alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Category:

Петр Струве: "Его главной установкой была ненависть..."


Про Петра Струве я узнал поздно и мимоходом в студенческие годы. Просто его имя было названо в контексте противников из числа так называемых легальных марксистов, с которыми успешно боролся и поборол гений Владимира Ильича. Мол, беда или глупость этих самых легальных марксистов состояла в том, что они, взяв на вооружение теорию марксизма для борьбы с народниками, считали преждевременным ставить в повестку для вопрос о диктатуре пролетариата.

У меня нет желания вдаваться в подробности противостояния Ульянова-Ленина с легальными марксистами и становиться арбитром в споре, происходившем сто двадцать пять лет назад. Это был спор между Петром Струве и Владимиром Ульяновым в точности повторённый Михаилом Булгаковым в повести "Собачье сердце", где недобитый буржуазный профессор Преображенский ведёт диалог с пролетарием Шариковым:

"Филипп Филиппович локти положил на стол, вгляделся в Шарикова и спросил:
– Позвольте узнать, что вы можете сказать по поводу прочитанного.
Шариков пожал плечами.
– Да не согласен я.
– С кем? С Энгельсом или с Каутским?
– С обоими, – ответил Шариков.
– Это замечательно, клянусь богом. «Всех, кто скажет, что другая…» А что бы вы со своей стороны могли предложить?
– Да что тут предлагать?.. А то пишут, пишут… Конгресс, немцы какие-то… Голова пухнет. Взять всё, да и поделить…
– Так я и думал, – воскликнул Филипп Филиппович, шлёпнув ладонью по скатерти, – именно так и полагал.
– Вы и способ знаете? – спросил заинтересованный Борменталь.
– Да какой тут способ, – становясь словоохотливым после водки, объяснил Шариков, – дело нехитрое. А то что же: один в семи комнатах расселился штанов, у него сорок пар, а другой шляется, в сорных ящиках питание ищет…
– Насчёт семи комнат – это вы, конечно, на меня намекаете? – Горделиво прищурившись, спросил Филипп Филиппович.
Шариков съёжился и промолчал
".

Это у Булгакова сторонник самой последовательной диктатуры пролетариата в России Шариков якобы съёжился и промолчал. Геннадий Иванович Мельников, доцент, читавший нам, первокурсникам, курс истории КПСС, как раз утверждал обратное, рассказывая о блистательной, безоговорочной победе Ленина над Струве. Это много позже, когда стали доступными книги Петра Бернгардовича, я понял, что на самом деле далеко не всё так однозначно. Но сейчас не об этом, а о том, что Пётр Струве и Владимир Ульянов одно время были настолько хорошо знакомы, что будущий вождь мирового пролетариата приходил на квартиру легального марксиста и читал там ему свои статьи прежде, чем отдать их в печать.

Биография Петра Струве многим неизвестна. Учился на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета и, желая дополнительно получить хорошее экономическое образование, прошёл курс в университете в Граце (Австрия) у известного социолога Л. Гумпловича. Намного позже он напишет:

"…как в 1885 году я стал, по страсти и по убеждению, либералом и конституционалистом, так года три спустя я стал — на этот раз только по убеждению — социал-демократом. Только по убеждению, ибо социализм, как бы его ни понимать, никогда не внушал мне никаких эмоций, а тем более страсти. Я стал приверженцем социализма чисто рассудочным путём, придя к заключению, что таков исторически неизбежный результат объективного процесса экономического развития. Ныне я этого больше не думаю".

Кстати, эти строки взяты мной как раз из воспоминаний Петра Струве "Мои встречи и столкновения с Лениным", которые впервые были напечатаны в 1950 году уже после его смерти. А умер он в 1944 году во Франции, куда эмигрировал после поражения Белого движения в России. Так как Пётр Бернгардович одно время достаточно близко общался с Владимиром Ильичём, то лично мне показалось очень интересным его описание личности Ленина:

"... Неприятна была не его резкость. Было нечто большее, чем обыкновенная резкость, какого-то рода издёвка, частью намеренная, а частью неудержимо стихийная, прорывающаяся из самых глубин его существа, в том, как Ленин относился к людям, на которых он смотрел как на своих противников. А во мне он сразу почувствовал противника, хотя в то время я стоял довольно близко к нему. В этом он руководился не рассудком, а интуицией, тем, что охотники называют чутьём... (Это) может быть охарактеризовано непереводимым французским словом casant. Но в ленинском casant было что-то невыносимо плебейское, но в то же время и что-то безжизненное и отвратительно-холодное.

