alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Categories:

Мой первый шаг к пчёлам и пасеке


Есть обязательный традиционный вопрос, который рано или поздно, но обязательно зададут человеку, если он вдруг заведёт пасеку:"Почему ты решил держать пчёл?" Чаще всего в ответ услышишь, что на самом деле никакого "вдруг" не было, а пчеловодством обязательно кто-то уже занимался, если не в семье, то в родне: отец, дядя, дед и так далее, пока след не затеряется на каком-нибудь куме или свате.

Но я, не знаю, хорошо это или плохо, но исключение из правила. Любая попытка отыскать в родне пчеловода обязательно закончится крахом, даже если пройдёшься по боковым и отдалённым ветвям генеалогии. Никто никогда пчёл не держал и не пытался. Так что именно мне выпала честь стать основоположником пчеловодства в семье и родне. Отсюда закономерен вопрос:"Как и почему это случилось?"

Удивительно, но я сам не могу на него ответить. Сказать, что я всегда, чуть ли не с детства, мечтал об этом, но это будет неправдой. Правдой будет лишь то, что я, строго говоря, жил по соседству с пчёлами. Водили пчёл деревенские соседи Сергеевы, чей дом стоял наискосок от нашего дома. Хотя пчёлы у них были, как я теперь понимаю, средне-русские, славящиеся заметной агрессивностью, тем не менее от их злобности мы не страдали, хотя от случайного ужаления никто застрахован не был.

Опасными были те дни, когда у Сергеевых происходила качка мёда. Вот тогда можно было наблюдать какого-нибудь односельчана, бегущего мимо нашего дома и отчаянно отбивающегося руками от невидимого противника. Как правило, такой забег по деревенской улице заканчивался тем, что спринтер потом пару дней щеголял заплывшим глазом или живописно опухшей губой. Никаких скандалов между ужаленным и собственниками пчёл я что-то не припоминаю. Как-то само собой подразумевалось, что виноват сам потерпевший, не сумевший избежать нападения.

В остальное время соседские пчёлы дружно гудели в жёлтых цветках огуречных грядок и с утра до вечера пили воду из большой деревянной кадки, в которой отстаивалась и грелась колодезная вода для полива тех же огурцов. Поэтому надо было аккуратно брать воду, чтобы не спровоцировать нападение. На этом всё моё общение с пчёлами заканчивалось, если не считать обязательной тарелки с забрусом, которую мы в качестве традиционного подарка или дани получали от Сергеевых после качки мёда.

Сейчас, задним числом сам пытаясь объяснить свой приход к пчёлам, я нахожу лишь то, что всегда, с самого детства, был тем, кого принято называть громким именем натуралист. Я возился с собаками, держал голубей и кроликов, притаскивал из леса всевозможные растения и рассаживал их успешно в огороде, превращая его в подобие сада. Так я посадил в нём лесную смородину, яблоню-ранетку и боярышник. В боярышнике, когда он разросся, превратившись в небольшое колючее деревце, поселилась пара варакушек. А в палисаднике цвели лесные анемоны и венерины башмачки.

Я не торопил события, но где-то в глубине сознания у меня всегда жила мысль, что когда-нибудь наступят такие времена и сложатся такие обстоятельства, которые позволят мне завести пасеку. Откуда и как родилась подобная мысль, честно, не знаю. Но она, сколько помню, была всегда: у меня будет своя пасека. И, подтверждая этот факт, я точно могу сказать, когда сделал к этому, или в этом направлении, первый реальный шаг.

Прошло уже почти тридцать лет. Шёл, если не ошибаюсь, последний советский год - 1991. Мне сорок лет: работа, командировки, семья, дети-школьники. И между всем этим вполне невинное увлечение в виде самых обычных книг. Требовалось совсем немногое: время от времени забегать в книжные магазины. Благо, один из них - №10, или попросту "десятка", был недалеко от дома рядом с остановкой общественного транспорта.


Факт совершенно обыденный, на событие не тянет, но почему-то помню во всех подробностях, как не найдя на книжных полках магазина ничего интересного, вдруг увидел тоненькую брошюрку яркого оранжевого цвета с названием "Я - пчеловод". Имя автора - И.Барашев, абсолютно ничего мне не говорило. Из выходных данных следовало, что её только что издало Омское книжное издательство. Бумага - самая дешёвая, серая, газетная. Зато тираж 50 тысяч. И цена - теперь таких не бывает - 1 рубль.

Не раздумывая, достал из кармана рубль и купил книжку. А придя домой, чуть ли не в один присест, одолел её скромные девяносто пять страниц текста. Ничего необычного, очень краткая инструкция по содержанию пчёл. Никаких лишних слов, ни наукообразных многословных рассусоливаний, всё сжато и по делу. Не знаю, чья это заслуга: автора или редакторов, но текст легко читается и усваивается.

Именно так, в теперь уже далёком 1991 году, купив и быстренько прочитав книжку Ивана Ивановича Барашева "Я - пчеловод", я сделал свой первый шаг к пчёлам и пасеке. После этого первого шага прошла чуть ли не четверть века прежде, чем я сделал второй шаг в том же направлении. Но это уже был второй шаг и рассказывать о нём лучше всего отдельно. Тем более, что между первым и вторым шагом пролёг столь продолжительный временной интервал. Но это уже особенность моей личности - играть в долгую.

Много позже, когда я купил своих первых пчёл и завёл собственную пасеку, я приобрёл толстенные труды знаменитых пчеловодов и всевозможные справочники по пчеловодству. К книжке И.И.Барашева "Я - пчеловод" никогда больше не обращался, да и навряд ли она могла мне в чём-то помочь или что-то объяснить, но тем не менее я её до сих пор бережно храню и в моей пчеловодческой библиотеке она по праву занимает принадлежащее ей первое место.


Tags: Барашев И.И. "Я - пчеловод", пасека, пчёлы, целебный мёд
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 14 comments