alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Category:

Был ли шпионом профессор Пэрс?


Про профессора Бернарда Пэрса я неожиданно вспомнил, читая книгу Александра Багаева "Презумпция лжи". Где-то о нём я уже читал и, главное, по-моему, у разных авторов и чуть ли не про белый Омск. Самый лёгкий способ прояснить непонятную ситуацию - обратиться к популярной Википедии.

Однако Википедия оказалась на удивления скупа на информацию о Бернарде Пэрсе, сообщив всего ничего. Сэр Бернард Пэр(е)с, возможен вариант написания фамилии Пэйрс (англ. Sir Bernard Pares, 1 марта 1867 — 17 апреля 1949, Нью-Йорк) — британский журналист, историк. Рыцарь-командор ордена Британской империи (KBE, 1919). Окончил колледж св. Троицы Кембриджского университета. Впервые приехал в Россию в 1898 году. С 1906 года преподавал русскую историю в Ливерпульском университете. В Первую мировую войну работал корреспондентом The Daily Telegraph на русском фронте. В 1919 году состоял при адмирале Колчаке в качестве представителя правительства Великобритании. В 1919 году занял должность профессора и директора Школы Славянских исследований при Королевском колледже Лондонского университета (SSEES). С 1922 года — редактор научного журнала Slavonic Review и секретарь (до 1930 года) Англо-русского литературного общества. Во время второй мировой войны читал лекции в США по поручению британского министерства информации. С 1942 года жил в США. Автор нескольких книг по истории России. В 2008 году имя Пэрса было присвоено кафедре российской истории Школы изучения славянства Восточной Европы.

Хотя информации очень мало, но я сразу же отметил несколько "мутных" мест, нуждающихся в прояснении. Во-первых, Пэрс явно очень хорошо владел русским языком. Во-вторых, имея, как минимум, восьмилетний опыт преподавания русской истории в Ливерпульском университете, он вдруг почему-то оказывается корреспондентом The Daily Telegraph на русском фронте. Немного странная ступень в карьере: университетский преподаватель и корреспондент. Этому должно быть какое-то логичное объяснение. В-третьих, награждение орденом Британской империи в степени рыцарь-командор (KBE, 1919). В-четвёртых, не совсем понятен статус Пэрса при адмирале Колчаке. Как и почему корреспондент газеты вдруг превратился в представителя правительства Великобритании? Из корреспондентов в дипломаты? Очень странно!

Проще всего было начать поиск по линии награждения Бернарда Пэрса орденом. И уже здесь появились интересные детали, хотя и не проливающие свет на подробности биографии профессора русской истории, но заставляющие предположить, что в ней, то есть, в биографии есть что скрывать от любопытных глаз. Проверка мною по списку Кавалеров ордена Британской империи однозначно показала, что профессор Пэрс действительно входит в их число. И так, что такое Превосходнейший орден Британской империи (англ. The Most Excellent Order of the British Empire)? Это — рыцарский орден, учреждённый британским королём Георгом V 4 июня 1917 года. Девиз ордена — «For God and the Empire» («За Бога и Империю»). Это самый младший орден в британской наградной системе, при этом в нём состоит наибольшее число членов.

Изначально орден включал только одно подразделение, однако вскоре после его основания, в 1918 году, он был разделён на военное и гражданское подразделения. Орден состоит из пяти классов гражданского и военного подразделений (в порядке убывания старшинства):
1. Рыцарь Большого Креста, GBE (англ. Knight Grand Cross) или Дама Большого Креста, GBE (англ. Dame Grand Cross).
2. Рыцарь-Командор, KBE (англ. Knight Commander) или Дама-Командор, DBE (англ. Dame Commander)
3. Командор, CBE (англ. Commander).
4. Офицер, OBE (англ. Officer).
5. Кавалер (член), MBE (англ. Member). При этом обладатели только первых двух званий имеют право на рыцарство.

