alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Categories:

Пигмеи, мёд и африканские пчёлы-убийцы


Не смотря на мой сугубо оседлый образ жизни, когда все передвижения практически ограничиваются одним маршрутом город-деревня, где-то в глубине моей натуры живёт ненасытный путешественник. В детстве эта страсть удовлетворялась многочисленными поездками по сельским дорогам и окрестным деревням с отцом в кабине его грузовика и чтением книг с описанием путешествий знаменитых путешественников.

Книги Арсеньева и Пржевальского были вне конкуренции не только по отношению к детективам, но и к такой привлекательной в подростковом возрасте области, как фантастика. Никакой Иван Ефремов не мог потеснить Григория Федосеева. И даже теперь, на склоне лет, я отдаю предпочтение книге из "Зелёной серии" перед любым автором "Зарубежного детектива". Вот и в этот раз я углубился в африканские страницы "Занзабуку (Опасное путешествие" американского путешественника и кинорежиссёра Льюиса Котлоу.

В отличие от автора книги, совершившего три продолжительных путешествия по Африке в 1937, 1946 и 1954 годах, у меня нет ни малейшего желания лично посетить описанные им места, хотя его книгу я прочёл с большим интересом. Особенно ту её часть, в которой Льюис Котлоу описывает свои встречи с пигмеями. А если говорить более конкретно, то отношение пигмеев к мёду. Но, как известно, мёда без пчёл не бывает. Нет пчёл - нет мёда. Есть мёд - есть пчёлы. И не просто пчёлы, а африканские пчёлы. Любой интернет-поисковик на ваш запрос "африканские пчёлы" в первую очередь предложит статьи об африканских пчёлах-убийцах.

И так, с одной стороны мы имеем сверх агрессивных пчёл-убийц, а с другой стороны свидетельства Льюиса Котлоу: "Пигмеи питаются кореньями, которых наши желудки не смогли бы переварить, пьют сырую воду, попробовав которую мы бы получили смертельно опасную болезнь, и с удовольствием едят всё живое, попадающееся в лесу, - от гусениц и личинок муравьёв до летучих мышей и змей. Кто, кроме пигмея, может горстями загребать мёд прямо из лесного улья, и при этом так, чтобы грабителя ни разу не ужалили разъярённые пчёлы?"

Через два десятка страниц после заданного вопроса Льюис Котлоу снова возвращается к теме "пигмеи, мёд и пчёлы": "Только одно занятие может привлекать пигмеев сильнее, чем охота, - поиски ульев диких пчёл. Однажды я видел, как бамбути лезли на высокое дерево к дуплу, где находился улей. Подобно нашим монтёрам телефонных линий, они использовали широкие петли, обхватывающие ствол. Только у наших рабочих петли ременные, а у бамбути - из лиан.

Добравшись до дупла, первый охотник, не обращая внимания на жужжащий пчелиный рой, расширил отверстие копьём. Затем он просунул в дупло руку, захватил пригоршню воска с мёдом и отправил его в рот. Один за другим охотники влезали на дерево, ели мёд, и никого из них пчёлы ни разу не ужалили. Я многих спрашивал, почему пчёлы не нападают на пигмеев, но никто не мог объяснить этого; мне только сказали, что иногда бамбути мажут мёдом свою кожу, и жала рассерженных пчёл не могут пронзить эту "броню"
".

Пигмеи в описании Льюиса Котлоу неискушённому читателю могут показаться несмотря на малый рост некими сверхлюдьми или на американский лад - суперменами. Особенно на фоне вот такой информации:
"Африканские пчелы: в чем опасность
Оказавшись в природе, африканизированная пчела показала высокую агрессивность по отношению к окружающим животным и человеку. При этом она особенно опасна, поскольку:
- Нападает при приближении к гнезду ближе, чем на 5 м, а степень агрессивности у нее в 30 раз выше по сравнению с обычными медоносными породами;
- При нападении не одной особи, а всего роя почти всегда исход летальный, поскольку жертву африканизированные пчелы преследуют более 500 м. И даже вода для них – не препятствие. Они выжидают, пока жертва не покажется над поверхностью воды, и нападают вновь;
- Агрессивное состояние у представителей породы сохраняется долго (до 8 ч. ), причем не только у отдельных особей, но и у всего роя. Для сравнения: обычные медоносные породы успокаиваются максимум через час;
- Опасности при нападении подвергаются не только животные или человек. Африканизированная пчела нападает на пасеки, уничтожая обычных пчел и заселяя ареалы их обитания
".

Так на чьей стороне правда? Кто прав: Льюис Котлоу или современные исследователи поведения пчёл? Задав этот вопрос, я почему-то сразу же вспомнил знаменитый диалог Филиппа Филиппыча с Шариковым из "Собачьего сердца" Михаила Булгакова: "Шариков пожал плечами.
— Да не согласен я.
— С кем? С Энгельсом или с Каутским?
— С обоими, — ответил Шариков"
В отличие от Шарикова, я, как раз, согласен с обоими: и с Льюисом Котлоу и с любым утверждением о смертельной опасности африканских пчёл-убийц. Правда заключается в том, что пигмеи, как бы часто они не разоряли семьи африканских пчёл, никогда не смогут встретиться с африканскими, правильнее их называть африканизированными, пчёлами-убийцами.

Пигмеи живут в Африке, а пчёлы-убийцы в Америке, как Южной, так теперь и в Северной. Но если они живут в Америке, а не в Африке, то почему тогда они африканские или африканизированные? Объяснение, кстати, очень простое. Пчела-убийца была выведена в Бразилии в 1956 году в ходе вроде бы совсем невинного эксперимента. В Википедии он описывается следующим образом: "Бразильский энтомолог и генетик Уорик Керр по просьбе пчеловодов привёз африканских пчел из Африки (Танзания). Из-за хорошей физической силы и плодовитости африканских пчёл Керром было принято решение создать путём скрещивания подвид, который смог бы лучше прижиться в жарком климате Бразилии. Эксперимент по их скрещиванию проходил в специальной лаборатории в Генетическом центре Университета Рио-Клара. Чтобы не происходило самопроизвольного роения, ученый установил в ульях специальные заслонки, сквозь ячейки которых могли пролезть только рабочие особи, а более крупным трутням и маткам выход был закрыт. Эксперимент довольно успешно продолжался около года, пока в один из дней не произошло непредвиденное. По непонятно каким причинам эти защитные заслонки были отодвинуты и все 26 «новоиспеченных» пчелиных семей вырвались на свободу.

Буквально через 5 лет, в начале 60-х годов начали поступать сведения о том, что участились случаи нападения пчел на людей и домашний скот. Чем была вызвана такая агрессивность, никто не понимал. Позже стало понятно, что это все проделки потомков тех самых улетевших «видоизмененных» африканских пчел. За это время они успели скреститься с местными видами пчел и распространиться на обширные территории. На этом фоне сложился миф о бразильских пчелах — убийцах, которым позже дали более нейтральное название — африканизированные медоносные пчелы (Аfricanised honey bees)
".

То есть, африканские или африканизированные пчёлы-убийцы - это созданный с участием человека гибрид всем известной медоносной пчелы Ápis melliféra с африканской медоносной пчелой Apis mellifera scutellata – близкой родственницей обыкновенной европейской медоносной пчелы Ápis melliféra. Ни та, ни другая по отдельности на роль убийц не годятся, но полученный в результате их скрещивания гибрид стал действительно убийцей. Если верить опубликованным данным, то "по статистике, с 1969 года в Бразилии от укусов африканских пчёл погибло больше двух сотен человек, а несколько тысяч серьёзно пострадали. Погибшие домашние животные исчисляются тысячами. Именно по этим причинам известны также под названием «пчёлы-убийцы». Нападают на любое животное, которое появилось в радиусе 5 метров от улья. Преследуют своих жертв на протяжении полукилометра, а иногда и более".

Вот в чём преимущество путешествия по страницам книг от реальной поездки в ту или иную страну? Во-первых, можешь сразу совместить два книжных "путешествия": одно в Африку к пигмеям, любящим мёд, и другое - в Америку, где пчёлы-убийцы вроде бы гоняются с утра до вечера за несчастными людьми и животными. Во-вторых, и это главное, сидя в кресле с книгой в руках о путешествии по дикой Африке не получишь укуса не только от пчелы-убийцы, но даже от мухи цеце.



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 13 comments