alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Categories:

Про Мещеряковский и Липинский участки Фирсовской волости


Всё дело затянулось только потому, что я, не подумав, взялся за решение задачи не с того конца. Ведь всегда помнил и никогда не забывал сюжет, с которого начинается ныне всеми забытый роман Леонида Иванова "Сибиряки". Руководители будущего совхоза, выехав на место, всё время сверяются с картой:

"Никифоров нахмурился. Его уже волновало то, что второй центр зоны, намеченный Варламовым по карте, приходился на сплошной лес.
Каминский высказал предположение, что неправилен съёмочный материал.
- Здесь же, - пожал он узкими плечами, - судя по карте, пригорок и чистое место, а не лес.
- Спасибо за открытие, - пробормотал Варламов.
- А было ли здесь какое землеустройство, Иван Фёдорович, - вмешался Доронин, - я ведь давно в этих краях, а не помню, чтоб землемеры работали.
- И немудрено, что не помните, - бросил Варламов, - эта карта изготовлена, батенька мой, в девятьсот одиннадцатом году. А когда съёмки были - один бог знает...
"

Для тех, кто не знал или забыл, напомню, что Леонид Иванович Иванов во второй половине тридцатых годов был заместителем директора забытого ныне, как и его двухтомный роман, Мещеряковского совхоза, образованного в Маслянском районе, тогда был такой, на границе Ишимского округа Уральской области с Омским округом Сибирского края. С самим Леонидом Ивановичем мне удалось встретиться незадолго до его смерти и даже немного поговорить про совхоз № 422. Под таким цифровым наименованием, образованный как Мещеряковский, потом пару лет носивший тоже ныне никому не известное, но в те времена громкое имя Сомса, в 1954 году исчез, укрупнив собой соседний Ленинский совхоз.

Сегодня на месте бывшего Мещеряковского совхоза, он же совхоз имени Сомса, он же совхоз № 422, он же с 1963 года как три посёлка: Восток, Лесной и Мирный, давным-давно нет Мирного, один жилой дом в Лесном и три или четыре на Востоке, бывшей центральной усадьбе того самого Мещеряковского совхоза, работникам которого сам Сталин вручал ордена, истоки и историю которого я давно пытаюсь восстановить в деталях.

Сделать же это достаточно трудно. Главная трудность состоит в болезненном беспамятстве, являющемся чуть ли не главным признаком принадлежности к российскому населению. Если мы не помним дату рождения отцов, отчества и фамилии дедов, то есть ли смысл требовать большего? Года три назад я попытался спросить у своей бывшей одноклассницы, зная, что её дед со своей семьёй были были одними из первых жителей новообразованного совхоза, откуда они приехали в Мещеряки? И получил красноречивый ответ тоже в виде вопросы:"В какие Мещеряки?"


А потому, чтобы не попадать в такие нелепые ситуации, я перестал задавать потомкам жителей Мещеряковского совхоза подобные вопросы, и взялся сам помаленьку, потихоньку собирать сведения и искать информацию. Так и вышел я на "Список переселенческих участков в Тобольской губернии", изданный в Тобольске типографией, удивительно, но это так, Епархиального братства в 1913 году.

Изучая страницы "Списка" я дошёл до Ишимского уезда Тобольской губернии. Здесь, в Фирсовской волости и были обнаружены мною два переселенческих участка, мимо знакомых названий которых я никак не мог пройти: Мещеряковский и Липинский. На приложенной к "Списку" карте Мещеряковский переселенческий участок был обозначен № 186, а соседний Липинский - № 187. Графа "Общество или посёлок" напротив обоих участков имели пропуски, то есть, на момент издания "Списка" оба участка, предназначенные для заселения, были ещё свободны.

Но этот факт легко объясняется. Специалисты Переселенческого управления Тобольской губернии сочли, что оба участка можно использовать только под мясо-молочное животноводство. Пахотная земля здесь была значительно хуже, чем на рядом находившимся и уже заселённом Тихвинском участке, носившим до заселения название Добряк. Не зря потом в сентябре 1939 года, передавая ту же Тихвинку из Крутинского района в Абатский, крутинские районные власти удержали в своём составе Сакко-Ванцетти, бывшую коммуну, организованную в 1926 году Филиппом Чижовым на самых лучших тихвинских землях.

Но вернусь к Мещерякам и Липинке и к Фирсовской волости Ишимского уезда. На 1893 год, когда в Тобольской губернии наиболее активно велись Переселенческим управлением землеустроительные работы, в Фирсовской волости числились следующие населённые места: Бокова, Балаирска, Берендеева, Больше-Бандырева, Бурдина, Водолазова, Деревянко, Ефимова, Земляная, Калугина, Костылева, Лихачева, Логинова, Лугова, Максимова, Мокшина, Мало-Бандырева, Осинцева, Репьева, Саракай, Сырьева, Сысоева, Таволжанова, с.Тушнолобовское, с.Фирсовское, Чечурина.