Как мы видим, профессор Пэрс среди награждённых орденом относится ко 2-му классу. Из этого следует, что его заслуги перед Британской империей были оценены достаточно высоко. Вопрос только в том, что это за заслуги? Здесь явно одно, что Бернард Пэрс не был дипломатическим сотрудником британского правительства. Почему я сделал такой вывод? Орден Британской империи был учреждён Георгом V для заполнения пробела в британской системе наград: орден Бани давался только старшим военным офицерам и гражданским служащим, орден святого Михаила и святого Георгия — дипломатам, а Королевский Викторианский орден — тем, кто лично служил королевской семье. В частности, Георг V считал нужным наградить несколько тысяч служивших в небоевых частях во время Первой мировой войны. Отсюда можно предположить, что профессор Пэрс, во-первых, служил; во-вторых, в небоевых частях; в-третьих, имел неоспоримые заслуги перед Британской империей, требующие достаточно высокой награды.

Первое объяснение, которое приходит в голову, это полная невзгод и опасностей работа в качестве военного корреспондента на русском фронте. Я, кстати, нашёл описание одного эпизода такой именно деятельности Бернарда Пэрса в книге воспоминаний члена Государственной Думы Василия Шульгина "Последниц очевидец", одна из глав которой так и называется "Sir Bernard Pares". Я ничего не перепутал и указал всё правильно: в книге, написанной на русском языке, название этой главы автор почему-то написал по-английски. Описанный Василием Шульгиным эпизод относится к 18 и 19 декабря 1914 года. А встретились они у М. А. Стаховича, Главноуполномоченного Красного Креств в 3-й армии.

Михаи́л Алекса́ндрович Стахо́вич — русский политический деятель. В 1892—1895 годах был елецким уездным предводителем дворянства, с 16 января 1896 года по 7 января 1908 года состоял орловским губернским предводителем. С 1899 года М.А.Стахович — камергер императорского двора. В 1904—1905 годах Стахович был на маньчжурском театре военных действий уполномоченным по санитарной части. В 1905 году был одним из деятельных организаторов Союза 17 октября. Весной 1906 года выбран в Орловской губернии в I Государственную думу, где занял видное место как один из лучших ораторов и как один из весьма немногих членов правой партии. В начале 1907 года он был выбран в Орловской губернии во вторую Государственную думу. 4 декабря 1907 года избран членом Государственного совета от Орловского земства, переизбирался в 1909, 1912 и 1915 годах.

Надо ли напоминать, кто такой Василий Шульгин? Васи́лий Вита́льевич Шульги́н — русский политический и общественный деятель, публицист. Депутат Второй, Третьей и Четвёртой Государственных дум, во время Февральской революции принявший отречение из рук Николая II. Но вернусь к эпизоду, описанному им в книге воспоминаний:
"После обеда Михаил Александрович был весел и заботлив.
— Я дам вам, — сказал он, — нижеследующие предметы. Бричку и тройку быстрых как ветер коней. Ими будет править Иван, обладающий всеми достоинствами своего звания. Кроме того, я дам вам два баллона бензина в плетенках, что особенно важно. И, наконец…
Он сделал паузу.
— Я дам вам Пэреса!
— Бернарда Ивановича?
— Именно. Трое людей, трое лошадей, бричка и бензин. Чего еще вам надо?
"


А дальше Василий Витальевич объясняет своим читателям, кто такой этот самый Бернард Иванович Пэрэс:
"Сэр Пэрес, которого мы называли Бернардом Ивановичем, был корреспондентом одной лондонской газеты. С самого начала Государственной Думы он информировал английских читателей о происходящем в Таврическом дворце. Когда же началась война, он перенес свою деятельность на русский фронт в качестве военного корреспондента. Вот почему я встретил его у М. А. Стаховича.
Сейчас, продолжая интересоваться молодым русским парламентом, он ехал со мной в Тарнов, где работал отряд Государственной Думы, возглавляемый Марией Николаевной Хомяковой. С семьей Хомяковых Пэрес очень подружился.
Отец Марии Николаевны, Николай Алексеевич, бывший председатель Государственной Думы, руководил Красным Крестом в 8-й армии, точно так как М. А. Стахович — в 3-й.
Теперь ось подломилась под Бернардом Ивановичем, и он разделил наши приключения 18 и 19 декабря 1914 года и даже гораздо дольше.
Он был в России во время революции 1917 года и описал ее в книге под заглавием «Крушение империи».
"

Я думаю, что приведённой информации более чем достаточно, чтобы определить тот уровень лиц Российской Империи, с которыми вот так запросто общался профессор Пэрс, будучи для всех них Бернардом Ивановичем. Это же неисчерпаемый кладезь социально-экономической и политической информации, недоступный для обычного корреспондента. И ещё одна маленькая деталь. Шульгин утверждает, что Бернард Пэрс был корреспондентом "с самого начала Государственной Думы". Но I-я Государственная Дума открыла свои заседания 27 апреля (10 мая) 1906 года. А Википедия утверждает, что профессор Пэрс "с 1906 года преподавал русскую историю в Ливерпульском университете". Кто ошибается? Мемуарист Василий Шульгин или всезнающая Википедия?


Погрузившись в дебри авторефератов на соискание учёных степеней, я нашёл профессора Пэрса в работе Натальи Анатольевны Грищенко "Русский язык в Великобритании XIX - I пол. XX вв.", в которой она пишет о вкладе выдающегося ученого, профессора русской истории, литературы и русского языка Б. Пэреса (Bernard Pares: 1867— 1949) в укрепление русско-британских отношений и распространение знаний о России и русском языке в англоязычном мире. Что же дополнительно она нам сообщает?

"Как корреспондент лондонских газет «Вестминстерская газета» («Westminster Gazette») и «Ливерпульский курьер», («The Liverpool Courier») в России, он всегда был в центре событий, что и позволяло ему во всех деталях информировать британских читателей о ситуации в стране. Необходимо также отметить, что активная работа Б. Пэреса в сфере политики успешно совмещалась с его научно-педагогической деятельностью. Его стремления были направлены на внедрение мысли о необходимости изучения славянского мира, в частности России, в сферу высшего образования Великобритании.

Продолжив профессиональную деятельность в Ливерпульском университете в качестве доцента по Новейшей истории России (Reader in Modern Russian History, 1906-1908 гг.), а затем с 1908-1917 гг. возглавив кафедру Русской истории и литературы (The Chair of Russian History and literature), Б. Пэрес выступил инициатором создания Школы русских исследований (School of Russian Studies) на базе Ливерпульского университета в 1907 г., а в дальнейшем и Школы изучения славянства Восточной Европы (School of Slavonic and East European Studies of the University of London), которая являлась самым большим центром в Великобритании по изучению истории, политики, литературы, социологии, экономики и языков Центральной, Восточной и Юго-восточной Европы и России.

Следует также упомянуть, что именно Б. Пэрес принимал участие в организации Общества англо-русской дружбы (Anglo-Russian Friendship Committee), членами которого являлись представители британского парламента, английской церкви, бизнеса и прессы, а в 1911 г. он выступил с инициативой создания журнала «Русское обозрение» («The Russian review»), редактором которого являлся в период с 1912-1914 гг. Нельзя не отметить участие Б. Пэреса в работе Англо-русского литературного общества, деятельность которого с 1922 г. продолжилось под его руководством (1922-1930 гг.).

Основной областью его исследований можно назвать именно историю России, в изучении которой он преуспел и оказал неоценимую услугу британскому обществу, создав столь значимые труды. Им были написаны 10 работ, посвященных России и ее истории
". (Диссертации по гуманитарным наукам - http://cheloveknauka.com/russkiy-yazyk-v-velikobritanii-xix-i-pol-xx-vv#ixzz68LNC5j00).


Эта характеристика Бернарда Пэрса только подтверждает высказанное мной выше мнение, что профессор, имея уникальные источники информации в самых высших политических кругах Российской Империи, действительно был всеведущим человеком в том, что происходило и предполагалось произойти в России. Продолжая искать всё, что возможно, о Бернарде Пэрсе, я наткнулся на его имя там, где менее всего мог ожидать. В мемуарах генерала Петрова Павла Петровича "От Волги до Тихого океана". Но самое интересное заключается в том, что приводимый им факт вовсе не относится к периоду Гражданской войны в Сибири, где профессор, как утверждает Википедия, представлял Британское правительство при адмирале Колчаке.

А "засветился" наш "выдающийся ученый, профессор русской истории, литературы и русского языка Б. Пэрес", как его выше представила соискатель на кандидатскую степень Н.А.Грищенко в деле Григория Распутина. Генерал, описывая события 1915 года, неожиданно отметил (выделено мной - А.Б.):
"Царь стал отдавать много времени Армии, лично объезжал войска, тогда как у министров начало входить в правило делать доклады не только Царю, но Царице, как посреднику. Как раз в это время английский историк Бернард Пэрэс отметил, что влияет на новые назначения Распутин. Думские круги, члены Государственного Совета, представители общественности и партий видят эти факты и не находят ничего лучшего, как только говорить обвинительные речи и раздувать иногда ничтожные случаи, делать, так сказать "из мухи слона"" (Петров П.П. От Волги до Тихого океана в рядах белых.- М.: Айрис-Пресс, 2011, с. 291).

Не профессор ли Пэрнс первым озвучил фальшивку, которая затем сыграла такую важную роль в дискредитации Царя Николая II и Царицы? Одно дело, когда подобные сведения вдруг бы вышли из-под пера какого-нибудь российского журналиста и совсем другое, когда сенсационная информация освящена именем британского профессора и корреспондента английских газет. Вот, похоже, и нащупали мы настоящее лицо профессора Бернарда Пэрса. Но по настоящему "вскрыл" его будущий советский писатель, автор исторических романов "Чёрные люди" и "Императрица Фике" Всеволод Никанорович Иванов, в годы Гражданской войны в Омске сотрудник правительственного Бюро печати адмирала Колчака.

Неожиданно обнаруженное после "всрытия" маски настоящее лицо так поразило будущего писателя, что он дважды возвращался к нему. Сначала в книге воспоминаний "Урал-Харбин-Владивосток. 1919-1922" (1922) г.), а потом в очерках "Огни в тумане. Думы о русском опыте" (1932 г.).

Начну с первой, в которой Всеволод Никанорович пишет об Омске 1919 года:
"Горькое разочарование. Я тогда всматривался в лица иностранцев, это самое лицо выявлялось во время хода нашей революции - это было очень поучительно. Ведь мы все тогда, особенно мы - офицеры из студентов, из учителей, из прапорщиков запаса первой мировой войны очень долго и очень крепко держались за лозунг:"Верность союзникам!"
Нам, наивным, простодушным, неискушённым политически, молодым людям, этим, так сказать, "чайкам" того времени, здесь, в Сибири, Европа, всё "европейское" казалось сияюще светлым, необычайно честным , необыкновенно стойким в деле отстаивания культурных принципов... А теперь в Омске мы вдруг увидели подлинных европейцев во всей их волчьей и лисьей натуре. Мы долго не верили глазам своим, но убеждались в этом всё больше и больше
".

А чуть дальше, на четырёх страницах про "международный шпионаж Англии":
"В Омске жил летом 1919 года, разъезжал по другим городам, англичанин Бернгард Пэрс, профессор русской литературы в одном из университетов, кажется, в Оксфорде. Он числился "другом Верховного", т.е. другом Колчака, постоянно навещал его, выступал на публике, читал лекции в железнодорожных мастерских рабочим, как и войскам, студентам и пр., всё время призывая русских главным образом "к искренности"... В качестве второго такого специалиста по пропаганде профессор Пэрс привёл с собой в РБП (Русское Бюро Печати - А.Б.) молодого чеха Альфреда Несси, вывезенного им из Екатеринбурга".

Видимо, Всеволод Никанорович имел хорошие задатки контрразведчика, не зря его потом так упорно рызыскивала ОмГубЧеКа, чуть не расстреляв вместо него Всеволода Вячеславовича Иванова, будущего автора знаменитого в советские времена "Бронепоезда 14-69", настоящим чудом спасшегося за несколько минут до расстрела. Так вот Иванов, только Всеволод Никанорович, скажем так, "расколол" этого чеха Альфреда Несси. Как пишет сам о дальнейших событиях:

"... Я решил начистоту поговорить с профессором Пэрсом и двинулся к нему уже вечером... Тогда я прямо и откровенно попросил профессора Пэрса объяснить мне в чём же дело? Как это австрийский шпион в Италии может быть инструктором русских националистов? И при чём тут он, профессор и "друг Верховного"?

