alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Categories:

Свидетель ли Евгений Колосов по делу Адмирала Колчака?



В течение всего последнего месяца наблюдалась мощнейшая кампания по дискредитации Александра Васильевича Колчака не только, как Верховного Правителя России, но и как офицера, исследователя и просто человека. Так называемый компромат, правильнее это назвать грязные инсинуации, лились безудержными потоками и в самих публикациях, и в многочисленных комментариях к ним. При этом с завидным постоянством и "писатели", и "комментаторы" указывали на такой, по их мнению непререкаемый источник сведений, как Евгений Евгеньевич Колосов. Его скромную по объёму книжечку "Сибирь при Колчаке" я читал много лет назад, когда серьёзно занимался "колчаковской" тематикой. Помню своё разочарование от этого малосодержательного источника. Но может быть я ошибся тогда? Просмотрел что-то главное, то, что сегодня в ней увидели другие? Я человек самокритичный, а потому, не откладывая дело в долгий ящик, решил заново и не спеша вновь перечитать Колосова.
Целью этого чтения, правильнее перечтения, было выяснить:
1). Кто такой Евгений Евгеньевич Колосов?
2). Можно ли признать его свидетелем по делу Колчака?
3). Если можно, то о чём в действительности свидетельствует Колосов:
- а) о расстреле видных эсеров по приказу Колчака?
- б) о расстреле членов Учредительного Собрания по приказу Колчака?
- в) о борьбе сибирских партизан за власть Советоа (за коммунистов)?
Начну по порядку. Сначала найду ответ на первый вопрос. При сегодняшнем потоке информации сделать это несложно. При этом, каждый несогласный со мной, может самостоятельно проверить мои выводы и уличить меня в некомпетентности.


Колосов Е.Е. с сыном и дочерью в Красноярске, 1917.

Итак, Евгений Евгеньевич Колосов родился 4 января 1879 года в Нерчинске, по происхождению из дворян. Сразу отмечаем следующий факт: в самый разгар Гражданской войны ему 40 лет, это не юнец, не вчерашний гимназист или прапорщик военного времени, а зрелый муж с устоявшимися взглядами, с определившимися политическими предпочтениями, с солидным жизненным опытом. В 1895 году окончил Томское реальное училище, затем учился в Томском технологическом институте, состоял вольнослушателем юридического факультета Санкт-Петербургского университета, но ни один из них так и не окончил. Потому что учёба и получение образования не были главным приоритетом Колосова. С конца XIX века он отдаёт себя делу борьбы с "царизмом": вёдёт революционную деятельность в Санкт-Петер­бурге, Томске, Красноярске, Нижнем Новгороде, Одессе, Сормове, Туле, Саратове. По-моему мнению, слова "революционная деятельность" звучат как-то нейтрально и поэтому не дают ясного представления о действительных действиях Евгения Евгеньевича. А они не то что очень, а чрезвычайно интересны. Колосов не просто эсер (социалист-революционер) и делегат 1-го и 2-го съездов партии эсеров. Он среди эсеровской элиты - член Летучего отряда Боевой дружины, то есть, боевик-террорист. Работает, вот написал я "работает" и остановился в недоумении - трудно назвать работой стрельбу по людям и подрыв их динамитом, поэтому напишу по-другому: действует под руководством Азефа и Савинкова. Участник вооружённого восстания в Москве в 1905 году. Член боевой группы Савинкова, в департаменте полиции отмечен как террорист. Неоднократно арестовывался царским правительством, 2 года провёл в Петропавлов­ской крепости и в «Крестах». Осенью 1907 года, когда новый премьер Столыпин повёл бескомпромиссную борьбу с политическими убийцами, Колосов вместе с семьёй скрывается за границу. Отсутствует 10 лет. В начале 1916 года вместе с семьёй при попытке вернуться в Россию был задержан на границе и сослан в Енисейскую губернию. На период после Февраля приходится всплеск активности его легальной политической деятельности. Колосов один из главных лидеров социалистов-революционеров Енисейской губернии, член Красноярского совета рабочих и солдатских депутатов, городского народного собрания и местного комитета общественной безопасности. А ещё главный редактор эсеровской газеты «Наш голос». В ноябре 1917 года Колосов избран членом Всероссийского Учредительного собрания по списку партии эсеров от Енисейской губернии. Вот такой послужной список Евгения Евгеньевича Колосова на момент прихода в Омске к власти адмирала Колчака.
Что должен делать "кровавый диктатор" Колчак и беспощадная колчаковская контр-разведка, если вдруг такой кадр, как Колосов попадёт в их руки? Следуя логике современных "анти-колчаковцев", быть Евгению Евгеньевичу приконченным на месте без суда и следствия. Но что мы видим на практике?
Колчак у власти, его контр-разведка свирепствует, а Колосов ежедневно ни от кого не скрываясь и не прячась, ходит на службу в Енисейскую губернскую земскую управу (Красноярск), где занимает одну из руководящих должностей, а ещё легально редактирует и выпускает эсеровский журнал «Новое земское дело». Может быть Красноярск далеко и туда трудно добраться колчаковской контр-разведке?
22 декабря 1918 года в Омске происходит неудачное вооружённое восстание, организованное большевиками, одним из результатов которого явилось убийство члена Учредительного собрания видного эсера Нила Фомина. Узнав об этом, Колосов немедленно выезжает в Омск, чтобы установить все обстоятельства произошедшего и найти виновных. Он встречается со многими людьми, посещает тюрьму и опрашивает дежурного надзирателя, исследует место убийства, отправляется на квартиру к Министру юстиции Старынкевичу и беседует с ним по поводу случившегося. Выяснив все вопросы, возвращается к месту службы в Красноярск. Как-то это мало похоже на "кровавый режим с бессудными расстрелами". Отправимся и мы за ним в след в славный город Красноярск, где, как нам рассказывают свирепствует "кровавый" колчаковский генерал Розанов. Я забыл упомянуть, что у Евгения Евгеньевича, кроме легальной службы, есть более активная и значительная нелегальная деятельность. У него в руках нити связей с большинством партизанских отрядов Сибири, он собирает сведения об их деятельности, принимает многочисленных связных, снабжает их агитационными материалами. Сам Колосов признаётся в своей книге о том, что генерал Розанов догадывается об этой стороне его жизни, но сделать ничего не может, не хватает улик. Вам не кажется это странным? Оказывается "беспощадному и кровавому" наместнику Колчака в Енисейской губернии нужны улики против видного эсера, бывшего члена Учредительного собрания и Красноярского совета рабочих и солдатских депутатов. Прямо правовое государство какое-то получается, а не "колчаковская диктатура"! Кажется, я уже ответил сразу на несколько вопросов.
Перейду к так называемым партизанам, ибо именно эта тема занимает многие страницы тощей книжицы Колосова. Сам Евгений Евгеньевич утверждает, что именно он обладает наибольшими сведениями об этом явлении белой Сибири. И говорит на эту тему очень много и скучно, зачастую противореча на разных страницах сам себе. Но вот что любопытно, если выкинуть из текста бессодержательный материал, оставив одну конкретику, то вдруг выясняется, что этой-то самой конкретики в книге и нет. Колосов поясняет, что у него были эти материалы, но в силу неких обстоятельств они все утрачены и пишет он исключительно по памяти. Я открою тайну Евгения Евгеньевича. Может быть у него и были какие-то материалы, но в Омске тогда "работало" одно учреждение по адресу: улица Варламовская, дом 45, и именовалось оно не звучно, но грозно: Омгубчека. Омские чекисты товарища Полюдова не только изъяли у Евгения Евгеньевича все бумаги, но и самого несколько месяцев продержали в тюрьме, что сейчас именуется следственным изолятором по улице Орджоникидзе. Не могу умолчать об одной ситуации. Колесова посадили в ту самую камеру, в которой при Колчаке сидел убиённый потом Нил Фомин. А дежурным надзирателем по-прежнему был тот самый колчаковский надзиратель, которого Евгений Евгеньевич опрашивал всего лишь год назад, в январе 1919 года.
Но вернёмся к партизанам, точнее, к описанию Колосовым партизанского движения. И вот здесь выясняется следующее. В конце концов и очень неохотно автор признаёт, что так называемые партизаны, во-первых, были против любой власти вообще (колчаковской, советской, эсеровской и т.Д.); во-вторых, против любых представителей интеллигенции независимо от политической принадлежности, включая священнослужителей, объединяя их одним термином "буржуи"; в-третьих, это не я выдумал, это Колосов даёт такую характеристику, что деятельность почти всех отрядов и пробольшевистской, и проэсеровской ориентации, либо при отсутствии какой-либо ориентации, явно имели "погромный характер". Любопытное признание, не правда ли?
Что же в итоге? Вменяет ли что-то конкретное Колосов в вину адмиралу Колчаку? Нет. Ничего конкретного знаменитый социалист-революционер своей книгой нам не сообщает. Кажется, пост получается слишком большой. Поэтому пора его завершать. И завершение будет следующим: Колосова можно признать свидетелем по делу Колчака, но свидетелем крайне заинтересованным в обвинении, в очернении Адмирала, почему? - на этот вопрос я подробно отвечу в ближайшее время. Как оценить его книгу. По ходу повествования, я думаю, моя оценка хорошо просматривается. Но я хочу привести не свою оценку книжки Евгения Евгеньевича, а очень авторитетного учреждения, такого учреждения, с которым согласятся самые "красные" "анти-колчаковцы". Именовалось это учреждение ОГПУ, которое руководствовалось следующим отзывом на книгу "Сибирь при Колчаке": "Колосов признает себя матерым эсером. Идея книги: с Колчаком вели борьбу одни крестьяне под руководством эсеров и, что только они разбили Колчака. Рабочий класс держал себя пассивно или тащился в хвосте крестьянства".
P.S. По постановлению "тройки" Омского областного управления НКВД СССР 7 августа 1937 года Евгений Евгеньевич Колосов и его жена Влентина Павловна, тоже бывший эсер и боевик, были расстреляны в Тобольске и захоронены в яме на хоздворе Тобольской тюрьмы. Как видим, не Колчак это сделал и не его контр-разведка.

Tags: Адмирал Колчак, Колосов Евгений Евгеньевич, Сибирь при Колчаке
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 21 comments