alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Categories:

Тайна миссии Петра Могилы



Я на время отброшу всю конспирологию, которую так не любят историки, и сделаю предположение, что никакой тайной миссии у Петра Мовилэ не было. Совсем не было, и я всё придумал (см. Тайна миссии Петра Могилы https://alexa-bell.livejournal.com/150707.html).

Согласимся, что пострижение в монахи двадцати восьмилетнего молодого человека из знатного боярского рода валашских и молдавских правителей, отец которого и два родных брата были господарями Молдавии, имеющий самые тесные родственные связи с высшими представителями польской шляхты, воспитанный в Польше и получивший образование в католическом университете Парижа, находящийся на военной службе у польского короля, вполне естественное поведение.

И совсем ничего не значит требование Папы Римского к польскому королю Сигизмунду, направленное в 1623 году, то есть за два года до пострижения Петра Мовилэ в православные монахи Печерского монастыря, самыми решительными мерами истреблять "гнусную, чудовищную, схизматическую ересь". Для тех, кто не знает, поясню, что католическая церковь считает православие схизматической ересью, а православных схизматиками.

Если верить историку Николаю Костомарову, а у меня нет оснований не верить ему, "в городах, при покровительстве со стороны короля, воевод истарост, все преимущества были исключительно на стороне католиков и униатов: православных не допускали до выбора в должности; делались всевозможные стеснения для православных мещан в их промыслах, торговых и ремесленных занятиях, а православное богослужение подвергалось со стороны фанатиков поруганиям и оскорблениям. Такое положение побуждало тех, которые были послабее в благочестии, мимо своей охоты обращаться в унию".

В итоге сложилась ситуация, когда почти всё шляхетство Речи Посполитой, то есть правящий класс, принадлежало к католической церкви, православная церковь стала уделом социальных низов. По свидетельству того же Костомарова, "это совершилось в течение XVII века: весь высший класс русский олатинился, ополячился". И если верить современному православному сайту "Азбука веры", то Пётр Мовилэ "поступил в Киево-Печерскую Лавру чтобы разделить судьбу гонимых польской властью православных иноков. "(https://azbyka.ru/otechnik/Petr_Mogila/).

Только "гонимые польской властью православные иноки", как я уже говорил в предыдущей статье, почему-то не оценили жертвенного порыва молодого княжича и в течение двух лет сопротивлялись его избранию в архимандриты монастыря. А потому я не погрешу против истины, если утверждение православного сайта сочту элементарный ложью. Но в исторической литературе встречается и другое, более широкое объяснение поведению Петра Мовилэ при пострижении в православные монахи. Он якобы скорбел о бесправной участи любимого им простого малороссийского народа. Или, как писал на ту же тему И.Спасский:"Петр Могила тяготился иноверным обществом и вообще легкомысленной военной средой и тянулся к русскому народу, ведшему героическую борьбу за свое существование".

Предположим, что знатный молодой молдаванин по какой-то только ему ведомой причине действительно "тянулся к русскому народу, ведшему героическую борьбу за свое существование". Но так ли это было на самом деле? Как говорится, и узнаете вы их по делам их. Перейдём к делам новоизбранного архимандрита Печерского монастыря, расположенного рядом с Киевом, церкви которого находятся в руках униатов, а в городе давно работает учебное заведение - католический Коллегиум иезуитов.

Источники чрезвычайно скупы на описание деятельности новоизбранного печерского архимандрита Петра, фамилию которого из румыно-молдавской Мовилэ переиначили в малороссийскую Могила. Судя по всему, в этот начальный период он занимается преимущественно внутренними делами монастыря и наведением порядка в подведомственных ему сёлах. Но всё резко, чуть ли не мгновенно изменяется в апреле 1632 года после смерти польского короля Сигизмунда III.

По польским обычаям, как пишет историк Н.Костомаров, по смерти короля собирался сначала сейм, называемый "конвокационным", на котором делался обзор предыдущего царствования и подавались разные мнения об улучшении порядка; потом собирался сейм "элекцийный" уже для избрания нового короля. И было бы естественным, если делегацию киевской православной митрополии возглавил бы тогдашний митрополит Исаия (в миру Копинский-Борисович), православный митрополит Киевский и всея Руси, экзарх Константинопольского престола.

Как сообщают источники, "остатки православного дворянства сплотились тогда около Петра Могилы с целью истребовать законным путём от Речи Посполитой возвращения прав и безопасности православной церкви. Главными действующими лицами с православной стороны в это время были: Адам Кисель, Лаврентий Древинский и Воронич. При их содействии, митрополит Исаия и всё духовенство уполномочили ехать на сейм Петра Могилу" (Н.Костомаров "Киевский митрополит Пётр Могила").

Любопытная ситуация, не правда ли? Популярная энциклопедия, опираясь на церковную литературу, по этому поводу говорит так:"Митрополит Киевский Исаия (Копинский), обремененный немощами и старостью, не мог отправиться сам и, по совету всего киевского духовенства, отправил на Сейм в качестве своего представителя архимандрита Петра (Могилу). Со стороны митрополита Исаии это был лучший выбор для участия православной делегации в Сейме".

Однако "обременённый немощами и старостью" Исаия Копинский прожил ещё восемь лет и скончался 5 октября 1640 года. При этом он успел побывать в тюремном заключении, а потом совершить ряд неоднократных длительных поездок в Полесье, Луцк и т.д. Но вернусь в 1632 год к Петру Могиле, архимандриту Печерского монастыря. Прибыв на конвокационный сейм, делегация правосланого духовенства и шляхетства подали от своего имени ряд требований.

Они просили "уничтожения всяких актов и привилегий, запрещавших православным строить церкви и допускавших вести против них процессы по религиозным делам с наложением секвестрации (изъятия) их имения, домогались возвращения православным всех запечатанных церквей, всех епархий, требовали безусловного права заводить коллегии, типографии, возвращения отобранных униатами церковных имений и строгого наказания тем, которые будут наносить оскорбления и насилия православным людям"(Н.Костомаров).

Не хило! - как сказал бы один мой знакомый. Нечто подобное или даже более оскорбительное, как я понимаю, было единодушно высказано и панами Радой, собравшимися на сейм:"Они называют себя членами тела Речи Посполитой, но они такие члены, как ногти и волосы, которые обрезывают".

Кто-то, прочитав о таком настроении сейма, предположит, что православную делегацию во главе с Петром Могилой ожидало неминуемое крушение всех надежд. Как бы не так! При посредстве королевича Владислава составлен был мемориал, в котором предполагалось отдать православным киевскую митрополию, кроме Софийского собора и Выдубицкого монастыря и всех митрополичьих имений, предоставить им сверх того, львовское епископство, печорский и жидичевский монастыри с их имениями, дать по нескольку церквей в некоторых городах, дозволять братствам распоряжаться школами, мещанам занимать городские должности и прочее. Дальнейшее решение дела о свободе православного исповедания отложено было до элекцинного или избирательного сейма.

Но как говорят историки, православные не были довольны вышеуказанным мемориалом и хотели ещё более широкого. Пётр Могила лично обратился к новоизбранному королю Речи Посполитой Владиславу. Я не знаю, о чём говорили архимандрит печерский Пётр и король Речи Посполитой Владислав, но я частично знаю, о чём они договорились.Именно после этой встречи Владислав дал православным "диплом", которым предоставлял им более прав и выгод, чем те, какие были написаны в мемориале конвокационного сейма.

Польский король впервые признал легитимным существование в Киеве четырёх православных епархий и митрополии. Несмотря на все протесты католического и униатского духовенства православные получили от короля Владислава на свободное исповедание веры, переход из православия в унию и из унии в православие, совершение Таинств, разрешение реставрировать церкви и строить новые, создавать при церквах и монастырях братства, богадельни, школы, семинарии и типографии. Повелено было Сеймом все споры и распри прекратить, все приговоры прежних Сеймов против православных уничтожить и впредь жить всем в покое без притеснений друг друга. В силу этой привилегии подтверждено было право православному духовенству, дворянству и всему народу православному в Литве и Польше избирать себе православного Митрополита и посвящаться ему от Константинопольского Патриарха. Все киевские монастыри были переданы в ведение православного Киевского митрополита. Эти постановления, несмотря на протесты униатов, утверждены были королем и Сеймом 1 ноября 1632 года (Википедия).

Неожиданно, да? Особенно учитывая, что вдруг польско-католический по своему составу сейм согласился на неслыханное расширение прав православного духовенства и населения. Они-то с чего прониклись такою любовью к тем, которых ещё вчера не считали полноценными членами общества? Может быть пора вернуться к конспирологической версии и предположить существование тайны? И не просто тайны, а тайны миссии Петра Могилы?

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 16 comments