alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Про мост Влюблённых


Наконец-то последний пункт обязательной программы пребывания в Тюмени был мною добросовестно исполнен и я с лёгкой совестью отдал себя в руки гостеприимным хозяевам. Может я добросовестно заблуждаюсь, но считаю, что лучший гость тот, который не лезет со своим уставом в чужой монастырь. Попросту говоря, отдаёт себя во власть принимающей стороны. И поэтому, когда мне предложили показать самые главные достопримечательности Тюмени, я, предполагая заранее куда меня сейчас повезут, не то, что безропотно, а даже с лёгким энтузиазмом согласился.


Я не ошибусь, если скажу, что в девяноста случаях из ста вас обязательно повезут показать новую набережную и так называемый мост Влюблённых. Честно говоря, я ещё заведомо занижаю цифры. На самом деле процент вероятности того, что вы обязательно окажетесь в указанных местах значительно выше. Я лично могу назвать только три случая, когда мне в предыдущие приезды предложили иные объекты: рыбалку на речке Иске, купание в озере Андреевском и посещение деревни Каменки. Но середина апреля как-то не располагает к подобным развлечениям, поэтому оставались только набережная и мост.


С моей точки зрения сам по себе мост по нынешним временам ничего уникального или заведомо интересного не представляет. Да, он вантовый. Не в каждом городе увидишь такой. Но в то же время он всего лишь пешеходный и перекинут через не самую большую реку. При всём желании Туру большой или широкой не назовёшь. Мост имеет давнюю историю. Его строительство началось в июне 1985 года, когда перед этим обрушился находившийся на этом месте старый деревянный мост. 26 июля 1987 году новый вантовый мост был открыт. Первоначальное его наименование было весьма прозаичным - Пешеходный. В 90-х годах его сначала облюбовали любители банджи-джампинга, прыгая с моста на верёвке. Но в сентябре 1999 года произошла трагедия — из-за некачественного оборудования 16-летний подросток разбился насмерть. После этого данные прыжки запретили. Теперь с него периодически прыгают самоубийцы. Если сообщаемые полицией и психиатрами сведения верны, то мост Влюблённых на сегодняшний день излюбленное место потенциальных тюменских самоубийц. Не все успевают прыгнуть, так как замешкавшихся или не до конца решившихся свести счёты с жизнью иногда отговаривают сердобольные прохожие или зеваки. Моё посещение моста подобными эксцессами отмечено не было.


Периодически на мосту можно лицезреть весь ассортимент навесных замков, продаваемых в Тюмени, но в этот раз мне не повезло. Буквально накануне их в очередной раз срезали, поэтому пришлось удовольствоваться созерцанием мусорной урны, установленной на мосту. Кстати о замках и о влюблённых. В 2003 году местные диджеи додумались организовать на мосту романтичный конкурс "Самый долгий поцелуй". Полёт провинциальной фантазии предсказать не представляет большого труда. Тут же Главе города Степану Киричуку было предложено переименовать мост из Пешеходного в Мост Влюблённых. И уже 26 июля молодожёнами из тюменских ЗАГСов, возглавляемых директором радиостанции "Красная Армия" В. Богоделовым и Главой администрации была торжественно перерезана красная лента. Так мост из Пешеходного стал Влюблённых. С 2005 года, наверное, все без исключения тюменские влюблённые вешают "замки любви" на перила моста, после чего выкидывают ключ в реку. Так, всего за несколько последующих лет на мост повесили более тысячи различных замков, максимально допустимая их масса составляет 4,5 тонны. Поэтому их периодически безжалостно срезают.


Также у тюменцев есть традиция обязательно посещать мост после свадьбы, устраивая на нём свадебную фотосессию. Вот очередная пара покидает мост. Будем надеяться, что их брак будет долгим и счастливым независимо от того, как долго их замок провисит на мосту Влюблённых. А вообще-то от такого названия моста веет дремучим провинциализмом. Может быть кто-то не согласится со мной, но это моя личная точка зрения и я её никому не навязываю. Это, конечно, не Аничков мост в Петербурге и даже не Метромост в Омске, вызывающий ехидные замечания остряков. Это тюменский мост Влюблённых. Как тут не припомнить к месту банальную фразу:"Тюмень - столица деревень". Это в смысле общей культуры и менталитета. И та, и другой не всегда поспевают за ростом денежных доходов и, чего греха таить, зачастую заметно не совпадают с внешним благополучием.


