May 10th, 2016

беляев

ЭКСКУРСИЯ ПО ВЕСЕННЕМУ ЛЕСУ



Я - не "человек толпы", не тусовщик, мне претит толпа и её производные, будь то демонстрация, манифестация, шествие, митинг, собрание. Но я и не отшельник, я не чураюсь общения, если оно мне интересно. И тем не менее, я, конечно же, отдаю предпочтение, говоря высоким "штилем", общению с природой. Небольшая экскурсия в лес мне интереснее любого телешоу, которые, говоря по правде, я и не смотрю, включая самые политически изысканные, типа "вопросы Президенту", потому что ответы я заранее знаю. А природу можно только наблюдать, и заранее предсказанных вопросов и ответов у неё нет.

И так, 9 мая 2016 года. Я уже как-то говорил, что в двухстах метрах от моего деревенского дома начинается лес... Оставив все насущные дела, отправились на экскурсию по весеннему лесу.



Кто-то отдаёт предпочтение медноствольному сосняку, кому-то по душе таёжные дебри, а у меня впереди берёзовые колки, между которыми петляет просёлочная дорога.



В едва заметной низинке вместо дороги раскинулась полноводная лужа прогретой на солнце воды, с коричневато-красным оттенком от прошлогодней листвы. Обхожу её слева по тропе.



При нашем приближении в воду плюхаются лягушки и расплываются во все стороны. Но в отстоявшейся прозрачной воде их хорошо видно. Да они, похоже, и не очень-то стремятся спрятаться.



Справа от дороги ещё одна заметная лесная достопримечательность. Здесь явно дятел знатно подхарчился. Какого вида был дятел, установить не удалось



Количество и размер древесной щепы вызывают однозначный вопрос: как всё-таки дятел сохраняет свои мозги? Или они у него просто отсутствуют напрочь? Придётся полистать на досуге орнитологический справочник.



Новый поворот дороги. За зелёной акварелью листвы вновь что-то виднеется, новый лесной экспонат.



На этот раз взору предстают массивные трутовики на стволах умерших, но всё ещё крепко стоящих осин. Мой знакомый Евгений Панасенко, пчеловодствующий в Муромцевском районе, утверждает, что нет лучше топлива для дымаря, нежели высушенный трутовик.



Такого здорового трутовика на несколько заправок дымаря вполне хватит. Красавец! Но брать трутовики сегодня не входит в мою программу экскурсии. Оставим его на потом.



Дорога петляет дальше, то влево, то вправо, открывая похожие друг на друга колки белоствольных берёз.



Вот впереди небольшая поляна. Из-под ног стремительно взлетает какая-то птаха, не позволяя себя рассмотреть: то ли овсянка, то ли жаворонок? Теперь внимательно осматриваемся. Внешне ничего особенного, но намётанный глаз по трудно объяснимым словами признакам замечает нечто.



Тихонько раздвигаем высохшие остатки прошлогодней травы, а там... Гнездо с тремя яичками. Похоже, всё-таки овсянки. Возвращаем траву в исходное положение и снова ничего не видно. Уходим.



Впереди за берёзами видна деревня. Экскурсия подходит к концу. Потрачено на неё не более 40 минут. А впечатлений? Учитывая, что не всё нашло отражение в тексте, а ряд фотографий спрятан в запасник для иллюстрации других тем, например, про папоротники.

беляев

ПРО ТЮМЕНЬ, ИЛИ ЧТО ОСНОВАЛИ ВОЕВОДЫ ВАСИЛИЙ СУКИН ДА ИВАН МЯСНОЙ?


Это Тюмень. Точнее, не просто Тюмень, а самое сердце Тюмени. Хрестоматийным, то есть, не подверженным никаким сомнениям, является утвердившееся мнение, что Тюмень возникла в 7093 году от сотворения мира или в 1586 году от Рождества Христова, когда её основали посланные из Москвы воеводы Василий Сукин и Иван Мясной. Справедливости ради следует заметить, что какая-то тень дискуссии всё же присутствует, когда немногочисленные оппоненты сдвигают дату основания на 1585 год. Но это существа дела совсем не меняет.



Тюмень я знаю достаточно хорошо, а также её историю. Дважды мне там довелось поработать, а однажды я чуть не умудрился переехать туда на постоянное житьё, но в самый последний момент уже решённый и подготовленный окончательно переезд сорвался. Но в Тюмени бываю часто. На моих книжных полках стоят книги, изданные в Тюмени, каковых в Омске и днём с огнём не найдёшь. Одним словом, Тюмень - не чужой мне город.



Теперь уже в далёком 1988 году, когда книжный дефицит был полным, при котором интересная книга просто не доходила до книжного прилавка, теряясь где-то на пути к нему, я спокойно приобрёл никому, по-видимому, не нужную книгу Сигизмунда Герберштейна "Записки о Московии" (М.: Изд-во МГУ, 1988, 430 с.).
Кто такой Сигизмунд Герберштейн? Дипломат Римского Цезаря или Императора, зовомого ныне Австро-Венгерским, побывал в Москве дважды: в 1517 году и в 1526 году, то есть, как минимум за 60 лет до признаваемого ныне официальным основания Тюмени и появления её на географических картах. Но интересен он тем, что приводимые им сведения зачастую прямо противоречат ныне принятым за аксиому, а отечественные историки делают вид, будто их не существует.



На фотографии река Тура перед самой Тюменью у села Кулакова. Что сейчас она Тура, Турой была и в XVI веке. Реки в отличие от городов редко меняют свои названия. И вот за 60 лет до основания Тюмени Сигизмунд Герберштейн написал: "... по ней (реке Обь) также живут народы вогуличи и югричи. Если подниматься от Обской крепости по реке Оби к устью реки Иртыша, в который впадает Сосьва, то это займёт три месяца пути. В этих местах находятся две крепости: Ером и Тюмень, которыми владеют господа князья югорские, платящие, как говорят, дань великому князю (московскому)" (стр. 157). Ером и Тюмень стояли на одной реке. Ером, он же Нером, позднее вогульская деревня Еремина, рядом с которой позднее выросло русское Верхотурье. А Тюмень? Она Тюмень и есть!



А Тюмень? Она Тюмень и есть. Но вернёмся к Сигизмунду Герберштейну. Что он ещё писал про Тюмень?
"Великая и обширная область Пермия отстоит от Москвы прямо к северо-востоку на двести пятьдесят или, как утверждают иные, триста миль... (с. 162). (...) Говорят, эта область с востока примыкает к области татар, называемой Тюменью" (с. 163). "За Вяткой и Казанью, в соседстве с Пермией, живут татары, зовущиеся тюменскими (Tumenskij), шейбанскими и кайсацкими. Из них тюменские живут в лесах, и число их не превышает десяти тысяч" (С. 181). "... поблизости находится царство Тюмень, государь которого татарин и на их родном языке называется Tumenski czar, т.е. "тюменским царём" (rex in Tumen)... " (с. 161). Вот кто мне объяснит, почему в современной историографии "царя" документов поменяли на "хана", а царство на ханство?
А теперь зададимся вопросом: а была ли известна Тюмень географическим картам до 1585-1586 г.г.? Смотрим иллюстрации к книге Сигизмунда Герберштейна. И что мы видим? Есть город Тюмень на картах Руси:
а) с гравюры А. Хиршфогеля 1546 года (с. 135).
б) с гравюры базельского издания 1556 года (с.139).
в) Дж. Гастальдо с гравюры венецианского издания 1550 года (с. 143).
г) с гравюры венского издания 1557 года (с. 146).
А что же русские источники? Удивительно, но так называемый Новый Летописец полностью солидарен и с Сигизмундом Герберштейном и западно-европейскими географическими картами Руси. Вот что он нам сообщает: "... и создаша на том городище в Сибири первый град и назваша его по старому имени Тюмень".



А откуда тогда все эти Чинги-тура, Чимги-тура, Чингыд-град, Чингидин и им подобные? А из сибирских летописей конца XVII-первой половины XVIII века. И тогда была богата, видимо, Земля Русская некими "краеведами", запустившими все эти "...-туры".
Пора подводить какой-то итог. А он, похоже, однозначен. Тюмень была основана задолго до Ермакова взятия и появления в Сибири московских воевод Сукина и Мясного, только с прибытия последних она поменяла государственную или владельческую принадлежность: из татарской стала русской.
беляев

ПРО "БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК"


Приближение и проведение очередного 9-го мая уже по традиции прошли сверх-ажиотажно. По всем социальным сетям бесчисленные фотографии ветеранов в орденах и медалях, вокруг всё в георгиевских лентах, и, как завершающий аккорд - акция-марш (или акция-шествие) "Бессмертный полк". Ну что скажешь? Праздник!
Но вот пару-другую лет назад занесло меня в село Степное, что неподалёку от Омска. Интересен мне был Степной редут, ныне находящийся внутри селения. Но меня поразил даже не навоз, которым жители близ лежащих домов засыпали ров двухсот пятидесятилетнего редута, а более современный памятник. Вот он - на фотографии. Погибшим в годы Великой Отечественной войны.




Прошу прощения за низкое качество фотографий. Но тем не менее, на них очень даже хорошо видно состояние памятника. Я только и слышу: "Бессмертный полк! Бессмертный полк!"
А это какой полк?