... Рассказ его поразил меня. Вот какие они английские профессора русской литературы! И я сам - в ту пору начинающий преподаватель русского университета в Перми - какими же мы были невинными голубями, какими ребятами в сравнении с этой прожжённой публикой!
- Я знаю Несси давно, с 1914 года, - сказал Пэрс, - С начала войны.
И рассказал он мне, как в Англии в начале войны 1914 года ... было решено создать сильную организацию и в Англии и в Европе для отпора немцам. Во главе стал какой-то лорд, один из редакторов газеты "Таймс". Немцы создавали свою организацию на раздувании противоречий социальных. Англичане - на противоречиях национальных, в частности, на раздувании славянских национальных тенденций.

Как знающий русский язык, Пэрс был включён в эту работу с самого её начала и всё время первой мировой войны находился на русском фронте в штабе 3-й армии (вспомним, где Шульгин встретил Пэрса в декабре 1914-го - А.Б.), у полковникова Звегинцева, начальника разведки армии. Тогда-то он узнал Несси, который был из взятых в плен чехов, и послал его в австрийскую армию, где тот своей работой содействовал переходу на русскую сторону 36-го австрийского полка, составленного из чехов. Вот тогда-то Несси и проводил в Италии свои планы с австрийскими фальшивыми деньгами
".

В своей другой книге "Огни в тумане. Думы о русском опыте", написанной десять лет спустя, Всеволод Иванов вновь возвращается к профессору Пэрсу, посвятив ему отдельный очерк под названием "Коварный Альбион". Здесь он рассказал в чуть сокращённом виде ту же самую историю, лишь уточнив, что "какой-то лорд, один из редакторов газеты "Таймс" это лорд Нортклифф. И добавил:

"Все наши российские секретные агенты - и мальчишки и щенки перед этим почтенным коварным профессором литературы (выделено Всеволодом Ивановым - А.Б.), несомненно имевшим крупные связи в Англии. Ведь какие голуби были все эти наши Максимы Ковалевские, МУромцевы и пр. профессора, с чистым сердцем лезшие в пасть международного змея! Представьте себе какого-нибудь Овсянико-Куликовского ( Дмитрий Николаевич, профессор, литературовед и лингвист - А.Б.) где-нибудь в охранке, в контрразведывательном штабе, или, уважаемого проф. Подставина как специалиста по части соблазнения Ирландии на самоопределение, для ослабления Соединённого Королевства!
Коварный Альбион - это мозг нации. Это стиль Англии... Пусть будет одно английское правительство, другое правительство, пусть тянется на мировую арену правая или левая рука, но мы видим, что они обе принадлежат тому расчётливому и жестокому существу, которое хочет решить мировую проблему единственно только путём одного расчёта
".

Наверное, почти всё ясно и нет надобности объяснять за какие заслуги профессор Бернард Пэрс стал в 1919 году сэром и Рыцарем-командором ордена Британской империи (KBE). Кстати, при Верховном Правителе России адмирале Колчаке представителем правительства Великобритании был Высокий комиссар Ходсон, а главой Британской военной миссии на Востоке полковник А́льфред Уи́льям Фортескью́ Нокс. А один из современников лорда Нордклиффа, в подчинении которого находился профессор Бернард Пэрс, так уже в 1919 году оценил деятельность лорда:"Не подлежит никакому сомнению, что лорд Нортклифф в значительной степени способствовал победе Англии в мировой войне. Характер и способы английской военной пропаганды когда-нибудь займут в истории место неподражаемого события".

Открытым только остался один вопрос, на который я пока не нашёл ответ:"Когда Бернард Пэрс стал сотрудником секретной службы Великобритании?" Названный им в беседе с Всеволодом Ивановым 1914 год - это так, для отмазки, мол, началась война и потребовались правительству Великобритании мои услуги. Чисто на уровне интуиции предполагаю, что это был 1906 год, если не раньше.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 23 comments