, Дюма-отца. В целом список книг по исторической беллетристике включал 51 наименование. Подлежала изъятию многотомная "История государства Российского" Карамзина. Изымались труды педагога Ушинского, что шокировало даже "буревестника революции" Горького. Особенно сильно пострадали детские библиотеки. По приказу Крупской из них были изъяты даже народные сказки и «Аленький цветочек» Сергея Тимофеевича Аксакова. Всего её инструкция содержала 97 имён детских писателей, в том числе, не поверите, Корнея Чуковского. Этот-то за что пострадал, за "Муху-Цокотуху" что ли?
Оказывается, не за Муху-Цокотуху, а за Крокодила. Почему-то ей показалось, что во всём положительный вроде бы Крокодил почему-то похож на ... Чемберлена (?), тогдашнего премьер-министра Великобритании и последовательного антисоветчика. "Что вся эта чепуха обозначает? — волнуется Крупская. — Какой политический смысл она имеет? Какой-то явно имеет. Но он так заботливо замаскирован, что угадать его довольно трудновато. Или это простой набор слов? Однако набор слов не столь уж невинный. Герой, дарующий свободу народу, чтобы выкупить Лялю, это такой буржуазный мазок, который бесследно не пройдет для ребенка… (…) Я думаю, "Крокодила" ребятам нашим давать не надо, не потому, что это сказка, а потому, что это буржуазная муть". Очень своеобразное у Надежды Константиновны, никогда не имевшей своих детей, было отношение к детской литературе. В списках 20 русских сказок и 6 детских журналов типа "В школе и дома", "Галчонок", "Доброе утро". Позднее Крупская писала: "Мы ратуем против сказок... Ведь это мистика". Вот такое мракобесие от Надежды Константиновны.
Но вернусь к моему "Сводному списку...". Под запрет попали книги стихов и поэм Григола Абашидзе. Среди них "Вечно в доспехах" и "Победоносный Кавказ". И длинный список "Агроправил" и "Агроуказаний", а также "Сталинский план преобразования природы в действии" Б.А.Александрова. Ольга Берггольц "Говорит Ленинград" от 1946 года. Альбом Кукрыниксов "Бредовые "англо-американизаторы" от 1951 года. "Речи С.М.Кирова" и "Сборник якутской поэзии". Всё не перечислить. Сотни названий. Как я понял, изымались прежде всего книги с упоминанием И.В.Сталина и о нём, а также с именами других "анти-партийцев". Не могу не остановиться на двух книгах Ник. Шпанова: "Дипломаты "Плаща и Кинжала" (1952) и "Заговорщики" с пометкой "Все издания по 1954 г. включительно". К сожалению, ни ту, ни другую я не читал. Шпанов - чрезвычайно интересный писатель был. На последних трёх страницах - почти одни работы Емельяна Ярославского (Минея Израилевича Губельмана) - 25 позиций на изъятие. Ну по этому "добру", мне кажется, горевать не стоит.
Вот такой библиографический шедевр из моей библиотеки.



Tags: Запретные книги, Крупская Н.К.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments