alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Category:

На моём пчёльнике и вокруг него. Феномен суперорганизма


Не в обиду будет сказано, но большинство людей абсолютно равнодушны к тому, что их окружает. Я не имею в виду вещи или предметы, которыми человек с ненасытной жадностью окружает себя. Речь идёт о том живом космосе, где мы - люди, лишь малая и, наверное, не самая главная часть его. Взять, к примеру, пчелу, перелетающую со цветка на цветок. Собирает пыльцу и нектар, производит сладкий мёд. Что в ней необычного?

Насекомое, как насекомое. С виду ничего, бросающегося в глаза: есть масса других летающих, поражающих либо своим необычным строением, либо "дизайнерской" окраской тела или крыльев. Например, тот же шмель или бабочка, по соседству с пчелой обследующие цветок, выглядят куда импозантней и нарядней. Пчела явно проигрывает по сравнению с ними. Я тоже так думал, пока у меня не появился собственный пчёльник с ульями, наполненными пчёлами.

Мне не понадобилось никаких усилий, чтобы научиться различать в многотысячной семье пчёл по-своему красивую матку, большеголовых, чуть не сказал тупоголовых, трутней и суетливых рабочих пчёл. Любое практическое руководство по пчеловодству просто и доходчиво объясняет роль и место каждого в большой пчелиной семье. Объясняет так, что, кажется, не остаётся никаких вопросов после прочтения. Матка откладывает яйца, пчёлы выращивают расплод и обеспечивают семью кормом, а ленивые трутни едят сладкий мёд в непомерных количествах и иногда вылетают, чтобы спариться с молодой маткой.

Всё настолько просто, что какой-нибудь малограмотный деревенский дед занимается пчеловодством с не меньшим успехом, чем дипломированный пасечник, посещавший курсы пчеловодов. Но эта кажущаяся простота и ясность сразу куда-то бесследно улетучиваются, когда, например, столкнёшься с таким обычным явлением пчелиной жизни, как роение. Вдруг в один прекрасный день, именно прекрасный по состоянию погоды, примерно две трети пчёл вместе с маткой в течение считанных минут вылетают из улья, чтобы покинуть его навсегда.


Для любого пасечника, как ему кажется, ничего таинственного в роении нет. В большинстве случаев приближающееся роение можно распознать по целому ряду обязательных признаков. Во-первых, за несколько дней до роения пчёлы становятся менее активными, проводя большую часть рабочего времени в праздном безделии, вися виноградными гроздьями под летком, во-вторых, где-то на сотах они уже отстроили маточник, в котором ожидает своего часа на выход молодая матка.

Теперь вопрос: кто в пчелиной семье принял решение о подготовке к роению и проведению такового? При этом надо иметь в виду, что, например, все остальные пчелиные семьи на пасеке активно работают и не помышляют о роении. Кто в отроившейся семье отдал приказ? В обычной пчелиной семье примерно 40 тысяч рабочих пчёл. Явно, что ни одна из этих сорока тысяч не обладает функцией командира или начальника, отдающего обязательные распоряжения всем остальным членам семьи.

Кто-то из трутней? Но это вовсе смешно в силу своей нелепости. Остаётся только матка, которая, кстати, в иноязычной литературе обычно именуется царицей или королевой. Раз она царица или королева, то, видимо, именно она обладает прерогативой на принятие судьбоносных решений. А роение как раз таковое. Но попробуйте спросить об этом более или менее опытного пчеловода. В большинстве случаев он, конечно, не даст однозначного ответа, но обязательно укажет на какие-то косвенные признаки, не подтверждающие командную роль пчелиной царицы.


В чём всё-таки дело? Где ответ на вопрос? Вот мы и подошли вплотную к так называемому феномену пчелиной семьи. А феномен заключается в том, что на самом деле даже сорок тысяч пчёл одной пчелиной семьи лишь внешне представляют собой сорок тысяч отдельных насекомых. Отдельных насекомых, которые нежизнеспособны вне пчелиной семьи. Сорок тысяч рабочих пчёл пчелиной семьи всего лишь одно рабочее тело пчелиного организма, существующего в форме сорока тысяч отдельных фрагментов.

Коротко говоря, пчелиная семья - это всё, а отдельная пчела - это ни что. А как же матка, она же царица и королева? Вот в этом месте как раз следует сказать о совершенной точности её названия на русском языке. Можно, конечно, ради красоты слога именовать её и царицей, и королевой, но в суровой действительности бытия это всего лишь, извините за такую подробность, лишь фрагментарно отделённый женский половой орган пчелиной семьи. Поэтому она не может даже самостоятельно питаться. Её кормят рабочие пчёлы специальными выделениями своих желёз. Вся деятельность пчелиной матки сводится к одной единственной функции: один раз спарившись с самцами всю оставшуюся жизнь на протяжении нескольких лет откладывать примерно по две - две с половиной тысячи яиц в день.

Как пчелиная матка есть всего лишь отдельно существующий женский половой орган пчелиной семьи, так и трутни не более как мужской половой орган всё той же пчелиной семьи. Единственное, о чём я не упомянул, так это соты. Обычные восковые соты, которые, как утверждают учёные биологи, также являются фрагментированной, но обязательной составной частью пчелиной семьи. Таким образом, глядя на пчелу, перелетающую со цветка на цветок в поисках нектара и пыльцы, мы в действительности наблюдаем не отдельное насекомое, а отдельный фрагмент суперорганизма, именуемого пчелиной семьёй.


Обо всём этом во всех деталях и подробностях рассказывается в книге "Феномен медоносной пчелы. Биология суперорганизма" Юргена Тауца, профессора Института поведенческой физиологии и социобиологии Вюрцбургского университета (Германия). По-моему, это классная книга. Как по содержанию, так и по оформлению. Понятный, доступный для обычного читателя текст и великолепные фотографии Хельги Р.Хайльманн. И, наконец, первое предложение, с которого и начинается книга: "Пчелиная колония - несомненно, самый удивительный способ упорядочения природой вещества и энергии в пространстве и времени".

Кто же всё-таки принимает в пчелиной семье решения, обязательные для всех? Может быть в ней существует своё собственное "глубинное государство", определяющее всё её поведение. На самом деле никакого "глубинного государства" в пчелиной семье не существует, да и вряд ли этот термин, модный в нынешней политологии, сюда подходит. Здесь более уместно понятие "пассионарии", введённое в научный оборот Львом Гумилёвым для обозначения наиболее активных, непоседливых членов человеческого сообщества.

Любая пчелиная семья живёт спокойно до тех пор, пока не наступают обстоятельства, вызывающие повышенную активизацию отдельных рабочих особей. Например, наметившаяся теснота улья, дальнейшее расширение которого невозможно. С каждым днём всё большее количество рабочих пчёл вовлекаются в "пассионарное" состояние. День ото дня их количество увеличивается и, если пчеловод не предпримет мер по их успокоению, однажды настанет момент, когда вся пчелиная семья придёт в "пассионарное", то есть роевое состояние. Будут отстроены маточники, матку заставят прекратить яйцекладку и в один прекрасный день, именно прекрасный по состоянию погоды, примерно две трети пчёл вместе с маткой в течение считанных минут вылетят из улья, чтобы покинуть его навсегда.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 21 comments