Многие разделяли со мной это впечатление от Ленина. Я назову только двоих, и притом весьма различных людей: В.И.Засулич и М.И.Туган-Барановского. В.И.Засулич, самая умная и чуткая из всех женщин, каких мне приходилось встречать, испытывала к Ленину антипатию, граничащую с физическим отвращением, - их позднейшее политическое расхождение было следствием не только теоретических или тактических разногласий, но и глубокого несходства натур.

М.И.Туган-Барановский..., знав и даже быв близок с братом Ленина, А.И.Ульяновым, который был казнён в 1887 году за подготовку покушения на Александра III, он с изумлением, граничившим с ужасом, рассказывал, как не похож был Александр Ульянов на своего брата Владимира. Первый, при всей своей моральной чистоте и твёрдости, был чрезвычайно мягкий и деликатный человек даже в обращении с незнакомыми и врагами, тогда как резкость второго была поистине равносильна жестокости.

В своём отношении к людям Ленин подлинно источал холод, презрение и жестокость. Мне было ясно даже тогда, что в этих неприятных, даже отталкивающих свойствах Ленина был залог его силы как политического деятеля: он всегда видел перед собой только ту цель, к которой шёл твёрдо и непреклонно. Или, вернее,его умственному взору всегда преподносилась не одна цель, более или менее отдалённая, а целая система, целая цепь их. Первым звеном в этой цепи была власть в узком кругу политических друзей. Резкость Ленина - это стало ясно мне почти с самого начала, с нашей первой встречи - была психологически неразрывно связана, и инстинктивно и сознательно, с его неукротимым властолюбием. В таких случаях обыкновенно бывает трудно определить, что служит чему, властолюбие ли служит объективной цели или высшему идеалу, который человек ставит перед собой, или, наоборот, эта задача или этот идеал являются лишь средствами утоления ненасытной жажды власти.

Я только что охарактеризовал самую разительную черту в Ленине, открывшуюся мне с первой же нашей встречи. Это была жестокость в том самом общем философском смысле, в котором она может быть противопоставлена мягкости и терпимости к людям и ко всему человеческому, даже когда это неудобно или неприятно или даже отвратительно для нас лично. Ленин был лишён абсолютно всякого духа компромисса ... В соответствии с преобладающей чертой в характере Ленина я сейчас же заметил, что его главной установкой ... была ненависть.

Ленин увлёкся учением Маркса прежде всего потому, что нашёл в нём отклик на эту основную установку своего ума. Учение о классовой борьбе, беспощадной и радикальной, стремящейся к конечному уничтожению и истреблению врага, оказалось конгениально его эмоциональному отношению к окружающей действительности. Он ненавидел не только существующее самодержавие (царя) и бюрократию, не только беззаконие и произвол полиции, но и их антиподов - "либералов" и "буржуазию". В этой ненависти было что-то отталкивающее и страшное; ибо, коренясь в конкретных, я бы сказал даже - животных эмоциях и отталкиваниях, она была в то же время отвлечённой и холодной, как самое существо Ленина
".

Я не собираюсь утверждать или доказывать, насколько прав или нет был Пётр Струве, давая такую характеристику человеку, который позже войдёт в историю, как вождь первого в мире государства диктатуры пролетариата. Замечу только, что читая указания и распоряжения председателя Совнаркома и члена Политбюро ЦК РКП(б) В.И. Ленина по поводу так любимых им расстрелов и расширения их применения, я невольно начинаю задумываться о возможной правоте Петра Бернгардовича Струве в том, что касается Ильича, как личности. Может действительно были только жестокость, властолюбие и ненависть?

P.S. На картине неизвестного художника на фоне Кремля изображены три человека, олицетворявшие власть в России: В.И. Ленин с председателем ВЧК Ф.Э.Дзержинским, осуществлявшем красный террор, и с Я.М.Свердловым, организатором убийства царской семьи и кровавого расказачивания.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 22 comments