alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Как бывший министр Старынкевич уехал за границу


Периодически вокруг того или иного, даже не положительного, а просто объективно-нейтрального отклика об адмирале Колчаке, словно черти из преисподней невесть откуда выскакивают так называемые "знатоки злодеяний" или "преступлений" Верховного Правителя России и начинают гнобить оппонента, заваливая его неподъёмной кучей цитат из многочисленных мемуаров, написанных, как правило, или противниками Адмирала, или лицами, предавшими его. Одной из таких "фишек", наблюдаемых мною чуть ли не с советских времён, является утверждение о репрессиях, которые якобы обрушил Александр Васильевич на всех без исключения министров-эсеров из Временного Всероссийского Правительства сразу после переворота 18 ноября 1918 года. Последний раз с таким явлением я столкнулся дней десять назад, когда очередной "знаток" бросился на меня в интеллектуальную атаку с книгой воспоминаний Виктора Чернова. В правоведении подобное именуется покушением с негодными средствами. На беду нападавшего оказалось, что я не только знаком с подробностями биографии Чернова, который во время колчаковского переворота вообще находился далеко от Омска - в Екатеринбурге, но по ряду обстоятельств мне пришлось изучить когда-то "Дело канцелярии Управляющего Акмолинской областью о выдаче заграничного паспорта Сергею Сазоновичу Старынкевичу".
Я почему-то полагаю, что никто даже из нынешних профессиональных историков, занимающихся Белой Сибирью, не видел в глаза этого тоненького дела из 15-ти листов. Надо ли здесь писать: кто такой Старынкевич? Каждый желающий найдёт его самую подробную биографию в интернете. Я приведу пару-другую сведений, чтобы любому стала ясна ситуация вокруг Колчака и министров-эсеров. Так вот Старынкевич был самый настоящий эсер с достаточно богатой революционной биографией. Был в конце концов отправлен царским правительством в ссылку в Восточную Сибирь, да так в ней и остался. После ликвидации власти большевиков в Сибири он с 7 августа 1918 года являлся управляющим министерством внутренних дел Временного Сибирского правительства, с 4 ноября — министр юстиции Временного Всероссийского правительства, с 18 ноября — министр юстиции Российского правительства. Как видим, Верховный Правитель не только не репрессировал министра-эсера, но и сохранил за ним прежнюю должность в новом правительстве. И был он в нём до 2 мая 1919 года, когда был уволен с должности министра юстиции согласно личному прошению после конфликта с министром финансов И. А. Михайловым. Но вернёмся к "Делу...".
Розово-красная обложка, на которой, кроме названия дела, есть ещё надпись: "Начато 31 июля 1919. Кончено 9 августа". Раскроем "Дело"?
На первом листе личное прошение сенатора Сергея Сазонтовича Старынкевича, проживающего в Омске на улице Плотниковской в доме 5, написаное на имя Управляющего Акмолинской областью 31 июля 1919 года и зарегистрированное за № 1137 от 4 августа. Что же просил Сергей Сазонтович? Цитирую: "... прошу Ваше Превосходительство выдать заграничные паспорта на имя моё и моей жены Зинаиды Алексеевны". И наклеено три марки гербового сбора по 2 рубля каждая.
На втором и третьем листах так называемый "Опросный лист". Начинается он с того, что за правильность сведений, внесённых Старынкевичем, поручились горный инженер Владимир Николаевич Журин и потомственный дворянин Борис Ильич Тацкий. Далее следуют краткие биографические сведения, из которых можно дополнительно узнать, что в Омске Сергей Сазонтович проживал с 5-го августа 1918 года, его семья, кроме жены, состояла ещё из падчерицы Киры, двадцати одного года. И намеревался он выехать "в Японию, Америку, Англию и Францию", имея конечной целью "возвращение в Европейскую Россию". Изложены в этом же "Опросном листе" и биографические данные на его жену Старынкевич Зинаиду Алексеевну, урождённую Нарбут, кстати, потомственную дворянку, родившуюся 27 февраля 1877 года в Казани.
Здесь же подшита "Бессрочная паспортная книжка № 1819/12931", выданная Министерством юстиции 29 июля 1919 года на имя: Сергей Созонтович Старынкевич (Стыранкевич), рождения 6 июля 1875 года, православного вероисповедания.
На последнем, 15-ом листе справка начальника Контр-разведывательного отдела и Военного Контроля Штаба Верховного Главнокомандующего от 7 августа 1919 года за № 29221 о том, что "сенатор Сергей Созонтович Старынкевич с супругой Зинаидой Алексеевной по делам отдела до сего времени не проходили и сведений о них не имеется".
Собственно на этом и заканчивается "Дело", если не считать дополнительно подшитые талоны заграничных паспортов и сопроводительную к ним, которой прапорщик Власов из Владивостокского пограничного пропускного пункта уведомлял, что обладатели этих паспортов 19 сентября 1919 года выехали за границу.
Вот я, сколько бы не читал книг и не изучал документов, ни разу не обнаружил ни малейшего намёка на какие-либо репрессии со стороны А.В.Колчака и подчинённых ему лиц в отношении Старынкевича Сергея Созонтовича, с 1905 года члена Партии социалистов-революционеров и её Военной организации. И у меня закономерный вопрос к "знатокам колчаковских репрессий и преступлений": что скажете на это?
P.S. В тексте я употребляю написание его отчества и как САзонтович, и как СОзонтович в соответствии с написанием в цитируемых мною документах.
Tags: Колчак, Омск, Старынкевич
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments