alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Category:

Про знаменитого Альфреда Брема и экзотику Ишимской степи


Я давно пришёл к выводу, что человек довольно таки странное создание. Он не то, что полагает, нет, он твёрдо убеждён, что ему здорово не повезло проживать не в самом лучшем месте, а всё самое интересное находится где-то далеко от него, за тридевять земель. И никакие доводы, никакие доказательства не убедят его в обратном. Тут логика убеждений бессильна. Я абсолютно уверен, что большинство лиц, родившихся или проживающих на просторах Западно-Сибирской равнины принадлежат именно к этой категории людей. Правы ли они? Или искренне заблуждаются?

Начну я с Тюрингии, что в далёкой Германии, где 2 февраля 1829 года появился на свет будущий знаменитый учёный-зоолог и путешественник, автор всемирно известной многотомной работы "Brehms Tierleben", в русском переводе "Жизнь животных" Альфред Эдмунд Брем. Человек он, судя по всему, был непоседливый. И, похоже, тоже считал, что в родной Тюрингии ничего интересного нет. Иначе зачем бы ему, начиная с 17-летнего возраста, надо было пускаться в дальние и длительные путешествия.

В 1847 году он оказывается участником экспедиции в верховья Нила. Пять лет Альфред Брем путешествует по Африке, посетив Египет, Нубию и Восточный Судан. Экзотики, как говорится, выше крыши. После некоторого периода времени, связанного с обучением в Йене и Вене естественных наук, он отправляется в новое путешествие. На этот раз в Испанию. За Испанией наступает очередь Норвегии и Лапландии. За ними следует снова Африка, только на этот раз северная Абиссиния. Кажется, вот чем ещё можно удивить этого человека?

Оказывается, можно. Как вы думаете, где можно было застать этого неугомонного человека и неутомимого путешественника, после возвращения из Абиссинии? Правильно, где-то в суровых сибирских просторах. Весенний разлив рек в апреле 1876 года застаёт его в захолустном уездном городе Ялуторовске. Начавшийся ледоход на Тоболе препятствует Альфреду Брему и его спутникам доктору Финшу и графу Карлу Вальдбургу переправиться через реку, за которой начинается знаменитая Ишимская степь.

Тут, кажется, требуется небольшое пояснение. Если про Брема и его "Жизнь животных" знают все, то имя спутников знаменитого путешественника мало что говорит неосведомлённому читателю. Так вот, доктор Финш вовсе не был доктором или врачом в общепринятом у нас смысле слова. Отто Финш это немецкий этнолог, орнитолог и путешественник-исследователь, ставший известным прежде всего благодаря подготовке к завладению Германией колонии Новая Гвинея. В честь него даже названы гавань и побережье в Папуа — Новой Гвинее. За его плечами были научные экспедиции по Болгарии, Венгрии, Лапландии. В сибирскую поездку с Альфредом Бремом он отправился, вернувшись из длительного путешествия по Северной Америке. А вот в Папуа-Новой Гвинее и на островах Тихого океана он окажется после окончания путешествия в Сибирь и Туркестан. Второй спутник Брема граф Карл фон Вальдбург-Цайль из Вюртенберга, хотя прошёл обучение в университете по курсу естественных наук, но выбрал военную стезю, став профессиональным военным. Квалифицированный специалист в области картографии.

Говоря о спутниках Брема, надо уточнить, что настоящим руководителем экспедиции был не Брем, а именно Отто Финш, а Альфред Брем и Карл фон Вальдбург сопровождали его в поездке. Если кто-то заинтересуется всеми деталями указанного путешествия, то с ними можно ознакомиться, прочитав книгу Отто Финша "Путешествие в Западную Сибирь". Она была издана в русском переводе в Москве, типографией М. Н. Лаврова и Ко, 1882. Некоторые страницы читаются вообще взахлёб.

Особенно интересны описания охоты, предпринятой всеми тремя участниками экпедиции в окрестностях Ялуторовска. С лёгкой иронией доктор Финш описывает, как граф Вальдбург "отправился с исправником на тетеревей, но вместо этой лакомой дичи принёс только пару куликов да одного дрозда. Д-р Брем распорядился устроить сторожку на орлов, которые, судя по рассказам слетались в соседнем лесу на остов дохлой лошади... Настоящая охота оказалась неудачной, и д-р Брем вернулся только с парой ворон и галок".

Доктор Финш оказался хитрее своих спутников и свободное время посвятил тоже охоте, но только оставшись в тёплом доме. Он пишет:"Моя комнатная охота вышла далеко не безъинтересною. Оставшись дома, я стал именно наблюдать за тараканами... с целью обогащения моей энтомологической коллекции".

В конце концов путешественникам удалось переправиться через Тобол и углубиться в Ишимскую степь. "О всём пространстве между Тюменью и Омском, - пишет Отто Финш, - нельзя сказать ничего, кроме разве того, что оно крайне однообразно. Хотя здесь уже начинается степь, но она является совершенно иною, чем её себе обыкновенно представляют. За Тюменью проезжают сперва обширными, возделанными полями; потом следуют песчаные местности, поросшие сосной и чахлой берёзой. Снег уже почти весь стаял, но дорога всё ещё представляла покрытую льдом и снегом плотину, проезд по которой был сопряжён с большими трудностями. Приходилось часто сворачивать и ехать целиком по соседним полям и лугам. Но движение по размокшему чернозёму было нисколько не менее затруднительным. Колёса с трудом пролагают себе путь в липкой и клейкой массе, облепляющей и обрызгивающей экипаж, лошадей и путешественников. Кто видел в Турции или Венгрии стадо буйволов, возвращающееся после купания в грязном иле, тот может составить себе некоторое понятие о том виде, какой мы представляли на следующий день, после обеда, когда мы въехали в город Ишим и остановились у дома городского головы, Помпея Григорьевича Постникова"(стр. 51).
После Ишима и до Абатска те же приключения сопровождали группу германских путешественников. "Нам удалось однако проехать только 2 станции (44 версты), потому что, впотьмах, один из наших тарантасов завяз в грязи и нужна была сила 12 лошадей, чтобы его вытащить".
Меня лично чрезвычайно заинтересовала одна особенность в описании Отто Финша так называемой Абатской степи, то есть междуречья между Ишимом и Иртышом. Вот его текст:"За третьей станцией от Ишима, близ деревни Абатской, мы переехали, при помощи поддерживавших льдины досок, речку Ишимку. Местность стала принимать всё более и более степной вид, большие деревья совершенно исчезли и даже группы низкорослых берёзок стали попадаться весьма редко". Это я выделил предложение жирным шрифтом. В своё время проезжавший этим же путём столетием раньше известный исследователь Паллас тоже отмечал этот феномен, т.е. сугубо безлесный характер местности, начинавшейся сразу после Абатска. Похоже, что нынешние берёзовые леса есть продукт совсем недавнего времени.

А тем временем путешествие продолжалось своим чередом. Доктор Финш отмечает тех обитателей птичьего и животного царств, которые попадались им на пути. Однажды они даже встретились нечаянно с волками. Кстати, от местных жителей узнали, что в этой местности нередки стаи волков в 60 и более зверей. А доктор Брем по-прежнему пытался охотиться и ему даже "удалось в один вечер убить двух тетеревов и куропатку".
19 апреля экспедиция достигла Тюкалинска, где она столкнулась с занимательным фактом. Гостей из Германии очень радушно встретили и, как сообщает Отто Финш, "в числе водок нас подчивали здесь "Бисмарковской горькой", которая приготовляется в Омске и наглядно свидетельствует о той симпатии, которой наш государственный канцлер пользуется повсюду, даже в отдалённой Сибири".
20 апреля путешественники благополучно доехали до Иртыша и по ещё крепкому льду переправились напротив деревни Красноярской, от которой до Омска оставалось всего лишь 44 версты. "Здесь мы очутились в настоящей степи,- сообщает доктор Финш, - ровной как скатерть и притом с твёрдой почвой". Ишимская степь с её экзотикой непролазной весенней распутицы осталась позади.
Что ещё остаётся добавить. Из Сибири германские путешественники вывезли огромную коллекцию, собранную во время пути. Она насчитывала, обратите внимание на эти цифры, 150 экземпляров животных, 550 птиц, 150 земноводных, 400 рыб, 1000 насекомых, а также образцы горных пород и многочисленное количество экземпляров ботанической коллекции.
Но вот что интересно, среди множества краеведческих материалов, рассказывающих о том, как этим самым маршрутом позже проехал Антон Павлович Чехов, которого вообще не интересовала ни Сибирь, ни её жители, ни её природа, почти не упоминается экспедиция трёх германских натуралистов. Странно... И ещё. За десять лет учёбы в школе я ни разу не услышал от учителей ни одной фамилии участников этой экспедиции. А школа моя находилась в паре десятков километров от дороги, по которой в 1876 году проехали Ишимской степью Альфред Брем, Отто Финш и Карл фон Вальдбург, двое из которых всемирно признанные исследователи. И может быть потому нам кажутся малоинтересными родные места, что мы просто о них, точнее, об их истории почти ничего не знаем? Не в этом ли причина?
Tags: Абатское, Альфред Брем, Ишимская степь, Карл фон Вальдбург, Отто Финш, Тюкалинск
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 12 comments