alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Про Дэна Брауна, орден иллюминатов и Николая Рериха


Пришло время признаться в порочной страсти: я с удовольствием читаю Дэна Брауна. При этом прекрасно осознаю, что его книги даже близко не лежали с тем, что снобы именуют настоящей литературой. Сюжеты у Брауна, как правило, фантастичны, ситуации, в которые попадает Роберт Лэнгдон, одновременно и профессор-искусствовед, и по стечению обстоятельств супермен, фантасмагоричны, но я всё равно читаю. А так как не считаю нужным гоняться за новинками и пробавляюсь букинистикой, то книги Дэна Брауна попадают в мои руки с огромным опозданием и, конечно же, не в порядке их выхода из издательства.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что изданные в 2005 году "Ангелы и демоны" оказались у меня спустя дюжину лет. Но лучше поздно, чем никогда. И несколько длинных деревенских вечеров, а читаю я вдумчиво и не спеша, я коротал в странной компании из фантомных литературных героев и реальных лиц. Если про Галилео Галилея я что-то смутно помнил из далёких школьных лет, то имя Джованни Лоренца Бернини, прошу простить мне моё дремучее невежество, я открыл, читая именно эту книгу. Но вот на ком я неожиданно споткнулся, так на Генри Уоллесе, когда в своём медленном чтении достиг сто тридцать первой страницы.

Это имя мне давно и хорошо известно, как любому мало-мальски осведомлённому человеку в истории конспирологии вообще и в истории отечественных спецслужб в частности. Кто не в курсе, я просто напомню о Первой американской Центрально-Азиатской экспедиции Николая Рериха. Про неё, кажется, все знают, тем более про Рериха. Но куда меньшее количество лиц может что-нибудь вразумительное поведать о Второй американской Центрально-Азиатской, Манчжурской экспедиции под руководством всё того же Рериха. Она проходила в 1934-1935 годах. А её исключительная уникальность заключалась в том, что согласно всем документам эта экспедиция была "ботанической".

К этому времени, как по мановению волшебной палочки, в центре Нью-Йорка уже высился 24-этажный небоскрёб (Манхеттен, 310 Риверсайд Драйв) - Музей Н.К.Рериха, "Roerich Museum". Американский Рериховский центр уже имел в своём распоряжении школу искусств "Master Institute of United Arts", своё издательство "Alatas", издательство "Roerich Museum Press", Международный центр художественного искусства "Corona Mundi" и институт "Uruswati Himalayan research institute". Ответ на вопрос: кто, почему и какие деньги во всё это вложил, чтобы так раскрутить малоизвестного художника-эмигранта из России, я оставляю, как говорится, за кадром.

И так, к 1934 году Николай Рерих - это уже известнейший художник и не менее известный деятель культуры. Ему бы дальше картины писать да крупные культурные мероприятия организовывать, а он вдруг объявляется в белоэмигрантском Харбине во главе, как я уже говорил, ботанической экспедиции (?!). Тут, наверное, к месту будет процитировать непосредственно самого Николая Константиновича:"Главнейшей целью нашей экспедиции было собрать возможно большее количество различных видов барханной растительности с тем, чтобы изучить, насколько пригодна будет она для превращения мертвенных ныне пустынь в цветущие пространства".

Что любопытно, ведь даже современные адепты Рерихов верят в эту дичь. На все Северо-Американские Соединённые штаты не нашлось приличного знатока пустынной растительности, чтобы возглавить экспедицию. Как видим, неожиданно таковым почему-то оказался живописец и масон высшей степени посвящения ложи Розенкрейцеров Николай Константинович Рерих. Официальным же должностным лицом американской администрации, курировавшим эту необыкновенную ботаническую экспедицию был ни кто иной, как вице-президент США Генри Уоллес, он же Друг. Именно этот Друг был административной и финансовой "крышей" Второй американской Центрально-Азиатской, Манчжурской экспедиции.

Наиболее любопытных, заинтересовавшихся указанной "ботанической" экспедицией Рериха я отошлю за подробностями к книге М.Л.Дубаева "Харбинская тайна Рериха". В ней, кстати, достаточно подробно представлены документальные материалы, по которым можно выяснить некоторые достойные внимания моменты взаимоотношений эмигранта Рериха и вице-президента мощнейшего государства мира Уоллеса. Один очень характерный штрих. Ближайшая сотрудница Николая Рериха Зинаида Лихтман записывает с его слов после встречи с Уоллесом:"Друг предложил Н.К. видеть президента, но Н.К. не нашёл нужным".

Вы поняли? Вице-президент США Генри Уоллес, используя своё служебное положение, сам и по собственной инициативе предлагает организовать встречу Николая Рериха с президентом США Франклином Рузвельтом. И какова реакция? Николай Константинович "не нашёл нужным". Это называется не снизошёл. Кстати, лично у меня создалось впечатление, что Николай Константинович в масонской иерархии был заметно выше Генри Уоллеса. Такой вывод можно сделать из следующей дневниковой записи Зинаиды Лихтман:"Сегодня утром приехал Друг. Н.К. с ним много говорил о будущем, указывал ему, как готовить ему президентство, как идти в общем Плане, ибо его успех не будет вне Плана". Комментарии нужны?


Но пора возвращаться к Дэну Брауну и его "Ангелам и демонам". Кстати, сам Дэн Браун нигде и ни разу не упоминает Николая Рериха. Его герой Роберт Лэнгдон рассказывает Виттории, что интерес к ордену иллюминатов начался с одно долларовой банкноты.
"... он достал из кармана брюк несколько купюр и выбрал из них бумажку достоинством в один доллар.
- Я увлёкся изучением этого культа после того, как обнаружил, что американская валюта просто усыпана символами иллюминатов... Посмотрите на оборотную сторону, - сказал он, протягивая ей банкноту. - Видите большую печать слева?
- Вы имеете в виду пирамиду? - перевернув долларовую бумажку, спросила Виттория.
- Именно...
- Тогда почему же она смогла стать центральным символом Большой государственной печати? - нахмурившись, спросила Виттория.
- Мрачный зигзаг истории, - ответил Лэнгдон. - Пирамида - оккультный символ, представляющий слияние сил, устремлённых вверх, к источнику абсолютного Света...
- Но каким образом вся эта символика смогла появиться на самой могущественной валюте мира? - обеспокоенно спросила Виттория.
- Большинство исследователей считают, что за этим стоял вице-президент Соединённых Штатов Генри Уоллес. Он занимал место на верхних ступенях иерархической лестницы масонов и, вне всякого сомнения, имел контакты с иллюминатами. Был ли он членом сообщества или просто находился под его влиянием, никто не знает. Но именно Уоллес предложил президенту этот вариант большой печати
".


На этом я, позаимствовав всего несколько предложений с двух полных страниц текста, прерву цитирование "Ангелов и демонов". Именно читая эти две страницы с описанием многочисленной символики иллюминатов на долларовой банкноте и упоминанием роли Генри Уоллеса в её появлении, я и вспомнил про нашего родного Николая Константиновича Рериха. Может быть масонская ложа Розенкрейцеров была для него лишь внешней маскировкой, под которой глубоко пряталась более законспирированная принадлежность к могущественным иллюминатам? И не он ли подтолкнул Генри Уоллеса к известной ныне на весь мир символике долларовой банкноты и Большой печати США?

В 1934 и 1935 годах в Харбине во время так называемой Второй американской Центрально-Азиатской, Манчжурской экспедиции с её руководителем Николаем Константиновичем Рерихом неоднократно встречался один из руководителей Бюро Печати в Омском правительстве адмирала Колчака будущий известный советский писатель Всеволод Никанорович Иванов. Тот самый, что позже напишет на китайском материале роман "Тайфун над Янцзы" и из русской истории "Чёрные люди" и "Императрица Фике". Но есть у него малоизвестная книга очерков "Огни в тумане", увидевшая свет в 1932 году в белоэмигрантском Харбине, где тогда проживал Иванов. А в ней восьмистраничная глава "О масонах".

В главе же этой Всеволод Никанорович рассказывает о своей встрече в Корее с американским бизнесменом. Мистер Грант не только "делал деньги" в мире искусства, экспортируя его предметы из Японии, Кореи и Китая в США, но и оказался масоном. В ходе возникшей дискуссии по вопросам истории, а у Иванова за плечами было историческое образование, полученное в Санкт-Петербургском, Гейдельбергском и Фрайбургском университетах, мистер Грант сказал ему замечательную фразу:"Есть две истории, мистер Айвенов. Одна, которую пишут и которую читают такие, как вы, а другая, которую знаем только мы. Во второй этой истории всё совершенно ясно, ибо те, кто её пишут, ею и руководят".

Похоже, что Николай Константинович Рерих был именно из второй категории, как и Генри Уоллес, только выше рангом в той тайной иерархии, скрытой не только от массовых глаз, но и тех, кто числится по ведомству истории и которым кажется, что они знают действительную историю. Какое заблуждение! Настоящие творцы истории не любят публичного обсуждения своего участия в ней. Если тот же Всеволод Иванов о пребывании в Омске и о своей деятельности в нём оставил подробные записки омского журналиста, то Николай Рерих в книге "Алтай-Гималаи" буквально скороговоркой ограничивается о городе и совсем невнятно для непосвящённых о контактах с сотрудниками Омского представительства ОГПУ, обеспечивавших его тайный визит в Москву для встречи с руководством СССР.

P.S. Как видите, оказывается, есть смысл тратить время на чтение даже таких авторов, как Дэн Браун с его иллюминатами и не существующим в действительности профессором Робертом Лэнгдоном, умело разобравшимся в хитросплетении связей между "Ангелами и демонами".

P.P.S. Изображения однодолларовой банкноты США и Большой печати США размещены только в качестве иллюстрации для более полного понимания написанного текста.








Tags: Генри Уоллес, Дэн Браун, Иванов Всеволод Никанорович, Рерих Николай Константинович, Роберт Лэнгдон, орден иллюминатов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 13 comments