Так как больше никаких влюблённых на мосту или на подходе к нему не наблюдалось, мне оставалось развлекаться фотосессией пары неразговорчивых продавцов сувениров. Робкие попытки возражать против фотосессии я безжалостно пресёк, однако не стал настаивать на фото лица в фас и в профиль. Не полный же я злодей в конце концов. К тому же, наверное, скромность продавцов диктовалась нежеланием светиться перед налоговой инспекцией, поэтому понять их можно.


В итоге фотографии получились более интересными. Но в отместку за проявленную скрытность я не купил ни одного сувенира. Это, конечно, жестоко, но справедливо. После чего продавцы потеряли таящуюся где-то в глубине сознания частицу надежды ко мне, как к потенциальному покупателю. Я, в свою очередь, давно не покупаю всякую сувенирную дребедень, начиная от распространённых в советские времена наборов открыток с видами и заканчивая модными ныне магнитиками на холодильник. Хороший холодильник, по-моему, красив сам по себе, как творение промышленного дизайна. Поэтому незачем гробить его красоту вульгарными нашлёпками доморощенных кустарей.


Поэтому, чтобы как-то развлечь себя, я сначала посмотрел с моста вниз на всё ещё замёрзшую Туру. Там кроме небольшого дебаркадера и таких же по размеру трёх теплоходиков, кроме заросшего кустами берега, ничего и никого не было. Так как никаких признаков жизни, за которыми можно было бы подсматривать сверху, я не обнаружил, то просто тупо любоваться такой идиллией мне скоро надоело.


По другую сторону моста открывался вид на начало не менее достопримечательной тюменской набережной и Свято-Троицкий мужской монастырь. Расположен монастырь на высоком Затюменском мысу, образованном поймами рек Бабарынки, Туры (правый берег) и Тюменки, близ бывшей Ямской слободы (ныне на месте слободы находится Тюменский архитектурно-строительный университет). Говорят, что основан он, то есть монастырь, а не университет, в 1616 году. И именовался не Свято-Троицким, а Спасо-Преображенским. В 1621 году тюменские воеводы получили из Казанского приказа следующую грамоту: "А в Казанском дворе... тюменский чёрный поп Иона сказал: поставил де в Тюмени за Ямскою слободою Преображенский монастырь старец Нифонт Казанский в 124 году мирскою дачею". Это первое известие об основании монастыря в 1616 году иноком казанской Раифской пустыни Нифонтом. Первоначально монастырь не имел даже церкви. В июле 1621 года игуменом монастыря был назначен Авраамий из Ростова Великого, монастырским строителем постриженик Кирилло-Белозёрского монастыря Иона Лихарёв, келарем постриженик Новгородского Антониева монастыря старец Онуфрий. Им поручалось возвести монастырскую церковь, срубить новые кельи и другие строения. В 1622 году под руководством мастера Корнелия Хорева была возведена тёплая деревянная шатровая церковь, освящённая как Спасо-Преображенская. Грамотой царя Михаила Фёдоровича от 25 января того же года монахам назначена "руга" (казённое жалование) и отведены в вотчину две рыбные "ловли".


В центре на фотографии хорошо видно здание университета, а за ним и постройки монастыря. В июле 1705 года в результате большого пожара сгорел почти весь город, кроме острога и первой каменной Благовещенской церкви. В том числе сгорела единственная монастырская Спасо-Преображенская церковь. Тюмень не входила в число городов, где предусматривалось каменное строительство, но в 1706 году митрополит Филофей Лещинский ходатайствовал перед Петром I о разрешении построить в тюменском Преображенском монастыре "небольшую каменную подаянием мирских людей церковь" и таковое получил. Каменная соборная церковь возводилась в 1708—1715 годах, из них последние 4 года под непосредственным наблюдением Ф. Лещинского, который оставил митрополичью кафедру, принял схиму и сам жил в монастыре. Наконец, 3 июня 1715 года церковь была освящена как Троицкая, по ней монастырь стал называться Троицким, в дальнейшем Свято-Троицким. Церковь стала третьим каменным строением Тюмени после каменных амбаров для казны (1702 год) и Благовещенской соборной церкви (1704 год). Кстати, Тура упорно подмывала правый берег и уже в восьмидесятые годы прошлого века возникла реальная опасность обрушения монастырских сооружений. Если верить рассказам очевидцев, то в обрушающемся береге можно было видеть обнажившиеся гробы старого монастырского кладбища. Сам я подобное не наблюдал и соответствует ли это действительности утверждать не могу.


На самом мосту, кроме внешне довольно симпатичной урны для мусора, ничего заслуживающего внимания мне обнаружить не удалось. Поэтому я со спокойной совестью проследовал по всему мосту до того места, где мог бы ступить на левый берег Туры и попасть в район Старой Зареки. Зарека - вот это не только интересное, но и замечательное название. Вообще-то это всегда была просто Зарека, Старой она стала в недавние годы, когда началось интенсивное строительство по соседству нескольких Заречных микрорайонов. Согласитесь, что наименование микрорайон Заречный-1 или микрорайон Заречный-2 не выдерживают никакой критики по сравнению с Зарекой.


Я для себя Зареку по-настоящему открыл поздно - в конце девяностых, когда в мои руки попала книга Надежды Лухмановой (1844-1907) "Очерки из жизни в Сибири". Зарека - это кожевенные заводы, тюменские купцы и старообрядцы. Ночные грабежи и богомольцы. Воровские притоны, беглые варнаки и скрывающиеся от властей упёртые страдальцы за истинную веру. Одним словом, жестокая правда ушедшей жизни. К сожалению, от той былой Зареки ныне мало что осталось, стремительно сокращаясь под напором современных коттеджей. Теперь даже трудно представить, что именно здесь была настоящая народная, в не властно-чиновничья Сибирь.


Пока оставлю Старую Зареку и вернусь на мост. На левом берегу он почему-то оканчивается площадкой вот с таким штурвалом. Какое отношение имеет штурвал к Влюблённым или Пешеходам, я так и не понял, а спрашивать не стал. По-моему, его действительное назначение - служить развлечением для малых ребятишек, пытающихся его крутить. Малым не понять, что от поворота этого штурвала не изменится их судьба, да и мост так и останется стоять поперёк Туры, не развернётся и не уплывёт вниз по течению, оставив растерянных влюблённых на берегу.


На правом берегу Туры, прямо напротив моста Влюблённых находится Тюменский областной краеведческий музей. Кажется, сейчас он имеет имя собственное "Городская Дума". В справочниках утверждается, что он был основан выдающимся ученым, педагогом и краеведом, членом Русского географического общества - Иваном Яковлевичем Словцовым. Хотя он родился в Тюмени в семье протоиерея Благовещенского Собора Якова Словцова и его жены Анны Фёдоровой, но его становление, именно как учёного, педагога и краеведа, произошло в Омске, куда Иван Яковлевич прибыл после окончания Казанского университета в 1865 году и поступил на службу в Главное Управление Западной Сибири. С 5 апреля 1870 года по 1 июля 1879 года он преподавал естественную историю у нас в Омске в Сибирской военной гимназии. В 1876 году Словцов участвовал в международном конгрессе ориенталистов в Санкт-Петербурге. В 1877 году совершил экспедицию в Кокчетавский уезд Акмолинской области, описание которой можно найти «Записках» ЗСОИРГО. В 1877 году в Омске, кажется, впервые была проведена однодневная перепись населения. Словцов не только выступил секретарем Акмолинского статистического комитета, но и издал в 1880 году в 2-х томах "Материалы по истории и статистике Омска", изучив и обобщив данные переписи. Как отмечали современники, Словцов был одним из образованнейших людей в Омске. Путешественники Альфред Брем и Отто Финш высоко оценили знания Словцова и собранную им коллекцию артефактов. В 1879 году Словцова назначили директором открывшегося в Тюмени Александровского реального училища. Из Омска в Тюмень Словцов перевез свою коллекцию, которая стала основой им же учреждённого естественно-исторического Тюменского краеведческого музея. Получается, что Тюмень перед Омском в долгу. Справедливости ради, надо добавить, что Иван Яковлевич за основу взял не только две собственные коллекции древностей, но и частную коллекцию известного тюменского купца и мецената Николая Мартемьяновича Чукмалдина.


Закончив прогулку по мосту Влюблённых, ещё раз окинув всё взглядом (не забыл ли чего?), возвращаюсь к припаркованному автомобилю. По пути размышляю, почему я до сих пор ничего не написал про ту же Надежду Александровну Лухманову? Или про Николая Мартемьяновича Чукмалдина, на родине которого - в селе Кулаково я вновь побывал в этот приезд и книга которого "Мои воспоминания" стоит на моей книжной полке? Не пора ли в Омске вернуться к Ивану Яковлевичу Словцову, о котором я уже раз упоминал в прошлогодней статье о знаменитой границе с джунгарами по речке Камышлов?
Что же касается окончательного мнения о мосте Влюблённых, то сам мост совсем не интересен, в отличие от его окрестностей. Если тюменцы в восторге от его нынешнего названия, то это их дело. Меня это не касается. Я только гость. И не моё дело, как им жить и какие названия давать своим мостам.








Tags: Иван Словцов, Надежда Лухманова, Николай Чукмалдин, Омск, Тюмень, мост Влюблённых
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments