alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Category:

Про историю Руси или, Киев: время паразита


Давно напрашивается мысль - проверить "знатоков" истории на предмет знания этой самой истории. Я бы, наверное, этого не делал, если бы в комментариях не получал обвинения в невежестве, подчас в откровенно оскорбительной форме. То цитируют обширные выдержки из Константина Багрянородного про Киев, пытаясь доказать мне реальность существования Киева, будто когда-то и где-то я усомнился в этом. Я не настолько наивен, чтобы без оглядки отрицать очевидное. Разговор о совершенно другом. О том, что реально существовавший в давние годы Киев имеет мало общего с тем Киевом, как он описан не столько в летописях, сколько в учёных трудах отягощённых знаниями историографов. Но возвращаюсь к тесту для "знатоков".

Мой вопрос, наверное, покажется слишком простым. Тем не менее рискую его задать, полагая что не просто большинство, а подавляющее большинство "знатоков" споткнётся на нём. Звучит он элементарно:"Кого русские государи из династии Рюриковичей считали родоначальником династии?" Я был бы невежественно не современен, если бы не предложил варианты ответов. Чтобы облегчить поиски правильного ответа, даю целых семь вариантов:
1. Юлий Цезарь;
2. Август, император Рима;
3. Рюрик, варяжский или русский князь;
4. Олег Вещий, киевский или русский князь;
5. Игорь, киевский или русский князь;
6. Святослав, киевский или русский князь;
7. Владимир, киевский или русский князь.

Кажется, никого из возможных претендентов на роль родоначальника русской династии Рюриковичей не пропустил и правильно расположил их в списке с точки зрения хронологии. Договариваемся сразу на берегу. В случае неправильного ответа виновник в дальнейшем, по крайней мере в комментариях к моим статьям, во-первых, не будет упрекать меня в историческом невежестве и, во-вторых, постарается придерживаться уважительного тона даже в случае разногласий со мной. Я исхожу из того, что высказываемые мною мысли не претендуют на истину в последней инстанции, а есть всего лишь навсего результат моих размышлений об истории Руси на основе имеющихся у меня знаний.

В XV веке при Иоанне III власти светские и духовные однозначно определились с лицом, положившим начало династии. Так, например, митрополит Филипп писал в увещевательной грамоте к новгородцам:"Сами знаете, дети, с какого времени господари православные, великие князья русские начались; начались они с великого князя Владимира, продолжаются до нынешнего Иоанна Васильевича". Об этом подробно рассказывается в "Истории" С.М.Соловьёва. Сам Иоанн III, если верить Н.И.Костомарову, любил напомнить иноземным послам, что он природный государь из рода Святого Владимира. И, наконец, ещё одного тоже известного отечественного историографа я пока ни разу не называл: Михаил Иосифович Коялович (1828-1891).

Вспомнил я его вот почему, была на Руси такая "Книга Степенная Царского родословия...". Её первоначальный автор "митрополит Киприан, родом серб, человек весьма образованный в смысле греческого образования",пишет Коялович, "задумал внести научный приём в летописное изложение событий. Занятый идеей государственного развития России, он стал излагать наши летописные известия по степеням, т.е. по поколениям великих князей, причём боковые линии князей и их дела отступали на задний план". "Степенную Книгу" Киприана продолжил в XVI веке митрополит Макарий, после его смерти - митрополит Афанасий. Это была как бы официальная родословная книга российских государей. Согласно ей родоначальник правящей династии всё тот же князь Владимир.

Взяло меня любопытство, чем же принципиально отличался и отличался ли Владимир Святославович от своих предшественников? Вроде бы далеко не первый был сей князь на киевском столе? Легендарный Рюрик никогда в Киеве не был, поэтому его деяния не рассматриваем. А не начать ли с до Олеговых времён? К сожалению, мы мало что о них знаем за исключением того, что какие-то вооружённые ватаги русов грабят прибрежные селения бассейна Чёрного моря, угрожая временами самому Константинополю. И вот, если верить летописному тексту "Повести временных лет", появляются некие Аскольд и Дир, не то бояре, не то дружинники новгородского князя Рюрика ("И бяста у него два мужа, не племени его, но боярина"), отпустившего их в поход на Царьград. Дальше не совсем понятно, вроде бы пытались пограбить они Греческую землю, поубивали при этом многих христиан, но всё кончилось тем, что Аскольд и Дир обосновались в Киеве, захватив власть над полянами.

Но тут на киевской сцене появляется знаменитый Олег с малолетним сыном Рюрика Игорем. Прежде, чем попасть в Киев, он по пути что делает? Правильно, захватывает Смоленск и другие попутные города. Притворившись купцом, следующим в ту же Греческую землю, он обманом вызывает Аскольда и Дира из города на берег и вероломно убивает их. И? Захватывает в качестве добычи Киев. Это он объявил про Киев:"Да будет это мать городов русских". Что происходит потом? Честно и без лакировки? Сегодня бы это назвали организованная преступная группировка. Ничего не придумываю, читаю всё ту же летописную "Повесть временных лет". Вот приходит Олег из Киева к северянам:"Я враг хазарам, поэтому и вам незачем платить им дань". К радимичам:"Кому дань даёте?". Те ответили:"Хазарам". И говорит Олег:"Не давайте хазарам, но мне давайте". И итог по летописи:"И владел Олег деревлянами, полянами, радимичами, а с — уличами и тиверцами имъяше рать". Если деревляне, поляне, радимичи согласились поменять хазарскую "крышу" на киевскую, то уличане и тиверцы отказались. И тогда с ними Олег "имъяше рать". В 940 году, если дальше верить летописи, киевский князь Олег совершает успешный разбойный набег на Константинополь, во время которого разоряет и грабит его пригороды.

Наверное, разбойничал бы Олег и дальше, если бы не подлая гадюка, укусившая князя. Олег помер, но на киевском столе остался его воспитанник Игорь. Чем же этот киевский князь прославился? Летопись сообщает, что сначала он сходил на древлян и наложил на них дань больше Олеговой. Потом, воспользовавшись войной болгар с византийцами, совершил успешный набег на болгар. После болгар сходил походом на печенегов. Следующая попытка обогатиться за счёт набега на Константинополь закончилась неудачно. Тогда Игорь по требованию дружины, недовольной своим содержанием, отправился за данью к древлянам. Для начала Игорь произвольно увеличил величину дани прежних лет, при её сборе дружинники творили насилие над жителями. На пути домой Игорь принял неожиданное решение:

"Поразмыслив, сказал своей дружине:"Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу ещё". И отпустил дружину свою домой, а сам с малой частью дружины вернулся, желая большего богатства. Древляне же, услышав, что идет снова, держали совет с князем своим Малом:"Если повадится волк к овцам, то вынесёт все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит" […] и древляне, выйдя из города Искоростеня, убили Игоря и дружинников его, так как было их мало. И погребен был Игорь, и есть могила его у Искоростеня в Деревской земле и до сего времени", - говорит летопись.

Это не я, это летописец даёт однозначную оценку киевскому князю Игорю:"Волк, повадившийся в стадо". Ага, санитар леса. Здесь к месту будет вопрос:"Какую шерсть стриг волк со стада?" То есть, что из себя представляла дань и как она расходовалась? Прежде, чем ответить на этот вопрос, взглянем на следующего киевского князя Святослава Игоревича. Тот, который "Иду на Вы!"

Но прежде, чем перейти к такому известному князю, как Святослав, я хочу привести отрывок из главы "О росах, отправляющихся с моноксилами из Росии в Константинополь" из книги "Об управлении Империей", авторство которой приписывают константинопольскому императору Константину Багрянородному или Порфирогенету. Здесь интересно то, что Константин был современником киевских князей Игоря и Святослава. То есть, он как раз описывает Киев периода их княжений:

"[Да будет известно], что приходящие из внешней Росии в Константинополь моноксилы (лодки)(...) все они спускаются рекою Днепр и сходятся в крепости Киоава (...). и продают росам, росы же, купив одни эти долбленки и разобрав свои старые моноксилы, переносят с тех на эти весла, уключины и прочее убранство... снаряжают их. И в июне месяце, двигаясь по реке Днепр, они спускаются (...) по названной реке Днепр. (...) Итак, у этого порога все причаливают к земле носами вперед, с ними выходят назначенные для несения стражи мужи и удаляются. Они неусыпно несут стражу из-за пачинакитов (печенегов). А прочие, взяв вещи, которые были у них в моноксилах, проводят рабов в цепях по суше на протяжении шести миль, пока не минуют порог. Затем также одни волоком, другие на плечах, переправив свои моноксилы по сю сторону порога, столкнув их в реку и внеся груз, входят сами и снова отплывают. (...) они достигают (...) тех мест, где завершается их мучительное и страшное, невыносимое и тяжкое плавание. Зимний же и суровый образ жизни тех самых росов таков. Когда наступит ноябрь месяц, тотчас их архонты (князья) выходят со всеми росами из Киава и отправляются в полюдия, что именуется "кружением", а именно — в Славинии вервианов, другувитов, кривичей, севернее и прочих славян, которые являются пактиотами росов. Кормясь там в течение всей зимы, они снова, начиная с апреля, когда растает лед на реке Днепр, возвращаются в Киав. Потом так же, как было рассказано, взяв свои моноксилы, они оснащают [их] и отправляются в Романию".

"Когда Святослав вырос и возмужал, стал он собирать много воинов храбрых, и быстрым был, словно пардус, и много воевал. В походах же не возил за собою ни возов, ни котлов, не варил мяса, но, тонко нарезав конину, или зверину, или говядину и зажарив на углях, так ел; не имел он шатра, но спал, постилая потник с седлом в головах, — такими же были и все остальные его воины. И посылал в иные земли [посланников, как правило, перед объявлением войны] со словами: «Иду на вы!" - это всё та же "Повесть временных лет".

Для тех, кто не знает, пардус - это гепард, хищник из семейства кошачьих. Очень быстрый в движениях, охотится за счёт высокой скорости бега, считается чуть ли не самым быстрым млекопитающим на Земле. Не странна ли оценка киевского князя Святослава со стороны летописца, как очень быстрого хищника? Может быть он не прав? Перечисляю жертвы его набегов: вятичи, хазары, ясы, касоги, булгары, повторно вятичи и, наконец, балканские болгары, где он вместе с болгарами воюет против греков, выбрав себе резиденцией дунайский Переяславец:

"Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае — ибо там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли золото, паволоки, вина, различные плоды; из Чехии и из Венгрии серебро и кони; из Руси же меха и воск, мёд и рабы", - объясняет свой выбор киевский князь Святослав в сообщении "Повести временных лет".

И так, все киевские князья единственно, что делают согласно летописи, признаваемой всеми историками без исключения, либо собирают дань с подчинённых народов, либо совершают вооружённые набеги на соседние народы с целью захвата добычи. В свою очередь Константин Багрянородный сообщает, что ежегодно каждое лето в Киеве собираются торговые караваны из моноксил или однодеревок, на которые грузится товар, принадлежащий князьям, и отправляется на константинопольский рынок. При этом он называет некие грузы и рабов. Наш летописец, устами Святослава уточняет, что это "меха и воск, мёд и рабы". То есть, работорговля была одним из главных направлений деятельности киевских князей.

Вот теперь стала понятна экономическая база Киевского княжения. Это профессор-историк Борис Дмитриевич Греков, пользуясь схемами марксизма-ленинизма, доказывал в 1939 году в книге "Киевская Русь", что там имело место ранне-феодальное общество. Однако по свидетельству летописей основой экономического благосостояния так называемой Киевской Руси была самая настоящая работорговля. Отсюда, кстати, понятно пристрастие князей к набегам в степь за "девками половецкими". Передаю большой привет фанатам "Слова о полку Игореве". Красные девки - самый лучший, самый прибыльный, самый ходовой товар на невольничьих рынках. Надо ли цитировать генуэзские и венецианские источники? Кстати, Фернан Бродель об этом упоминает.

Остался у меня в запасе, так сказать на закуску, знаменитый князь Владимир. Этот то чем промышлял? Или, как сказали бы сегодня, на чём делал бабки? Будем придумывать или просто заглянем в любимые летописи? Я выбираю летописи, чтобы меня не обвинили в выдумках. Про походы на Корсунь, на болгар, белых хорват, на близлежащие земли, неподвластные Киеву, на степных обитателей, всех этих трудно идентифицируемых печенегов, ятвягов, торков, белых и чёрных клобуков нам с подробностями или без таковых сообщает всё тот же летописец. Никаких возражений у всех без исключения историографов я не встречал. Очень деятельный был этот киевский князь. И успешный, судя по тем же летописям.

Те же летописи нам говорят, что Владимир в Киеве не сидел. Ему принадлежали три пункта базирования: Белгород, Берестово и Вышгород. А теперь всем давно известные сведения:"Наложниц же у него 300 в Вышегороде, в Белегороде 300, на Берестове в сельцы, яже зовут ныне Берестовое, 200". Правда, летописец объясняет такое количество девиц у князя его "блудом и женолюбцем", "яко же Соломон". Только представляется мне, что не для собственных утех держал "великий князь киевский" сих наложниц, а в качестве потенциального товара невольничьих рынков. Наверное, не надо напоминать, что был он Владимир Святославич, сын того самого Святослава, которому Русь поставляла "меха и воск, мёд и рабы". Фернан Бродель утверждал, что экономическая основа любого общества меняется чрезвычайно медленно.

Я могу сделать только один вывод: Киев IX-XIII - это хищный паразит на периферии Русской земли, экономической основой которого была торговля людьми. Политическая деятельность сводилась к постоянным разбойным набегам на все близлежащие земли и на все народы, без какого-либо различия, с единственной целью захвата живой добычи. Не ради же баранов постоянно совершались, например, набеги в степь. И не ради только воска и мёда на лесных жителей. Думаю, и полнейший упадок Киева, когда все князья почему-то утратили к нему интерес, случился только потому, что по некоей причине оборвалась торговля рабами. Спустя два века, когда бывшие русские княжества оказываются в составе достаточно сильных Литовского и Московского государств, на территории исторической Киевской Руси вдруг обнаруживается вновь паразитическое образование, именуемое теперь Козацкой Сечью. Если нужны кому-то подробности, то желательно читать не "Тараса Бульбу" Николая Васильевича Гоголя, а историка Костомарова Николая Ивановича.

По всему получается, что всё отличие князя Владимира от предшествующих киевских князей только в том, что он привёл на Русь христианство. Летописи говорят, что приняв христианство, он отказался карать смертью разбойников. Но ничего не говорят по поводу его бизнеса на торговле живым товаром. Отказался? Продолжил?








Tags: Киев, Киевская Русь, Константин Багрянородный, князь Владимир, князь Олег, князь Святослав, повесть временных лет, русские летописи, степенная книга
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 20 comments