alexa_bell (alexa_bell) wrote,
alexa_bell
alexa_bell

Category:

Кто придумал Киевскую Русь?


Виктор Михайлович Васнецов был талантливым художником. Его картины и сегодня широко известны. Трудно, наверное, найти человека, незнакомого с такими его творениями, как "Витязь на распутье", "Алёнушка", "Иван Царевич на Сером Волке", "Богатыри", чаще именуемая "Три богатыря". Не зря в историю русского искусства Виктор Михайлович вошёл прежде всего как мастер исторической и фольклорной живописи. Читая книги по нашей древней истории, представляешь её героев такими, какими изобразил их Васнецов. Далеко за примерами ходить не надо - это и его "Крещение святого князя Владимира", и "Крещение Руси". Про иллюстрации к "Песне о Вещем Олеге" я вообще молчу. Зачастую кому-то просто невдомёк, что перед ним всего лишь плод фантазии художника, творившего во второй половине XIX - первой четверти XX века.

Кто-то мне, наверное, попробует возразить, что история той же Киевской Руси, которую так талантливо воссоздавал Виктор Михайлович, хорошо изучена и широко известна по нашим летописям, зарубежным хроникам, по научным трудам известных и не очень отечественных историографов. Многие, не напрягая памяти, вспомнят легендарных Рюрика и Олега, Святослава с его знаменитым "Иду на Вы!", того же Владимира Красно Солнышко, крестившего Русь, а ещё Ярослава Мудрого и Владимира Мономаха. Самые продвинутые в науке истории попытаются, наверное, напомнить про торговый путь "от Греков в Варяги" и про "Слово о полку Игореве" с его красными девками половецкими. Замечательно! В этом месте можно аплодировать и кричать "Браво!"

Интересная штука эти самые летописи с их Несторами, Сильвестрами и Иокимами, в тиши монастырских келий трудившихся на благо последующих толп профессиональных историков. Не будь летописей и житий, никто бы никогда не узнал, что в IX-XII веках на днепровских берегах блистал стольный Киев - "матерь городов русских", по величине и славе якобы соперничавший не с кем-нибудь, а с самим Царьградом. Одних церквей в нём было, как пишут, не менее шестисот. Мол, тот же Владимир не только пригласил на Русь высокообразованных греческих священнослужителей для просвещения населения, но и организовал впервые на Руси не то школу, не то училище, собрав туда не менее трёхсот учеников. А в Киево-Печёрском монастыре монахи трудились над переводами античных и христианских писателей, чтобы сделать их нетленные труды доступными вчерашним язычникам. Чуть ли не Овидия с Гомером киевляне могли в переводах читать.

Беда только в том, что почему-то ничего от той славной поры не сохранилось. Нет в Киеве ни одной церкви тех веков, как нет нигде ни одного подлинника летописи. Всё, чем оперировали и продолжают оперировать историки, есть продукт XV-XVII веков и даже в некоторых случаях - XVIII-XIX. Здесь, наверное, достаточно напомнить про всем известное "Слово о полку Игореве". Все же так называемые летописи - это не более, как списки именно XV-XVII веков. Говорят, что списывали их с каких-то подлинников. Что здесь интересно? Есть подлинник, с него делают копию. Потом почему-то копии сохраняются, а подлинники бесследно исчезают. Прямо напасть какая-то! Таким образом, вся известная наша древняя история представляет собою ни что иное, но лишь её версию, созданную в указанный период времени. То есть, в XV-XVII веках.

Вот, например, написал Борис Дмитриевич Греков интересное исследование "Киевская Русь", которую издали в 1939 году, а автору за неё дали самую настоящую Сталинскую премию. Сумел Борис Дмитриевич, используя в качестве первичных исторических источников только вышеуказанные летописи, церковные патерики и исторический фольклор, в строгом соответствии с историческим материализмом доказать возникновение, наличие и развитие феодальных отношений в Киевской Руси. Не зря сначала премию такого уровня получил, а потом и учёное звание члена-корреспондента Академии Наук СССР. О том, что использованные им летописи были изготовлены в XV-XVII веках, я уже выше сказал. Посмотрим внимательно на другие источники.

Много сведений почерпнул историк Греков из так называемого "Печерского патерика". Очень много в книге на него ссылок. Вообще-то любой патерик, если кто не знает, это сборник изречений святых отцов, подвижников веры или рассказов о них. Что же касается упомянутого "Печерского патерика", то он представляет собой сборник рассказов об основании Киево-Печерского монастыря и житий его первых насельников времён Киевской Руси. Подходящий вроде бы источник сведений о том давнем времени. Если летописи более позднего происхождения, можно опереться на ранние патерики. Вот где может быть ценная информация. Не буду ничего от себя придумывать, а лучше процитирую ещё одного известного историка Дмитрия Ивановича Иловайского:

"...в южных окрестностях (Киева) сияла Печерская обитель с могилами также чисто русских святых, Антония, Феодосия и многих других подвижников, погребённых в её знаменитых пещерах... Из тех печерских иноков, которые сделались предметом монастырских сказаний, впоследствии вошедших в сборник Житий или так называемый Патерик Печерский, особенно замечательны: Дамиян целитель, Матвей прозорливец, Исаакий затворник, старец Иеремия, который помнил крещение русской земли при Владимире, Агапит врач безмездный, Марк гробокопатель, Алимпий, первый русский иконописец, Никола Святоша и др... Много чудных легенд повествуется о печерских подвижниках, об их необыкновенном постничестве, терпении и особенно об их неутомимой борьбе с злыми духами, которые постоянно изощряются в разных способах, чтобы искушать подвижников и мешать их спасению".

Красота! Но вся интрига заключается в том, что этот так называемый исторический источник был написан даже не в Киеве, не в Киево-Печерском монастыре и, конечно же, не во времена Киевской Руси. Его автор никто иной, как епископ Тверской Арсений в Московии. И, как следует ожидать, снова XV век. Из Твери пятнадцатого века очень хорошо видно, что же происходило в Киеве пятьсот лет назад.

Я уже говорил, что XV-XVII века в русской истории - любопытнейшее время. А какие люди и как писали тогда русскую историю? Например, жил тогда митрополит Макарий. Он интересен не только тем, что стоял у истоков выдумки, будто византийский император Константин Мономах прислал в своё время царский венец киевскому внуку Владимиру Мономаху, а последний завещал сию драгоценность своему сыну Юрию Долгорукому, вроде как бы основателю Москвы. А то, что легендарный Рюрик был в родстве с римским императором Октавием Августом? Митрополит Макарий не только венчал в 1547 году в Успенском соборе на царство семнадцатилетнего Иоанна IV, но чрезвычайно много потрудился на благо русской историографии.

Николай Иванович Костомаров, ещё одна отечественная звезда на небосклоне науки истории. Как раз знаток, в отличие от многих других светил, событий XV-XVII веков. Вот что пишет он о Макарии:"Его время особенно отпечатлелось составлением всяких подложных сказаний о событиях давних веков. Вслед за венчанием Ивана Макарий с собором причислил к лику святых целый ряд русских князей, епископов и отшельников, уважаемых более или менее народною памятью; и так как жизнь многих из них оставалась неизвестною или малоизвестною, то сочинены были разными духовными лицами их биографии. Сам Макарий был большой любитель старины, собирал памятки древней письменности и древней истории, сам продолжал Степенную Книгу - историческое сочинение, начатое митрополитом Киприаном, - и составил огромный сборник биографий, сказаний, поучений и богословских сочинений, как оригинальных, так и переводных, расположив их по месяцам и дням года, и дал этой книге название Минеи Четьих. В своих учёных трудах Макарий не только не руководствовался ни малейшею критикою в признании подлинности собираемых сочинений, но допускал всякие вымыслы и не заботился о правильности редакции сочинений, помещённых в его Великих Миненях".

Подобный подход к созданию летописных сводов, житий святых и патериков, который сложился в XV-XVI веках, сохранился в следующем XVII веке. Приведу только один пример. Жил в те времена ещё один православный христианский писатель - монах Иоанникий (Галятовский), сначала ректор Киевской школы, потом жил в Москве, потом был архимандритом Новгород-Северского монастыря и в последние годы Черниговского Елецкого монастыря. И озаботился он после московской жизни тем, что подведомственный ему Елецкий монастырь не имеет собственного патерика.

"Великая Россия богаче - в Москве, - сетовал он, - есть и русские летописцы, и патерики знаменитых русских монастырей". У него же - никаких исторических источников. Но архимандрит Иоанникий нашёл выход. "Старые люди, - сказал он, - суть хроники живыя". И Галятовский отыскал "старожилов", рассказы которых легли в основу написанного им патерика Елецкого монастыря. "Старожилов" было трое: одному якобы сто десять лет, другому - сто пятьдесят, и третьему - около двухсот. Мне остаётся лишь привести мнение того же Костомарова по этому поводу:"Трудно, не обидевши память Галятовского, решить: кто солгал, тот ли, кто говорил о своих летах Галятовскому, или сам Галятовский". Здесь нужно только пояснить, кроме этих трёх "старожилов" всё остальное население не было черниговским, а пришло несколько десятков лет назад на пустое место из Великой России.

Российский XIX век от начала до конца прошёл под неослабевающим интересом к отечественной истории. Начавшись "Историей государства Российского" Николая Михайловича Карамзина он продолжился и многотомными, и меньшими по объёму сочинениями на исторические темы. Трудились историографы, трудились писатели, трудились поэты. Не осталось в стороне и Императорское правительство. Была открыта Археографическая Комиссия в 1834 году в столице при департаменте народного просвещения. В исторической записке, читанной Л.Н.Майковым на 50-летнем юбилее комиссии 8 января 1885 года, говорилось: "Великий исторический труд Карамзина пробудил в нашем отечестве любознательность и усердие к историческим изысканиям, а просвещенное покровительство графа Н.П.Румянцева трудам по отечественному дееписанию повело к открытию и обнародованию огромного количества памятников".

Подобные комиссии создавались и в отдельных областях Российской Империи. Археографическая комиссия Киевская была учреждена по Высочайшему повелению 1843 года при киевском военном, подольском и волынском генерал-губернаторе для разбора древних актов в архивах присутственных мест и монастырей Киевской, Подольской и Волынской губерний. Исторические акты в комиссию до 1845 года были доставлены из архивов: кременецкого, луцкого и владимирского уездных судов, собора Почаевской лавры, римско-католической консистории, архива бывшей униатской митрополии в Радоме и т.д. Кроме того, в комиссию поступили рукописи, бывшие у инфулата Осленского и от многих помещиков Киевской, Подольской и Волынской губерний. Учитывая блестящее прошлое Киева и его значение в русской истории можно было не сомневаться, что отечественная историография значительно пополнится новыми документами периода Киевской Руси.

И вот в 1845 году комиссия выпустила 1-й том обнаруженных исторических памятников, в который вошли: 1) "Памятники Луцкого Крестовоздвиженского братства" (1617—1713); 2) "Акты о правах и обязанностях владельцев поземельной собственности в отношении к крестьянам" и 3) "Материалы для истории Малороссии" (1648—1649), а также 86 документов, извлеченные из рукописи, принадлежащей барону де-Шодуару. Во 2-й том, изданный в 1846 году, вошли: 1) "Памятники Киевского богоявленского братства" (1615—1787); 2) "Устав о волоках", изданный королем Сигизмундом Августом в 1557 году и заключающий в себе постановление о землях и крестьянах королевских. К нему же прибавочные статьи 1557, 1558 и почтовый устав 1558 года; 3) "Материалы для истории Малороссии" (1650—1651 г.), 17 документов.

А где же Киевская Русь? Где документы IX-XV веков? Но на нет, как говорится, и приказа нет. Наши учёные мужи рассказывают байки, что, например, многие сведения летописей были почерпнуты их авторами из народных преданий и сказаний. Мол, документ мог погибнуть при пожаре, при нападении врагов, уничтожен по незнанию или по неосторожности. Но память людская, говорят, веками хранит память о давних событиях и знаменитых героях, слагая о них песни, баллады, былины, саги и тому подобное. Одним словом, фольклор. Там надо искать Киевскую Русь, если нет никаких документов, кроме сомнительных летописей в редакциях XV-XVII веков.

"Песни, сказки и предания, - писал историк-украинофил Николай Иванович Костомаров, - бесценные памятники народной литературы, живое выражение былого народного творчества". Поэтому давайте, вместе с уважаемым Костомаровым посмотрим, что же сохранилось в украинском народном творчестве о временах Киевской Руси? А нечего смотреть, - отвечает Николай Иванович. "Воспоминания о временах Владимира и вообще об эпохе Киевского стола исчезли из Южной Руси и ушли в Великую Русь... всякие воспоминания о прежних удельно-вечевых и последовавших за ним литовских временах испарились из народной памяти"- подводит печальный итог знаменитый историк.

Какая-то странная ситуация вырисовывается со знаменитой Киевской Русью. Чем внимательнее на неё смотришь, тем менее реальной она предстаёт перед взором. Все летописи вдруг оказываются в редакциях не ранее XV века. Патерики и Жития святых тех же лет. Народная память молчит. К тому же и летописи, и жития оказываются не киевского, а московского происхождения. Кстати, если кто-то вдруг захочет напомнить мне о русском былинном эпосе Киевского периода, про Илью Муромца, Алёшу Поповича и князя Владимира прежде, чем сделать это, прочитайте, не поленитесь справку об их происхождении. Я имею в виду происхождение былин. Если раньше не читали, то, уж поверьте мне, обязательно удивитесь.





Tags: Киев, Киевская Русь, Печерский патерик, архиепископ Арсений, митрополит Макарий, русские летописи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 8 comments