alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Category:

Пётр I : Окно в Европу или дверь в Россию ?


Тут намедни из-за этого самого Петра I казус со мной случился. Ну как казус? Обозвали меня политически нехорошими словами, которые в некоторых кругах слывут за ругательства.

Посмотреть можно здесь:"Про ночь царя Петра" https://alexa-bell.livejournal.com/152073.html
Во-первых, сказали, что я либерал. Либералом, сами понимаете, нынче совсем не модно слыть. Прошло время либералов. А, во-вторых, что ещё хуже, признали во мне самого настоящего, даже не поверите, русофоба. И всё почему? Нет, дело вовсе не в шапочке, что на моей умной голове.

Я, видите ли, посмел сказать, что не царское это дело лично головы стрельцам рубить. Меня сразу же в комментариях считающие себя монархистами товарищи одёрнули: мол, это либеральное чистоплюйство. Хочется царю головы рубить, пущай рубит, пущай тешится батюшка царь. А потом и вовсе осадили в эти самые русофобы, так как только русофобствующие либералы или либеральствующие русофобы не признают народного блага за петровскими преобразованиями.

Что мне оставалось делать? Только почесать в затылке и начать сдувать пыль с папирусов моей личной библиотеки. Среди моих книжных богатств можно при желании отыскать чрезвычайно умные книги. Например, большеформатный трёхтомник Фернана Броделя "Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV-XVIII вв." Нашёл я третий том с таким незамысловатым названием "Время мира" и начал листать.

Листал, листал, пока не долистал до главы "Россия - долгое время сама по себе мир-экономика". Дальше листать не стал, а приступил к чтению. И вот что я вычитал у автора, произведшего, как утверждает популярная энциклопедия, революцию в исторической науке своим предложением учитывать экономические и географические факторы при анализе исторического процесса:

"Мир-экономика, построенный на Европе, не распространялся на весь тесный континент. За границей Польши долгое время оставалось в стороне Московское государство... Вне сферы Запада, за рамками "Европы европейской", по крайней мере до начала единоличного правления Петра Великого (1689 г.)... В случае Москвы европейское влияние укреплялось как бы само собой и движение коромысла весов мало-помалу подтолкнуло огромную страну навстречу Западу...

Московское государство никогда не было абсолютно закрытым для европейского мира-экономики... Она имела единственно тенденцию организоваться в стороне от Европы, как самостоятельный мир-экономика со своей собственной сетью связей... На самом деле масса русской торговли и русской экономики в XVI веке уравновешивалась более в южном и восточном направлениях, нежели в северном и западном (т.е. в сторону Европы)...

В начале этого столетия главным внешним рынком для России была Турция. Связь осуществлялась по долине Дона и по Азовскому морю, где перегрузка товаров производилась исключительно на турецкие корабли... Казань и в ещё большей мере Астрахань сделались контрольными пунктами русской торговли, направлявшейся в степи Нижней Волги и в особенности в Среднюю Азию, Китай, в первую очередь - в Иран... Русский флот, созданный в Астрахани на протяжении второй половины XVI века, активно действовал на Каспии. Другие торговые пути вели в Ташкент, Самарканд и Бухару, до самого Тобольска, бывшего тогда пограничьем сибирского Востока...

В то время как Запад требовал от России лишь сырьё, снабжал её только предметами роскоши и чеканенной монетой, Восток покупал у неё готовые изделия, поставлял ей красящие вещества, полезные её промышленности, снабжал Россию предметами роскоши, но также и тканями по низкой цене, шёлком и хлопком для народного потребления. Желая того или нет, но Россия выбрала скорее Восток, чем Запад...

Эта громадная Россия, невзирая на ещё архаические формы, была, несомненно, миром-экономикой. Если расположиться в его центре, в Москве, он свидетельствовал не только об определённой энергии, но также и об определённой мощи доминирования... Мир-экономика расширявшийся, продвигавший свои завоевания на свои периферийные, почти пустынные области, Московское государство было громадно, и именно такая громадность ставила его в ряды экономических чудищ первой величины...

Военные победы Петра Великого и его насильственные реформы, как утверждают "вывели Россию из изоляции, в которой она жила до того". Нельзя сказать, что формула эта целиком ошибочна или целиком справедлива. Разве не склонялась громадная Московия в сторону Европы до Петра Великого? Основание Санкт-Петербурга, к выгоде которого произошёл перенос центра русской экономики, оно, конечно, открыло окно или дверь на Балтику и в Европу, но ежели через эту дверь Россия получила лучший выход из дома, то и Европа в свою очередь стала легче проникать в русский дом. И, расширив своё участие в обменах, она завоёвывает русский рынок, обустраивает его к своей выгоде, ориентирует то, что можно было в нём ориентировать.

Ещё раз были введены в игру все средства, какие использует Европа для облегчения своего продвижения, прежде всего гибкость кредита - закупки авансом - и ударная сила наличных денег... Лучшим средством продвинуть торговлю в слаборазвитых странах был ввоз драгоценного металла: в России европейские купцы соглашались на такое же "денежное кровотечение", как в гаванях Леванта или в Индии. И с теми же результатами: прогрессировавшее доминирование на русском рынке в такой системе, где истинные прибыли получали по возвращении, при перераспределении и новом обороте товаров, на Западе. Сверх того, посредством игры вексельного курса в Амстердаме, а впоследствии в Лондоне Россию будут порой обманывать.

Таким образом, Россия привыкала к готовым изделиям Европы, к её предметам роскоши. Поздно вступив в игру, она из неё не так скоро выйдет. Её господа будут думать, что эволюция, совершающаяся у них на глазах, их дело, и станут благоприятствовать ей, помогать проникновению в свой дом в качестве новой структуры. Они будут видеть в ней свою выгоду и даже выгоду для России, обращаемой к Просвещению. Однако не приходилось ли за это платить довольно тяжкую цену?
"(Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV-XVIII вв. Том 3. Время мира.- М.: Прогресс, 1992, сс. 453-480).

Наверное, пора остановиться. Я почему-то в оценке петровских преобразований склонен более доверять авторитету учёного француза, чем отечественным посконным монархистам, мечтающим о возвращении псевдо-Романовых на российский престол, но, наверное, не читавшим даже романа Алексея Толстого "Пётр I". И я почему-то никогда не забываю, оценивая те или иные события, что тогда, при Петре, была Россия господ и была Россия народа, и зачастую интересы господ были явно противоположны интересам народа. И если в оценке царствования Петра I я становлюсь на точку зрения именно народа, а не господ, то почему-то сразу же получаю ярлыки чистоплюя-либерала и врага-русофоба. Ну не было среди моих предков благородных дворян, одни только мужики-землепашцы, типа Микулы Селяниновича.

В 1704 году в Петербург вызвали из разных губерний до 40 тысяч работных людей, в основном крепостных помещичьих и государственных крестьян. В 1707 году сбежало много работников, направленных в Петербург из Белозерского края. Пётр I приказал взять членов семей бежавших — их отцов, матерей, жён, детей "или кто в домах их живут" и держать в тюрьмах, пока беглецы не будут сысканы. Что-то не хочется мне вслед за Фридрихом Энгельсом называть царя Петра "действительно великим человеком" и первым, кто "в полной мере оценил исключительно благоприятное для России положение в Европе".
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 11 comments

Recent Posts from This Journal