alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Поднебесная и варвары. Как я был гегемоном



18 июля 1971 года. Князе-Волконка. Тридцать километров от Хабаровска. Наш взвод только что принял воинскую присягу:"Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Вооруженных Сил, принимаю присягу и торжественно клянусь... Я всегда готов по приказу Советского Правительства выступить на защиту моей Родины — Союза Советских Социалистических Республик и, как воин Вооруженных Сил, я клянусь защищать ее мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагами".

Ровно за одни сутки до этого - 17 июля 1971 года - тайным авиарейсом в Пекин прибыл эмиссар правительства США Генри Киссинджер. Так маоистское руководство Китая приступило к реализации классической китайской стратагеме: натравливать варваров друг на друга и заручаться поддержкой дальних врагов против ближних. Воспитанный на так называемых ценностях англо-саксонской цивилизации Ричард Никсон вещал в Вашингтоне:"Мы просто не в состоянии позволить себе, чтобы Китай навсегда оставался вне семьи наций, живя со своими фантазиями, культивируя ненависть и угрожая соседям. На этой маленькой планете просто нет места, где бы миллиард потенциально самых способных людей жил в сердитой изоляции".

А в Москве в это время уже ставший всенародно известным Владимир Высоцкий исполнял на полуподпольных концертах свою песню "Возле города Пекина":
Возле города Пекина
Ходят-бродят хунвейбины...
И ведь главное, знаю отлично я,
Как они произносятся,-
Но что-то весьма неприличное
На язык ко мне просится:
Хун-вей-бины...


На следующий день после присяги, наш 4-й взвод снова стоял на плацу. Правое плечо оттягивал автомат АКМ, я до сих пор помню его номер - СР 1094, а на ремне ощутимым грузом висел подсумок с двумя магазинами, полными патронов. Взвод заступал в караул. Командир роты - щеголеватый и подтянутый, весь такой прямо-таки изящный капитан Мартасов, по кличке Люся, проводил инструктаж:"Бойцы! Категорически запрещено часовому спать на посту. Запомните, что когда вы тёмной ночью спите на посту, в это время китайский хунвейбин с ножом в руках подкрадывается к вам вон по тем кустам". И капитан лёгким изящной взмахом руки указал на невысокий кустарник, сбегающий от военного городка к берегу Ситы.


Я совсем не спроста вспомнил и Князе-Волконку, и капитана Мартасова, и крадущегося по кустам вдоль берега Ситы с ножом в руках китайского хунвейбина. Поводом для таких специфических воспоминаний послужило чтение книги уже упоминаемого Генри Киссинджера "О Китае" (Перевод с английского. - Москва: Издательство АСТ, 2017, 640 страниц). В ней знаменитый американец подробно описывает свои переговоры с руководителями коммунистического Китая, включая самого "Великого кормчего", о совместном противодействии США и КНР "гегемонизму". Для тех и для других пресловутый "гегемонизм" был элементарным кодом. Таким образом, тайно договаривающиеся стороны шифровали СССР.

Справка: Гегемон - это тот, кто господствует, главенствует над кем-либо , чем-либо.

Похоже, председатель КПК Мао Цзедун, придумавший такую философскую категорию, как гегемонизм, был, наверное, стихийным гегельянцем. Я сомневаюсь, что он когда-либо изучал "Науку логики" или "Философию права" Гегеля, но будучи в какой-то степени марксистом, он мог чисто интуитивно, то есть, неосознанно использовать отдельные элементы гегелевской диалектики. Но вот, что касается осознанности в действиях Мао Цзедуна, то руководящим началом, определяющим, кстати, не только его политику, но и всей элиты Китая, был в прошлом, есть в настоящем и остаётся в будущем последовательный национализм. Вся коммунистическая идеология, которой придерживались и придерживаются китайские коммунисты, не более как временное платье на теле национализма.

Тот же Генри Киссинджер, анализируя не только историю Китая, но и его сегодняшнее состояние, откровенно признаёт, что его настоящая, действительная идеология базируется на одном основополагающем принципе: в мире есть Китай и варвары. Давая оценку самым лучшим советско-китайским отношениям, сложившимся между СССР Иосифа Сталина и Китайской Народной Республикой Мао Цзедуна, Киссинджер говорит, что на самом деле это были (внимание!): идеологические союзники, но стратегические противники. Поэтому нет ничего удивительного в том, в каком направлении исторически развивались отношения не только между КНР и СССР, но и между КНР и США. Если СССР стратегический противник, то правомерно противодействовать ему в союзе с кем угодно, без каких-либо ограничений.

Кстати, в книге Киссинджера я нашёл подробности описания одной из встреч Мао Цзедуна с Никитой Сергеевичем Хрущёвым. Будучи студентом университета, это уже после службы в армии, от одного из преподавателей я услышал историю о том, как Никита Сергеевич приехал с визитом в Пекин, где Мао Цзедун принял его, купаясь в ванне. Мол, Хрущёв не растерялся, быстренько разделся, залез в ванну к Мао и состоявшиеся переговоры прошли в "тесной, дружеской обстановке". Факт, признаюсь, несколько анекдотический. Был ли он на самом деле?

Генри Киссинджер утверждает, что похожий факт имел место быть. Только это была не ванна, а бассейн, в котором плавал Мао Цзедун. Хрущёву ничего не оставалось, как раздеться и тоже лезть в воду. Но беда заключалась в том, что бассейн был глубокий, а Никита Сергеевич не умел плавать. Поэтому ему пришлось вести переговоры, держась за спасательный круг или даже надев его. Правда, потом он всё-таки додумался вылезти из воды и, усевшись на стенку бассейна, в одних трусах обсуждать мировые проблемы.

Конечно, случай вроде бы действительно анекдотичный. Хотя в действительности глубоко продуманный. Грамотно нанести оскорбление - это надо уметь. Кстати, наступившее затем ухудшение отношений между СССР и КНР, приведшее к военным столкновениям в 1969 году на советско-китайской границе, не есть следствие действий Хрущёва по развенчанию так называемого культа личности Сталина, а результат политики Мао Цзедуна, никак не связанный с тем, что делал наш импульсивный Никита Сергеевич.

Но куда интересней мне было читать последние главы книги, где упоминания о СССР и России практически исчезают со страниц и остаются только два действующих субъекта - КНР и США. Пресловутый гегемонизм, против которого на протяжении двух десятилетий так дружно и сообща боролись два государства: самое экономически сильное и самое численно населённое, исчез как виртуальный дух, оставив партнёров наедине. И тут вдруг выяснилось, что в этой паре произошли принципиальные изменения: США своими инвестициями не только практически взрастили экономику Китая до уровня собственной, но и получили равноценного себе стратегического противника.

Как тут опять не вспомнить всё того же Владимира Семёновича с его песней? Оказывается, он ещё тогда, в преддверии тайного визита Генри Киссинджера в Пекин, знал, чем всё это закончится. Если Ричард Никсон, отправляя Киссинджера на переговоры с Мао Цзедуном, не столько мечтал вовлечь КНР в "семью наций", сколько поставить Советский Союз в неудобную позу, то Высоцкий не счёл нужным утаивать тот вывод, к которому пришёл его поэтический ум:
Что-то тихо, в самом деле,-
Думал Мао с Ляо Бянем,-
Чем еще уконтрапупишь
Мировую атмосферу:
Вот еще покажем крупный кукиш
США и СССРу!


Последние страницы книги, где Генри Киссинджер, глядя на крупный кукиш, который Китай показывает сегодня США, - это растерянность не только и не просто автора книги, но и субъекта, чья многолетняя деятельность по строительству дружеских, чуть ли не союзнических, совместных действий по противостоянию с "гегемонизмом" СССР завершилась этим самым кукишем.

И тем не менее, несмотря на столь печальный итог, я считаю Генри Киссинджера очень умным и знающим человеком. И книга его очень умная. Это говорю я, который в далёком теперь 1971 году был всего лишь мельчайшей частицей советского гегемонизма, но той частицей из многих миллионов, которые в своей совокупности почему-то заставили против них сообща ополчиться самой многолюдной коммунистической и экономически самой сильной капиталистической державам. Неужели я был столь силён и опасен?

P.S. На фотографии 4-й учебный взвод 4-й учебной роты. 18.07.1971 год. Князе-Волконка. В самом нижнем ряду третий слева - автор этих строк.

P.P.S. Я вот что подумал. Если бы вдруг я решил составить список книг, как, например, Андрей Фурсов или Сергей Переслегин для тех, кто интересуется современной историей или ныне модной геополитикой, то книга Генри Киссинджера обязательно бы была включена мною в подобный перечень одной из первых. И автор, и книга заслуживают этого без каких-либо оговорок.





Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 21 comments