alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Categories:

Про особенности начального периода русской колонизации Сибири


Меня долго приводили в недоумение странности начального периода русской колонизации Сибири, когда за какие-то пятьдесят лет умудрились пройти всю территорию от Урала до Охотского моря, но не сумели в течение почти столетия продвинуться на какие-то десятки вёрст на плодородные земли Ишимской степи.
Потом со временем я, конечно, разобрался и понял особенности подобных действий, но когда-то пришлось поломать над этим голову. С этим, наверное, сталкивался ни я один. Ничего подобного не случилось бы со мной и с другими, попади нам вовремя, например, книга М.К.Любавского "Обзор истории русской колонизации". Но её рукопись, пролежав в архиве свыше шестидесяти лет, была опубликована издательством Московского университета только в 1996 году.
Но прежде, чем перейти к рассказу о содержании этой интересной книги, надо сказать хотя бы немного о самом авторе. Начну, наверное, с уникальности его биографии. Матвей Кузьмич Любавский, сын бедного деревенского дьячка и простой крестьянки, родившийся в 1860 году за год до отмены крепостного права, ещё до революции не только стал профессором истории, но и возглавил Московский университет, заняв должность его ректора в 1911 году.
Кстати, в своё время он мог бы стать жителем Сибири. В начале его научной и педагогической карьеры, а это было в 1885 году, Матвею Кузьмичу предложили ехать в открывшийся в Томске первый сибирский университет на кафедру русской истории. Но в Сибирь начинающему историку ехать не хотелось, "ибо в провинции дальнейшие занятия русскою историею немыслимы", - сказал он. Тем более, что к этому времени он начал работать над неизученной никем Литовской Метрикой, в связи с этим понятно его желание остаться в Москве.
Ректором Московского университета Любавский был до 1917 года.
Февральскую революцию профессор Любавский принял как должное и закономерное явление. Но полагал, что Временному правительству судорожные усилия спасти буржуазную республику помогут, как "мёртвому припарки". Поэтому грядущие события он оценивал весьма пессимистично. Октябрьскую революцию бывший ректор Московского университета воспринял, честно говоря, враждебно. Тем не менее, пошёл на сотрудничество с новой властью, продолжив научно-педагогическую деятельность.
Научные его заслуги были огромны, а потому в 1929 году Матвея Кузьмича Любавского избрали действительным членом Академии Наук СССР по отделению общественных наук. А уже на следующий год семидесятилетнего академика арестовали по так называемому "делу академика С.Ф.Платонова". Следователи ОГПУ усмотрели в группе учёных историков крупную контрреволюционную организацию, которая якобы ставила своей целью "свержение Советской власти и установление конституционно-монархического строя в стране".
Про это дело много написано, по нему существует обширная литература, поэтому на подробностях следствия я останавливаться не буду. Только скажу, что Любавский год находился в предварительном заключении. В феврале 1931 года по другому делу был арестован и в июне расстрелян за "контрреволюционную деятельность" его сын Валериан. А 8 августа 1931 года Коллегия ОГПУ вынесла приговор Матвею Кузьмичу, лишив Любавского звания академика и определив ему 5 лет ссылки. Любавский был выслан в Уфу. Там он и скончался 22 ноября 1936 года вскоре после окончания срока ссылки. Реабилитировали его посмертно 20 июля 1967 года, а в 1969 году также посмертно восстановили в звании академика АН СССР.
Рукопись же его книги "Обзор истории русской колонизации" увидела свет, как я уже говорил, только в 1996 году. Не так уж много в нашей стране издавали книг по исторической географии, тем более такого уровня, поэтому, увидев её в своё время на полке книжного магазина, я не раздумывая сразу её купил. И честно скажу, не пожалел. Я хочу сейчас привести всего лишь несколько небольших отрывков из этого почти семисот страничного труда:
"... В конце XVI в. русская колонизация перекинулась за Камень (Уральские горы) и в течение века с небольшим охватила всю нынешнюю Сибирь до Ледовитого океана. Была занята огромная территория, почти в 11 раз превосходящая всю Европу, с суровым климатом, дикой природой и в большей своей части с неплодородной почвой. Русские люди закрепляли за собой эту страну в то самое время, когда у них под боком, на юге, расстилались огромные слабонаселённые или совсем не заселённые пространства тучного чернозёма с мягким климатом, с богатыми рыбными, пчелиными и звериными угодьями. ... русские колонии неустанно разбрасывались по необъятному пространству Сибири редкими и малолюдными посёлками.
Естественно возникают вопросы, что завлекало русских людей в суровую Сибирь, что заставляло их так разбродиться по необъятной стране, расселяться редкими и мелкими посёлками, захватывать пространство, не имея ресурсов для надлежащего его заселения.
... Перевалив через Уральские горы, русские люди вступали в огромную Западно-Сибирскую низменность, слабо наклонённую к Ледовитому океану и обставленную с запада Уральскими горами, с юга невысокой грядой холмов, отделяющих эту низменность от Туркестанской, с юго-востока высокими снежными горами Алтая, с востока крутыми обрывами, составляющими правый, высокий берег Енисея. Почти вся Западно-Сибирская низменность является бассейном двух длинных и полноводных рек - Оби (3200 вёрст) и её левого притока Иртыша (3800 вёрст), начинающегося в Южном Алтае и протекающего через озеро Зайсан (стр. 428).
... Сибирь была именно такой пустыней, которая должна была засасывать в себя русского человека, завлекать его всё дальше и дальше в свои объятия... В Сибирь на первых порах должны были манить их те самые естественные богатства, которые издавна эксплуатировались русскими людьми и в Восточной Европе, т.е. пушнина, а затем руды и уже в последнюю очередь плодородные земли, расстилавшиеся на юге (стр. 438).
... Западная Сибирь, в которой утверждались русские люди, в рассматриваемое время была в сущности почти пустыней. Этим объясняется лёгкость и быстрота, с какими русское население заняло Западную Сибирь, количественная незначительность и смелость, с какой колонисты расселялись небольшими кучками на огромных расстояниях друг от друга (стр. 447).
По сравнению с поступательным движением на северо-восток продвижение на юго-западе Сибири в царствование Михаила Фёдоровича и Алексея Михайловича было незначительным. Заняв область татарского Сибирского царства в тесном смысле и построив в ней ряд городков для удержания её населения в покорности, русские в дальнейшем должны были вести не столько наступательную, сколько оборонительную политику. К югу от Сибирского царства расстилались степи кочевников - киргизов и калмыков, которые постоянно нападали на новые русские владения. Для защиты от этих нападений в 30-х годах XVII в. были поставлены городки...(стр. 454).
... Занятие сибирской территории... на первых порах носило характер военной окупации и выражалось в построении в землях туземцев русских городов, городков и острогов. В этих пунктах поселялись прежде всего казаки, стрельцы, различные иноземцы и другие служилые люди; одновременно с ними или несколько позже селилось духовенство, а затем уже в Западной Сибири пашенные крестьяне и посадские люди (стр.455).
... Когда в 1624 г. производилось описание Тобольска, в нём оказалось десять церквей, 325 дворов служилых людей - боярских детей, стрельцов, конных и пеших казаков, казаков литовского списка, иноземцев, служилых татар, затем - 53 двора посадских людей и 9 дворов пашенных крестьян (стр. 455).
... Основанный в 1594 г. город Тара имел в 1624 г. 263 двора, из которых только 7 дворов принадлежали пашенным крестьянам, несколько дворов белому и чёрному духовенству, а большинство служилым людям - юоярским детям, конным и пешим казакам, стрельцам, пушкарям и т.д... В качестве обывателей первых русских селений в Сибири мы повсюду встречаем служилых людей и духовенство с незначительной примесью других элементов (стр.456).
... Но заселение военными людьми необходимо влекло за собой заселение страны людьми мирных профессий. Раз появлялись постоянное селение, город, обосновавшиеся в нём русские люди не могли обойтись без церкви, без духовенства. Когда строились сибирские города, то церкви бывали обыкновенно первыми зданиями, которые воздвигались после стен острога. Поэтому вместе со служилыми людьми в городах Сибири поселялось обыкновенно духовенство... (стр.456).
... С чёрными попами шли обыкновенно в Сибирь их братья, наёмники, келейники; с белыми - их жёны, дети, разные свойственники и работники. Сами служилые люди, отправляясь на вечное житьё в Сибирь, брали с собой или выписывали по прибытии на место свои семейства - жён, детей и живших с ними родственников, а у кого были - и холопов и разных захребетников. С самого начала, таким образом, около военного люда в сибирских городах накоплялся известный контингент мирного населения, который с течением времени всё более и более увеличивался. К семьям служилых людей присоединялись пашенные крестьяне (стр. 457).
... В Западную Сибирь пашенные крестьяне переводились по прибору и указу из Европейской России (стр.458).
... Но кроме прибора и перевода стала давать людей для заселения Сибири и вольная народная колонизация. После того, как были покорены инородцы и появились русские города и селения, в Сибирь стали приливать разные гулящие люди, казаки и безземельные крестьяне, подчас беглые люди - крестьяне и холопы, преступники. Весьма характерен отзыв одного из воевод о составе сибирского населения:"Все мужики схожие из разных городов, всякого воровства бегаючи". Часть этих людей местные правительственные агенты выбирали в казаки, стрельцы и пашенные крестьяне, часть устраивалась в так называемые половники и захребетники к землевладельцам и земледельцам, а часть обосновывалась в Сибири и самостоятельно. Тяжёлые социально-экономические условия гнали немало русских людей в Сибирь, где они надеялись на более лёгкое и привольное житьё...
... Таковы были разнообразные притоки в Сибирь мирного земледельческого и промыслового населения. С его появлением и умножением возникали и новые виды русских посёлков в Сибири (стр. 459)".

Кажется, приведённых строк достаточно, чтобы из их содержания понять странности или особенности, которые сопровождали первый период русской колонизации Сибири. Чтобы более детально разобраться в этом процессе, я думаю, надо прочесть в полном объёме те главы книги Матвея Кузьмича Любавского, которые посвящены Сибири. Хотя она и была написана чуть ли не сто лет назад, но её содержание свидетельствует, что она практически не устарела за прошедшее время, а вновь появившиеся работы других исследователей лишь дополняют её содержание.

Tags: Колонизация Сибири, Любавский Матвей Кузьмич, Старо-Ишимская оборонительная линия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 8 comments