alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Categories:

Абатская волость в Сибирии есть...


При упоминании слова "волость" у меня, как, наверное, у многих, жизнь которых начиналась в Советском Союзе, в памяти сразу же всплывают строки:
Красивое имя,
Высокая честь -
Гренадская волость
В Испании есть!
- написанные Михаилом Светловым чуть ли не сто лет назад - в 1926 году. Только в отличие от героя светловской "Гренады" у меня никогда не возникало желания "пойти воевать, чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать". Это Михаил Аркадьевич Светлов, "русский советский поэт", как его называет всезнающая Википедия, родившийся в Екатеринославе в семье Арона Боруховича Шейнкмана и Рахили Ильевны Шейнкман, был одержим интернациональной идеей нести на штыках мировую революцию по всему земному шару, а я как-то вопреки подобной пропаганде почему-то стал эдаким домоседом - патриотом большой родины, именуемой Россией, и малой - по имени Абатский район - угнездившейся на границе Тюменской и Омской областей.


В годы Советской власти эта территория сначала была отнесена к Тюменской губернии, потом её, лежащую чуть ли не посередине Западно-Сибирской равнины, включили в громаднейшую Уральскую область, чтобы потом отдать в Омскую и окончательно определить в составе Тюменской. А до всех этих советских экспериментов с административно-территориальным делением Абацкая или Абатская слобода и волость, с её деревнями, протянувшимися вдоль поймы Ишима, входили в Ишимский уезд Тобольской губернии. Правда, при Петре I, вместо уезда был дистрикт, но подобная заумь "революционера на троне" совсем не противоречит практике большевиков, восхитивших российскую власть двести лет спустя.

В моём деревенском детстве я имел два преимущества перед своими друзьями и сверстниками: во-первых, мой отец работал шофёром на грузовике ГАЗ-51, и, во-вторых, он никогда не отказывал мне в рабочих поездках с ним. В результате я вместе с ним исколесил не только весь Абатский район, но и многие деревни соседних районов. А так как я был, да и до сегодняшнего дня остаюсь человеком чрезвычайно любознательным, то эти поездки давали мне столько и такой информации, каковую невозможно было получить из других источников. Например, одно дело знать, что где-то есть деревни Сырьёво и Пеньково, и совсем другое съездить туда за песком. И пока грузчики вручную лопатами кидают в кузов песок, я мог бродить вдоль маленькой речушки Балаир рядом с карьером и смотреть, как пеньковский пастух, оставив стадо, таскает удочкой краснопёрых чебаков. Либо, проезжая от Абатска к городу Ишиму, видеть многочисленные курганы, оставленные неизвестными народами. А в одной из деревень я однажды впервые увидел дом, крытый берёзовой берестой.


Этот эпизод с домами, крытыми берестой, не только никогда не исчезал из моей памяти, но совсем недавно вдруг оброс многочисленными подробностями. Поводом для этого послужила довольно-таки интересная книга, пополнившая моё - совсем не маленькое - книжное собрание. Мне удалось заполучить солидный том в 496 страниц с названием "Село Абатское и Абатская волость в начале XVIII - начале XX века". Её автор - профессиональный историк Евгений Владимирович Еланцев. Могу сказать, что мне повезло. Иначе как расценить тот факт, что я стал обладателем книги, вышедшей тиражом всего лишь 350 экземпляров в никому не известном издательстве ООО "Ишимская типография". Вообще Абатску везёт, везёт в том смысле, что это вторая книга профессионального историка, посвящённая этому селу. Про краеведов с их неизменным "форпостом № 868" я молчу. Первым же профессиональным исследованием была книга новосибирского историка Геннадия Антоновича Ноздрина "Очерки истории села Абатского конца XVII - начала XX века" (2013 год).

Здесь замечательно то, что книга Е.В.Еланцева, описывая тот же самый предмет и тот же самый период, что и книга Г.А.Ноздрина, совершенно не является её двойником или близнецом. Совершенно другой и неожиданный по фактуре подход. Фактически исследование Е.В.Еланцева - это своеобразная энциклопедия жителей села Абатского и Абатской волости на протяжении двух дореволюционных веков. Деревня - и перечень фамилий и имён, другая деревня - и снова фамилии и имена. И так на протяжении двух сотен лет. Возникали и исчезали деревни, менялся состав их жителей - автор скрупулёзно показывает все происходившие изменения. И хотя моя родная деревня, образованная в 1929 или 1930 году, как Мещеряковский совхоз, вроде бы не попадает в тот временной период, который исследует автор, да к тому же на территории, которая ранее относилась к соседней с Абатской другой волости - Фирсовской, но её сборное население, побежавшее от коллективизации во все стороны, в том числе в ново организованный наш совхоз, явилось носителями как раз тех фамилий, перечисленных в книге.

Например, я знал, что многочисленные Бусыгины приехали в Мещеряки из Бобыльска, а Склюевы - из Тельцовой, а Шиховы - из Узловой. И список можно множить. Теперь, читая книгу, я вижу не просто подтверждение моих личных знаний, а всю историческую ретроспективу движения этих фамилий. Кстати, довольно убедительной мне показалась версия, выдвинутая Е.В.Еланцевым по поводу местонахождения деревни Коиновой и её исчезновения. Похоже, действительно эта деревня никуда не исчезала, а стоит себе до сегодняшнего дня на том самом месте, где и была триста лет назад. Просто в XVIII веке она утратила своё первоначальное название Коинова, превратившись в Бобыльск. Как раз сопоставление фамилий жителей этих деревень позволяет сделать такой вывод.


Я не вижу смысла пересказывать содержание всей книги. Я думаю, она интересна каждому, кто не равнодушен к истории своей малой родины или хотя бы интересуется историей своей семьи, если эта история каким-то образом касается не только ограниченной территории бывшей Абатской волости, но и всего Абатского района в нынешних его границах. Меня же, честно говоря, удивило вот ещё что, оказывается, что на протяжении более двухсот лет - от начала XVIII века и до начала XX века - основным материалом, которым крыли крыши в деревнях Абатской волости, да и в самом селе Абатском, была берёзовая береста. Не привычная по описаниям Европейской России солома, а именно и преимущественно береста. Похоже, в своём детстве я успел застать и увидеть то, что к середине XX века уже ушло в историческое небытие. Кстати, автор в конце книги разместил таблицы по каждой из деревень, в которых указано: кому принадлежало домовладение, из чего был построен дом и чем покрыт. Я специально не подсчитывал, но крыши из тёса, камыша, дёрна и земли, особенно из трёх последних, были очень редкими, чуть больше было тесовых, но береста царила повсеместно. Вот такой берестянокрышей была вся Абатская волость в далёкой дореволюционной Сибири.



Tags: Абатская волость, Еланцев Евгений Владимирович, Мещеряковский совхоз, деревня Бобыльск, деревня Коинова, село Абатское
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 24 comments