Накануне издания "Списка переселенческих участков Тобольской губернии" в Фирсовскую волость в 1912 году входили: Бокова, Берендеева, Больше-Бандырева, Бурдина, Водолазова, Ефимова, Земляная, Калугина, Костылева, Лихачева, Логинова, Луговая, Максимова, Мокшина, Мало-Бандырева, Осинцева, Репьева, Сысоева, Таволжанова, с.Тушнолобовское, с.Фирсовское, Саранная.

В действительности центром Фирсовской волости была не деревня Фирсова, а село Тушнолобово, перехватившее права волостного центра ещё в XIX веке. В "Списке населенных мест Российской империи" 1871 года издания (по сведениям 1868—1869 годов) населённый пункт упомянут как казённое село Тушнолобово Ишимского округа Тобольской губернии, при речке Вавилон, расположенная в 44 верстах от окружного центра города Ишим. В селе насчитывалось 80 дворов и проживало 585 человек (285 мужчин и 295 женщин). Функционировали православная церковь, почтовая станция и волостное правление. Но волость продолжала носить прежнее название - Фирсовская. В отличие от советско-коммунистических времён царские власти не страдали манией хронических переименований населённых пунктов и административных единиц.


Что же касается наименований участков Мещеряковский и Липинский, то на сегодняшний день я имею достаточно простое объяснение. Оба названия возникли традиционно для тогдашней Сибири. На первом участке или на праве аренды, или просто захватным образом, тоже традиционным для сибирских условий землепользования, располагалась заимка абатского купца Мещерякова, а на втором какого-то Липина, не то из Сычёва, не то из Банниково или Боково. На заимках в больших количествах держался скот и заготавливалось сено. И, соответственно, жили работники.

Поэтому, когда в 1929 году началась кампания по созданию сельскохозяйственных предприятий в форме совхозов, то на месте двух переселенческих участков в соответствии с их функциональным назначением был образован один мясомолочный совхоз Мещеряковский. Так он официально именовался во всех документах. Первоначально он состоял из двух населённых пунктов - фермы № 1, непосредственно сами Мещеряки, и фермы № 2, расположенной всего лишь в одном километре от Мещеряков и долгое время не имевшей собственного названия. В 1963 году её обозвали Лесной.

По легенде, которой я располагаю и которая нуждается в проверке, первоначальным местом под усадьбу Мещеряковского совхоза определили территорию, занимаемую впоследствии фермой № 2. На ней и началось возведение посёлка. Однако, когда на следующий год наступило весеннее половодье, оказалось что новопостроенный посёлок топят талые воды. А находящаяся в километре севернее огромная поляна была сухой. Поэтому было принято решение перенести усадьбу нового совхоза на эту сухую поляну. Так, в непосредственной близости друг от друга, разделяемые узким берёзовым колком, волей случая возникли и жили две деревни там, где должна была быть одна.

Об этом я слышал ещё в детстве от взрослых, но в силу возраста не задал уточняющих или разъясняющих вопросов. Я, в свою очередь, считаю эти сведения соответствующими действительности. Так, ещё в моём детстве, когда основным видом сельского транспорта были кони, запряжённые в ходки, от 1-й фермы или Мещеряков не было прямой дороги в Тихвинку и все ездили через 2-ю ферму. Это, как говорится, географический факт. И только потом была проложена прямая дорога.

Но есть и другой, ещё более весомый факт. На Мещеряках, она же ферма № 1, собственное кладбище появилось, если я не ошибаюсь, только в 1946 или 1947 гг. До этого на протяжении семнадцати лет покойников хоронили на кладбище фермы № 2. Значит, это кладбище было самым ранним. Из воспоминаний бывших жителей, которыми я располагаю, в самые первые годы существования совхоза смертность среди работников и, особенно, детей была очень высокая.

А на месте Липинской заимки возникший было ещё до 1926 года посёлок Липинский долго не просуществовал в связи чуть ли не с полным отсутствием пахотных угодий. В дальнейшем это место использовалось для содержания, пастьбы и откорма скота, на котором сначала жили два или три работника совхоза из числа русских, а потом сменившие их казахи. В конце концов кроме уже почти незаметного кладбища там ничего не осталось. Последний раз я был там лет семь назад. Только тишина, голубое небо и большое болото с маленькими зеркалами воды. Жители Тихвинки его именовали Крестики, а наши - Горелое.


Ну что? Пора завершать очередную экскурсию вглубь памяти, истории и географии. Если у кого-то вдруг возникнет желание возразить мне или хотя бы дополнить, я возражать не буду. В то же время отдаю себе отчёт, что вряд ли кого-нибудь эта тема может заинтересовать. Глухой угол, царство трав, комаров и груздей.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments