alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Categories:

Белой армии поручик Зверев



Официально в Омске не торговали алма-атинскими изданиями, но книги издательства "Жазуши" были частыми гостями букинистических отделов книжных магазинов. Вот и "Заимка в бору" (1986) Максима Зверева точно таким путём попала в мои руки, а потом и на книжную полку. Не помню по каким причинам, но прочитал её не сразу. Но зато когда открыл, то уже не отрывался, пока не дошёл до последних страниц. Или сам автор, или издательство определили её жанр, как повесть. Конечно, это литературное произведение, но в нём нет вымышленных героев и нет придуманного сюжета. Это автобиография, написанная талантливым человеком. Он был писателем и учёным биологом. Максим Дмитриевич Зверев написал монографию о хищных птицах Сибири и не меньше полутора десятков книг о природе для детей. Но "Заимка в бору" выбивается из общего ряда. Её место рядом с "Детством. Отрочеством. Юностью" Льва Толстого, "Детскими годами Багрова-внука" Сергея Аксакова, "Детством Тёмы" Гарина-Михайловского, "Моими университетами" Алексея Пешкова-Горького. Одним словом, замечательная книга. Но повернись жизнь Максима Дмитриевича чуть-чуть по-иному, и мы бы никогда не увидели "Заимку в лесу". Почему? Потому что он никогда бы её не написал.
Если верить официальным документам, то Максим Дмитриевич Зверев был арестован в Новосибирске 20 января 1933 года и осуждён Коллегией ОГПУ СССР 5 августа 1933 года по ст. 58-2 (вооружённое восстание) УК РСФСР на 10 лет лишения свободы и освобождён из Томского отделения Сиблага 29 января 1936 года. Но на самом деле он там не сидел, а отбывал наказание по месту основной работы в Новосибирском зоосаду, перечисляя всю зарплату в доход государства. Его спас директор зоосада Алтайцев, воспользовавшись своим влиянием во властных структурах Сибирского края. Но наступил 1937 год. Сотрудники Управления НКВД СССР по Новосибирской области снова внесли Зверева в список лиц, подлежащих новому аресту. Список печатала машинистка УНКВД, оказавшаяся подругой жены Максима Дмитриевича. Наутро Зверева уже не было в Новосибирске. Всё тот же Алтайцев срочно выписал ему командировочное удостоверение в Москву, а Москва без задержки направила его к новому месту работы в Алма-Ату. Вот так он избежал ареста и более чем вероятной меры социальной защиты - расстрела.
Не сгущаю ли я краски? Что же такого контр-революционного мог совершить человек, каковых по современной терминологии определяют не иначе, как ботаники. Всё дело в некоторых подробностях прежней биографии Максима Дмитриевича. А согласно ей, своё первое офицерское звание прапорщик он получил по окончании Алексеевского военного училища в Москве. В 1918-1919 годах в Армии адмирала Колчака занимался обеспечением военных перевозок по железным дорогам в должностях помощника коменданта на ж/д станциях Алтайской, Омской и Томской железных дорог. К концу 1919 года он был уже поручиком. Но в декабре 1919 года основная часть отступавшей колчаковской армии была отрезана восставшим Красноярском. А вместе с ней и поручик Зверев. Комиссия, рассматривавшая дела зарегистрированных офицеров приняла решение к бывшему поручику Звереву репрессий не применять, а как военспеца направить на работу на железную дорогу. Потом после демобилизации будет учёба в Томском университете и всё остальное: новая специальность, совершенно иная сфера деятельности, научная работа. Но офицерское прошлое Зверева не было забыто и карточка с его данными не была списана в архив, а ждала своего часа в оперативной картотеке ВЧК-ОГПУ-НКВД. Но, видно, как говорится, не судьба. Или достался ему при рождении очень надёжный ангел-хранитель, который не дал, не позволил сгинуть ему в расстрельной камере новосибирского УНКВД. Умер Максим Дмитриевич в 1996 году за несколько месяцев до своего столетия, будучи в хорошей памяти и физически активным, насколько позволял столь преклонный возраст.
Фото взято: https://yandex.ru/images/search
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments