alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Categories:

Венгерская рапсодия барона Герберштейна



Странное на первый взгляд сочетание: венгерские рапсодии и барон Герберштейн, XVI и XIX века, дипломат эрцгерцога Австрии и произведения венгерского композитора Ференца Листа. Именно с этим именем связывают глубоко национальные по музыкальному языку рапсодии, которые объективно ответили росту национального самосознания венгерского народа в период его борьбы за национальную независимость от Австрии и династии Габсбургов.

С другой стороны барон Герберштейн, верой и правдой служивший на протяжении всей жизни Королевству Австрия и короне Габсбургов. Но я просто не мог, перебирая самые разные варианты, придумать более ёмкое и правильное название действиям Герберштейна, предпринятым им при написании "Записок о Московии" и особенно при дополнении текста в новых изданиях. Посудите сами, автор пишет подробнейшую книгу о русской Московии и вдруг, кажется ни с того, ни с сего переходит к Венгрии:

"Но раз я упомянул про королевство Венгерское, то не могу со стенанием и глубочайшей скорбью не вспомнить, как это королевство, раньше весьма цветущее и могущественное, вроде бы на виду у всех и так внезапно пришло в самое плачевное состояние". И дальше на нескольких страницах самая настоящая песня о том, как могущественная и процветающая страна покатилась к своему упадку и погибели. Это не просто песня, а песня-плач, всем своим содержанием и настроением соответствующая тому, что через три века создаст гений Ференца Листа и назовёт венгерскими рапсодиями. Именно здесь, среди этих строк, посвящённых Венгрии, барон Герберштейн спрятал ключ, открывающий главную цель всей его не только дипломатической деятельности, но и написания, как ни покажется странным, "Записок о Московии".

Читая многочисленные публикации о Сигизмунде Герберштейне, я, честно говоря, поражаюсь наивности их авторов, рассуждающих о службе и, особенно, миссии австрийского посла во время двух его поездок в Москву в 1517 и 1526 годах. Мол, задачей посольств было примирить враждовавшие и воюющие между собой Польшу и Русь, Краков и Москву. Вполне себе благородная роль для третьей, не заинтересованной в конфликте, стороны. При этом почему-то забывают, что всегда и во все времена любые действия совершаются в интересах того, кто действует. С какого, извините, перепугу вдруг австрийские Габсбурги озаботились отношениями между Краковом и Москвой? В чьих руках будут Орша или Смоленск?

Я не просто так выше написал Габсбургов во множественном числе. Незадолго до смерти сам Сигизмунд Герберштейн велел на своём надгробном памятнике высечь слова, что он верой и правдой служил четырём королям - это четыре Габсбурга: Максимилиан I, Карл V, Фердинанд I, Максимилиан II. И если мы посмотрим на годы их правления, то сразу увидим нечто общее, что было самым главным для Австрии всю первую половину XVI века. Это не Орша со Смоленском, а Венгрия. Точнее, борьба за Венгрию: политическая, дипломатическая, военная. А противостояли ей Османская империя и Королевство Польское. Вот он роковой треугольник, определявший тогдашние главные события в Центральной Европе. И сразу напрашивается единственно возможный вопрос: а причём здесь Руссия, это тогдашнее официальное наименование нашего государства, и "Записки о Московии"?

Беда большинства наших историков заключается в том, что они пытаются рассматривать отечественную историю изолированно, вне событий мировой истории. Отсюда теряется понимание многого того, с чем они сталкиваются в процессе такого изолированного изучения, например, существующих письменных источников, среди которых большим уважением пользуются "Записки о Московии" барона Герберштейна. Потому вернёмся к нему и его книге, а, точнее, к тем страницам, повествующим о Венгрии. Что же там можно найти интересного?

"Если бы даже Венгрия не представляла собой никакой защиты для христианского мира,- а что она была сильнейшей, свидетельствуют ежедневный опыт и поражения, следующие за поражениями,- то всё же не только самим венграм, но и всем христианам следовало бы потрудиться ради её спасения, словно общего отечества, уже ради одних тех богатств, которыми всеблагой и всемогущий Господь весьма щедро снабдил Венгрию, а через неё и соседние народы. В самом деле, найдётся ли где-нибудь в природе благо или сокровище, которого бы не было в Венгрии? - вопрошает австрийский дипломат и слуга четырёх Габсбургов Сигизмунд Герберштейн. - Если тебе нужны металлы, то какая часть света более, чем Венгрия, изобилует золотом, серебром, медью, сталью и железом? Свинца в ней мало, а олова, говорят, нет вовсе, хотя это значит только: до сих пор не найдено. Есть в ней и самая лучшая, самая чистая каменная соль, которую добывают в каменоломнях как (простые) камни".

Далее Герберштейн приводит большой перечень иных природных и рукотворных богатств венгерской земли, заканчивая повествование о них следующим образом:"И эти многочисленные богатства имеются в Венгрии не только почти в невероятном изобилии, но и отличаются столь превосходными качествами, что подобные произведения других местностей никоим образом не идут в сравнение с венгерскими. Тем большим позором и тем печальнее отмечен будет этот век в (памяти) потомства за то, что он не приложил всех своих сил для сохранения королевства, так богатого и так удобного для удержания главного врага христовой веры".

Кстати, этими словами о Венгрии заканчивается содержательная часть "Записок о Московии", за ними следует очень краткое описание маршрута с указанием расстояний второго посольства Герберштейна в 1526 году, не представляющая большого интереса для читателей книги. Я не претендую на открытии неких Америк, когда говорю о Венгрии, как о самой главной теме книги "Записки о Московии". Достаточно привести слова публикаторов московского издания 1988 года, когда они говорят:"Внимание Герберштейна к судьбам Венгрии делает её почти такой же героиней его сочинения, как Русь".

Я не профессиональный историк, не смеющий выйти за рамки официально признанных исторических конструкций, поэтому внимательно окинув взором творение Герберштейна, ясно вижу, что представленная в его книге Московия выполняет некую подчинённую роль на той реальной исторической сцене, где австрийские Габсбурги пытаются разыграть сложный политико-военно-дипломатический спектакль, который должен закончиться для Австрии приобретением Венгрии. Поэтому я не могу согласиться с таким авторитетом, как знаменитый Василий Осипович Ключевский, сказавшим, что "умный австрийский дипломат" пропел Венгрии "полную грустного чувства похоронную песнь". Ошибся маститый историк, ой, как ошибся!



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments