alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Category:

Мой дед Беляев, которого я никогда не видел


Я никогда не видел своего деда Григория Трофимовича Беляева. На это была веская объективная причина: он умер в марте 1950 года в Омске, куда приехал, заболев тяжелейшим воспалением лёгких. Рассказывали, что он надеялся на помощь какого-то своего родственника - профессора медицины. Но никто никаких подробностей сообщить мне не мог.

Насколько мне известно, в Омском медицинском институте с 1931 по 1938 год кафедру госпитальной терапии возглавлял профессор Беляев Александр Петрович, 1895 года рождения, уроженец города Иркутска. Но 26 февраля 1938 года он был арестован по обвинению по печально знаменитой статье 58 УК РСФСР. Ему вменялись в вину пункты 10 и 11: пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти. Но Александру Петровичу повезло - 13 октября 1939 года прокуратурой дело было прекращено за отсутствием состава преступления. Судя по всему, полтора года ему пришлось провести в тюремной камере. О дальнейшей судьбе профессора Беляева у меня сведений нет и имел ли он какое-либо отношение к моему деду Беляеву Григорию Трофимофичу я сказать не могу.

На фотографии слева мой дед Григорий Трофимович. Мой отец Андрей Григорьевич был очень похож на него, а я - нет. Я больше похож на того, кто справа на фотографии. Это самый близкий друг моего деда - Филипп Степанович Чижов. Моё же внешнее сходство с ним объясняется очень просто - он родной брат другого моего деда - Чижова Алексея Степановича.

Дед же мой Григорий Трофимович был родом из Богдановки Екатеринославской губернии, где родился в семье русских крестьян в феврале 1889 года. В 1895 году большая группа жителей Богдановки, включая Беляевых, ушли "самоходами" в Сибирь, где поселились в Тюкалинском уезде Тобольской губернии на переселенческом участке Добряк, назвав новое место жительства Тихвинкой. (Подробнее об этом я писал:"У меня "богдановская" фамилия" https://alexa-bell.livejournal.com/69855.html).

На фотографии хорошо видно, что кисть левой руки у деда изуродована. Это наследие Германской войны. Отец рассказывал, что деда достала австрийская пуля, когда их гренадёрская рота шла в очередную штыковую атаку. А в атаке два друга и односельчанина Григорий Беляев и Филипп Чижов всегда держались вместе. Прошу прощения за излишний натурализм, но мне так рассказывали, они в атаке на два штыка брали австрийца, перебрасывая его через себя, словно в деревне в страду вилами сноп хлеба.


Недавно стали доступны архивные документы по Первой Мировой войне. Среди них я нашёл, непосредственно относящиеся к моему деду. Вот один из них. Из него следует, что 18 марта 1915 года рядовой 90-го Онежского пехотного полка Беляев Григорий Трофимович, 26 лет отроду, православный, грамотный, женатый, был действительно ранен в левую кисть и направлен из дивизионного госпиталя на дальнейшее излечение в город Бугуруслан Самарской губернии. Всё бы ничего, но только кисть полностью утратила подвижность, а в крестьянском хозяйстве это серьёзный минус.

Как видим, дошедшее до меня семейное предание о ранении деда документально подтвердилось. Но немного смущала его гренадёрская принадлежность. Поискав, обнаружил такие вот сведения:"90-й пехотный Оне́жский полк — пехотная воинская часть Русской императорской армии. Полковой праздник — 30 августа. Дислокация в начале XX в. — Ревель, в составе 23-й пехотной дивизии 18-го армейского корпуса". И ведёт он свою историю с 29.04.1803 года, когда были сформированы именно на гренадерском положении 2-й и 4-й морские полки. Так что гренадёрство моего деда тоже имеет историческое обоснование. Но дальше - больше. Есть великолепное описание одной из рот 90-го Онежского полка, относящееся ко времени службы моего деда:

"... увидел перед собой каменную шеренгу солдат. Усики их, одинаково закрученные, были совершенно похожи, а самые лица, кукольно-недвижные, казалось, бесконечно повторяли один и тот же отпечаток чьей-то фотографии. Он провел глазами по фронту: оригинал её оказался на правом фланге в капитанских погонах. Это был командир роты.
— Вам, может, кажется, что эта вон рота армейского, с-дула-заряжающегося-богородице-дево-радуйся пехотного полка тоже случайно сюда попала? Вдумайтесь, господа, почему президента встречает не гвардия, а какой-то несчастный девяностый Онежский пехотный полк?
— Рожи похожи, — сказал сзади тот же гардемарин. — Рожи у них подобраны замечательно.
— А смысл-то в этом какой? Смысл, господа? — воскликнул Бобринский, приходя в восторженность. — Глубокий смысл! Вот-де, какая наша страна, если в обыкновенный армейский полк целую роту близнецов подобрать можно! Какие ж у нас резервы, если такой выбор возможен! Ротный командир определенно сделает карьеру, уж орденок ему сегодня обеспечен.…

(Соболев Л.С. Капитальный ремонт. — Калининград: Калининградское книжное издательство, 1962. — С. 238)".


Кстати, Григорий Беляев и Филипп Чижов были далеко не единственными жителями деревни Тихвинка, воевавшими в составе 90-го Онежского пехотного полка. В архивах сохранился "Список нижним чинам 90 пехотного Онежского полка, раненым в боях в Карпатах с 16 по 31 марта 1915 года". Во-первых, он подтверждает, что мой дед был ранен именно в боях с австрийцами. Во-вторых, в списке рядом с ним находятся имена ещё двух жителей той же Тихвинки: Скачков Трофим Степанович и Марин Иван Васильевич. Это не считая других военнослужащих из числа жителей Камышенской волости, перечисленных на той же странице списка. Все они были военнослужащими 16-й роты 90-го Онежского пехотного полка.

Фотография, размещённая в начале статьи, вероятней всего относится ко второй половине 20-х. В Гражданскую войну мой дед Беляев участия не принимал и в дальнейшем, в отличие от Филиппа Чижова, никаким активистом не был. Филипп Чижов стал большевиком, в 1918 году был одним из руководителей партизанского отряда, действовавшего в Камышенской волости, а в конце 20-х стал организатором коммуны из жителей деревни Тихвинка. Коммуну назвали политически актуальным тогда именем "Сакко и Ванцетти", разместилась она на лучших тихвинских землях в трёх или четырёх километрах от Тихвинки. Быстро проела всё, что можно было проесть и была преобразована в колхоз имени Сакко и Ванцетти Крутинского района Омской области.

А Григорий Беляев к тому времени подрядился возить из Крутинки почту. Не знаю точной даты, не могу назвать даже год, но это было где-то уже в 30-е, когда мой дед вместе с почтой получил в Крутинке пакет от районного отдела НКВД на имя председателя сельсовета. Не знаю точно, каким путём, но говорили, что из-за лишней словоохотливости одного из сотрудников, он узнал, что в пакете находилось предписание произвести немедленно арест Филиппа Степановича Чижова и доставить в район. Григорий Трофимович поступил мудро: он, найдя вескую уважительную причину, задержался в райцентре допоздна и, когда вернулся, то не только сельсовет уже не работал, но и вся деревня спала глубоким сном. Утром сразу же отнёс пакет в сельсовет. Пакет вскрыли, побежали к Филиппу Чижову, но, как пояснила его растерянная и ничего не знающая жена Анна, муж ночью зачем-то вышел во двор и больше она его не видела.

Дед же мой почти всю жизнь прожил в Тихвинке, был женат на Федоре Александровне Трифоновой, с которой родили и воспитали шесть детей: Ивана, Анисью, Андрея, Григория, Марию и Нину. Мужчина, как рассказывали, он был чрезвычайно любвеобилен и, судя по всему, пользовался большим успехом у прекрасного пола. В деревне не знали слова любовница, в ходу было наименование сударка. Чем он их так очаровывал, я не знаю, но сударок у него было много, в том числе по соседним деревням, а потому с женой у него отношения, мягко говоря, совсем не ладились. Жена ему по воле родителей досталась некрасивая, к тому же чрезвычайно скупая, а у деда натура была широкая. В войну и сразу после войны он работал в Тихвинке продавцом сельпо и, не задумываясь, одаривал приглянувшихся покупательниц подарками, о чём, как это принято в деревне, всезнающие доброжелатели сразу же доносили его жене.

Вот таким был мой дед Григорий Трофимович Беляев, ходивший в штыковые атаки, любивший женщин и бывший самым верным другом. Прожил он только 61 год и умер за полтора года до моего рождения. По этой-то уважительной причине мне не довелось с ним встретиться, но так распорядилась жизнь, что единственными продолжателями его рода являются мои внуки, а его праправнуки, носящие фамилию Беляевы.







Tags: 90-й Онежский полк, Беляев Григорий Трофимович, Камышенская волость, Чижов Филипп Степанович, деревня Тихвинка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 16 comments