alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Category:

Всеволод Иванов: Человек из колчаковской контр-разведки?..


Я не люблю исторические романы, читаю их очень редко. Но этот роман занимает своё законное место на книжной полке моей библиотеки. Отчего вдруг такое благорасположение? - может с полным основанием спросить кто-то. Ответ очень прост: дело не в художественной ценности романа, не в уникальности его сюжета, и даже не в библиографической редкости этого скромного, серого хабаровского издания. Мой интерес - в личности Автора. Всеволод Иванов. Школьником я захватил время, когда в библиотеке стояли солидные тома с интригующим названием "Тайфун над Янцзы". Но в силу возраста у меня напрочь отсутствовало желание читать толстенную книгу о событиях в Китае первой половины XX века. А потом Никита Сергеевич поссорился с Мао Цзе Дуном, следствием чего явилось тотальное исчезновение указанной книги из библиотеки. Но не воспоминания школьного детства влекут меня к книгам Всеволода Иванова. Белый Омск 1919 года, в котором, несмотря на обилие громких имён, заметным голосом звучало это имя. Я как-то уже упоминал роман Николая Анова (ещё одного ИвАНОВА) "Интервенция в Омске", где он как раз что-то рассказывает о Всеволоде Иванове. Точнее, о двух Всеволодах Ивановых, так как в колчаковском Омске был не один, а два Всеволода Иванова, и оба были литераторы. Только у одного батюшку именовали Никанором, а у второго - Вячеславом. И если верить Николаю Анову, то Всеволод Никанорович служил в колчаковской контр-разведке, а Всеволод Вячеславович по политической профессии был эсер, и как раз скрывался от этой самой контр-разведки. Оба в ноябре 1919 года вместе с белогвардейцами покинули Омск. Только Всеволод Никанорович удачно, выехав, кстати, из Омска 14 ноября, когда красные дивизии уже вошли в город. А Всеволод Вячеславович где-то в Новониколаевске или чуть раньше был перехвачен красными и только случайная встреча по пути, когда чекисты вели его на расстрел, приняв за колчаковского контр-разведчика, спасла ему жизнь. Благодаря случайности оставшись в живых он потом будет долго писать рассказы про красных партизан, которые давно никто не читает. Напишет он много, целое восьмитомное собрание сочинений, но самым известным произведением станут повесть "Бронепоезд 14-69" и одноимённая пьеса к 10-летию Октября.


А что же Всеволод Никанорович? Он долго будет жить в Харбине, после победы СССР над Японией репатриируется в Советский Союз. В Москву, или родную Кострому, он не поедет, а, видимо, от греха подальше, поселится в Хабаровске. Отойдёт в мир иной 19 декабря 1971 года. Он никогда не служил в колчаковской контр-разведке. В Омске Иванов, вызванный из Перми Николаем Устряловым, трудился на первых ролях (вице-директор) в главном пропагандистском центре адмирала Колчака - в Русском Бюро Печати. Сам готовил и руководил изготовлением анти-большевистских материалов для армии и населения, писал статьи в белогвардейские газеты. После падения Омска продолжит борьбу с большевиками на Дальнем Востоке. Чрезвычайно интересны его воспоминания "Урал-Харбин-Владивосток. 1919-1922", «В гражданской войне: Из записок омского журналиста» (1921), "Огни в тумане. Думы о русском опыте"(1932). Это потом, после возвращения в СССР он будет писать в основном исторические романы. Кстати, в Харбине в 1934 году Иванов познакомится с Н.К.Рерихом и долго будет с ним переписываться. Об этом достаточно подробно рассказывает М.Л.Дубаев в своей книге "Харбинская тайна Рериха" (М.: Сфера, 2001, 576 стр.).


Сам по себе, как личность, Всеволод Иванов был чрезвычайно интересным. Великолепное образование: Петербургский университет в России, Гейдельбергский и Фрейбургский - в Германии. Специализировался на истории и философии. В Первую мировую Высочайшим приказом Императора Николая II, состоявшимся 27 августа 1916 года награждён орденом Св. Анны 3-й степени за отлично-ревностную службу. Приказом армии и флота, состоявшимся 20 сентября 1917 года, произведён в подпоручики. После Октября 1917 года, как вспоминал Всеволод Никанорович, красные звали его к себе: "Ведь звал же служить в Красную армию старый полковой командир полковник Градзинский, обещал мне батальон. Могло ведь быть и так!" Не пошёл к "красному жулью в Кремле" (В.Н.Иванов), сделал выбор в пользу Адмирала. И останется верен ему. В 1932 году напишет: "Для преодоления революции нужна была совесть, а совести-то и не было. Ни в красном, ни в белом стане. Совесть была только в одном адмирале Колчаке". Не изменил он себе и после возвращения в СССР.
«Я поднялся на второй этаж кирпичного дома по улице Калинина № 76 (в Хабаровске), позвонил. Дверь открыла Мария Ивановна (Букреева, жена В.Н.Иванова), как хорошему знакомому партийному работнику. Всеволод Никанорович сидел за большим столом, работал над своими воспоминаниями. Я окинул взглядом комнату. В глаза бросилось — вместо ковра над кроватью большое развернутое белогвардейское знамя, под которым он служил в царской армии у Калмыкова. В углу — большой кованный железом сундук. Вот и вся мебель кабинета. И я тогда подумал: „В этом сундуке все его богатство, которое он нажил в эмиграции“…», — вспоминал партработник, литератор Юрий Квятковский.
За грузноватость и маститость втайне называли Всеволода Никаноровича — Гора. А в хабаровском городском парке у Амура, где Иванов прогуливался, говорили: «Ну, барин! Живой дворянин! А думали, всех истребили!» Кстати, летом 1971 года я часто бывал в Хабаровске, в центре города, где вполне мог встретить прогуливающегося Всеволода Никаноровича, но я не знал, что он живёт в этом городе над Амуром. Позже решением Исполнительного комитета Хабаровского краевого Совета народных депутатов № 413 от 28.11.1988 года на доме № 76 по улице Калинина установят мемориальную доску (автор — художник В. П. Евтушенко) с надписью "В этом доме в 1957—1971 годах жил и работал Всеволод Никанорович Иванов".
Чувствую определённые угрызения совести от того, что до сегодняшнего дня я не удосужился прочесть его фундаментальную работу "Мы", носящую подзаголовок "Культурно-исторические основы русской государственности", которую Николай Рерих хранил в своей библиотеке в Гималаях.
Затянувшийся пост хочу закончить небольшим отрывком из стихотворения Всеволода Иванова "Мираж". Думаю, умные поймут, а бесноватым необязательно разъяснять, что же сказал автор:
Не возвещали ль на скрижали,
Что жизнь вся будет сладкий пир,
И разве нам не обещали
Заслуженный и вечный мир?
Должны замолкнуть пушки скоро,
Настанут лёгкие года...
Над человеческою сворой
Восстанет Красная Звезда
.
Tags: Адмирал Колчак, Иванов Всеволод Никанорович, Омск
Subscribe

  • За снегирями

    Странно, но заученные в далёком-далёком детстве строки я помню до сих пор. Никакая новая информация, поступавшая в мозг на протяжении шестидесяти…

  • Зимняя охота на дрозда

    Насколько мне известно, на дроздов всерьёз и с ружьями охотятся, за всю Европу не скажу, но в Италии и Франции точно. Я ещё могу понять охотничий…

  • Мои варакушки вернулись

    Вслед за мной, несмотря на продолжающиеся капризы природы на мою деревенскую усадьбу возвращаются потихоньку её постоянные обитатели. Если я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment