alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Categories:

Тайна миссии Петра Могилы


Если бы только бурно-кипучая деятельность Петра Могилы ограничивалась строительством "древних храмов Святой Руси", то это было бы, во-первых, только пол-беды и, во-вторых, не давало ясного ответа на вопрос, зачем он это делал?

Подробно об этом я пишу: Тайна миссии Петра Могилы
https://alexa-bell.livejournal.com/150707.html
https://alexa-bell.livejournal.com/150959.html
https://alexa-bell.livejournal.com/151207.html

Одновременно с возведением "древних святынь" митрополит Киевский срочно учреждает особую школу или коллегиум Киево-Печерской лавры, несмотря на то, что в Киеве уже была работающая православная Киево-братская школа. Вот что об этом пишет протоиерей Георгий Флоровский:

"По замыслу Могилы это должна была быть латино-польская школа. И Могила создавал ее не только рядом, но и в противовес уже существовавшему Братскому и славяно-греческому училищу. Потому так и встревожились в Киеве. “От неученых попов и казаков велие было негодование: на што латинское и польское училище заводите, чего дотуду не было, и спасались. Было хотели самого Петра Могилу и учителей до смерти побити, едва их уговорили.” Так рассказывает современник (Сильвестр Коссов). Из этого столкновения и спора победитетем вышел Могила. Братчикам пришлось признать его “старшим братом, опекуном и фундатором того святого братства, обители и школ,” и передать братское училище в его ведение. Братская школа растворилась во вновь заведенной, в новой латино-польской “коллегии,” которая и была вскоре перемещена из Лавры в Братский монастырь...

Программа этой новой школы была взята из иезуитских школ. И для преподавания были привлечены и вызваны в Киев латинские выученики, – Исаия Трофимович Козловский, первый ректор Киевских школ, и Сильвестр Коссов, первый префект, оба учились, по-видимому, в Люблинской иезуитской коллегии, а потом в Замойской академии (м. б., и в Вене, в Цесарской академии). Одновременно была учреждена “коллегия” и в Виннице (несколько позже была перенесена в Гощанский или Гойский монастырь на Волыни). Можно догадываться, что у Могилы был план раскинуть по всему краю сеть латино-польских школ для православных, создать нечто вроде церковно-учебного ордена, с Киевской коллегией или “академией” во главе" (Георгий Флоровский. Пути русского богословия).

Вот тут самое время привести один любопытный факт. Пётр хотел устроить отделение своей школы и в Москве, то есть за пределами границ Речи Посполитой. И в 1634 году такое отделение его школы, где монахи Киево-Братского монастыря обучали юношество Москвы, было создано, а в 1649 году приближенный царя Алексея Михайловича боярин Федор Михайлович Ртищев вызвал из Киева ученых иноков Киево-Печерского монастыря, учеников и питомцев Петра Могилы – Епифания Славинецкого, Арсения Сатановского, Дамаскина Птицкого и с помощью их открыл в устроенном им Андреевском монастыре школу для научения московской молодежи греческому и латинскому языкам. В 1685 году в Москве была открыта Славяно-Греко-Латинская Академия по образцу Киево-Могилянской, послужившая рассадником высшего и среднего духовного образования в России.

Но вернусь из Москвы в Киев, где происходили основные события. Объединенная школа была организована на принципах, ранее положенных в основу деятельности Лаврской школы: они были ориентированы на иезуитский школьный устав «Ratio studiorum». Cтав Киевским митрополитом, Петр Могила ускорил проведение намеченных ранее реформ. Программа обучения в коллегии была существенно расширена. Главный упор по-прежнему делался на изучение латинского и польского языков, которые рассматривались как средство интеграции православных студентов в мир европейской науки и культуры, а также в общественную жизнь Речи Посполитой. Основательно преподавали поэтику и риторику. Усилиями митрополита Петра братство фактически утратило контроль над школой; упоминания о нем постепенно исчезают из документов.

Особо стоят в ряду тогдашних преподавателей коллегиума два прусских выходца, оба из Кролевца, или Кенигсберга, прошедшие протестантскую школу. Это были Иннокентий Гизель, в будущем Печерский архимандрит, преподававший одно время философию в Киевской коллегии, и Адам Зерникав. Образ Зерникава очень интересен. Зерникав приходит в православие после долгих ученых или учебных странствий по западным краям (работал в Оксфорде и в Лондоне).

Но здесь я хочу поговорить о первом - об Иннокентии Гизеле. В молодости, приехав в Киев и поселившись здесь, принял православие и постригся в монахи. В 1642 году окончил Киево-Могилянскую коллегию. Историки утверждают, что Пётр Могила, видя в нём талантливого человека, послал его для окончания образования за границу. Кроме того, Гизель прошёл курсы обучения по истории, богословию и юриспруденции в Львовской иезуитской коллегии. В 1647 году Пётр Могила завещал Иннокентию Гизелю титул "благодетеля и попечителя киевских школ" и поручил надзор за Киево-Могилянской коллегией. В 1648 году Гизель занял пост ректора этого учебного учреждения. Архимандритом Киево-Печерской лавры он стал в 1656 году.

Но более всего Иннокентий Гизель прославился как автор и издатель популярнейшего "Сино́псиса Ки́евского" или "Синопсиса, или Краткого описания о начале русского народа". "Синопсис" пользовался большим распространением не только в Малороссии, так и во всей России в течение всего XVIII века и выдержал 25 изданий, из которых последние три — в XIX столетии. Что же было такого привлекательного в книге Иннокентия Гизеля?

В этой книге утверждается единство Великой Руси (Москва) и Малой Руси (Украины), о их единой древней государственности, об общей для Москвы и Киева династии Рюриковичей и о едином русском народе, то есть русские Москвы и русские Киева это один и тот же народ, обстоятельствами истории разделённый границами Речи Посполитой и России. А теперь, как говорится, вишенка на торт. Именно в "Синопсисе" Иннокентия Гизеля Киев описан как "преславный верховный и всего народа российского главный град". То есть, не Москва, не Владимир, не Ростов, не Суздаль, и даже не Новгород, призвавший Рюрика, а только Киев и исключительно Киев есть матерь городов русских.

Всё! Изготовленный по иезуитским инструкциям исторический и идеологический капкан захлопнулся. Уже русский историк Василий Татищев прямо указывал на "Синопсис" Иннокентия Гизеля как на один из источников своих взглядов, а элементы его схемы, которые относятся к единству Великой и Малой Руси и первенству Киева, можно найти у всех авторов не только многотомных "Историй России", таких как Николай Карамзин, Сергей Соловьёв и Василий Ключевский, но и у всех историков вплоть до самых последних изданий настоящего времени. И до сих пор остаётся неуслышанным крупнейший русский этнограф Дмитрий Константинович Зеленин, автор "Восточнославянской этнографии", который на богатейшем материале многолетних исследований ещё в 1927 году показал, что на самом деле украинцы и русские это два, хотя и близких, но разных народа.

Итак, уже можно подвести, если не окончательные, то промежуточные итоги тайной миссии Петра Могилы. Во-первых, он восстановил, но преимущественно построил заново так называемые "древние святыни Киева". Во-вторых, было обосновано политико-историческое и династическое единство Киева и Москвы с первенством Киева. В-третьих, организована широкая подготовка прокиевских якобы православных духовных и светских кадров не только в Речи Посполитой, но и в России. Открытым остался главный вопрос: зачем или с какой целью?







Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 14 comments